Анна Орищенко
Полина Лимина

Культура

Экспедиция «Провинция».

Как живут и чего боятся художники в маленьких городах

11 Декабря 2020

Привет, мы Анна Орищенко и Полина Лимина. Вместе мы исследуем, как живут и работают художники в небольших городах и селах. Их творчество редко вписывается во вкусы элитарных арт-тусовок, но имеет свою логику и систему.

Это наша история об одной из таких экспедиций, проведенной этой осенью в рамках программы от фонда Open Place.

Божена Чагарова, из серии «Пинчук»

Мы вместе работали в киевской галерее «Я Галерея». Полина параллельно исследовала работы художницы Божены Чагаровой, а Аня — монументальное искусство Житомирской области. Вместе мы хотели продолжать экспедиции по маленьким городам и селам, поэтому начали планировать поездки.

Фото: Flickr / Susan Sermoneta

Мы часто спорили о понятии провинциального искусства. Его принято называть или западным термином «outsider art», или же довольно устаревшим словом «наив». А «провинциальным» арт-критики и кураторы чаще всего пренебрежительно называют неактуальное для них творчество.

Это Стрый — город, в который из Львова машина доезжает за час. Столько же занимает дорога до первых карпатских склонов.

Фото: Flickr / Jackie Riceman

В Стрые неожиданно много музеев как для такого небольшого города.

В первом из них — краеведческом «Верховина» — сразу поражает актуальность дизайна, созданного братьями Завозиными еще в восьмидесятые.

На этом современность музея заканчивается: на смену приходит «школьное» развешивание экспонатов, которое можно встретить в любом украинском городе.

В мемориальном музее Ольги Бачинской главным экспонатом считают ее кулинарный сборник.

Для нас же настоящим сокровищем стал другой предмет — скрупулезный альбом эскизов с народными вышивками.

Сокровища хранятся и в крошечной полуподвальной мастерской Мирона Нестерчука. Этот художник почти всему учился самостоятельно. Например, он изучил армянскую по книжкам, чтобы стать переводчиком и художником армянской мифологии.

Мирон Нестерчук, работы «Всадники» та «Двобой»

Или смастерил самодельный офортный станок (непростой прибор для гравюр на металле) — но так и не получил профессиональной помощи в овладении офортом, за которой обращался к киевским коллегам.

«Когда я сделал в 1977 году выставку в Стрые, один выдающийся художник, Петр Обаль, удивился, что у меня нет профессионального образования, и посоветовал не губить душу работой на стройке», — вспоминает Мирон Нестерчук.

А еще в Стрые обучают художников — в профильном училище.

Преподаватель живописи Степан Михайлович увлеченно рассказывает нам, каким должно быть искусство: «приятным, положительным». А если его ученики не согласны, то для оценки должны предоставить два варианта работ: для преподавателя (формальный) и тот, который хотят сами.

Неформальным путем пошел и Игорь Мельник — ученик Степана Михайловича в прошлом, а сейчас — преподаватель училища. От предыдущего директора к Игорю перешла мастерская, которая занимает два пролета и целый этаж. По словам художника, это самая большая мастерская в городе.

Игорь Мельник, серия «Биографии»

Когда мы только заходим в мастерскую Игоря, взгляду не за что зацепиться: работы кажутся слишком разнокалиберными. Но это ровно до момента, пока Мельник не начинает создавать из них цельные выражения.

Из общения мы узнаем, что Игорь также работает как куратор. Например, несколько лет назад он занимался с людьми с ментальной инвалидностью, которых он сам называет «Особенными». А результатом их встреч стала выставка картин в Стрые.

К собственным кураторским способностям Мельник относится скептически. Но рассказывает о своих работах так, что каждый раз это превращается в воображаемое шоу.

Но где и кому его показывать?

«Я часто предлагаю своим ученикам: вон там свалки на улице, давайте из них какую-то инсталляцию сделаем. Но студенты стоят по два часа за мольбертами, рисуют себе и даже в окно не смотрят», — рассказывает Мельник.

В последний день экспедиции мы вместе пьем кофе. Игорь немного нервничает и спрашивает нас прямо: «Что вы думаете о моем искусстве? Только честно».

Видно, что Игорь чувствует мало поддержки извне, а почти единственным критерием оценки для него являются продажи работ в другие города и страны. Тем интереснее ему получить фидбэк о той ценности своего творчества, которая не имеет денежного эквивалента.

Фото: Wikimedia.org/Investigatio

Игорь тепло отзывается о Стрые. Ему близок здешний ритм жизни и то, что сам он выгодно выделяется на фоне большинства местных художников.

Тем более, что при желании Мельник ездит в Киев, где у него есть друзья-художники и знакомые галеристы. Что ему не нравится в столице — так это пробки, шум и те же имена в галереях из года в год.

Жизнь художника в провинции совсем не обязательно делает его отрезанным от «большого» арт-мира. Здесь речь идет не о территориальной или информационной удаленности.

Мирон Нестерчук, работа «В мир»

Дистанция, которая определяет провинциальность — это страх и неврозы, связанные с боязнью не вписаться и быть отвергнутым. И это невозможно измерить километрами дорог от мегаполисов.

Игорь Мельник, из серии «Диалог»

Занимайтесь любимым делом, независимо от места проживания, — и становитесь патронами Забороны.

Поддержать Заборону
Поддержать Заборону