В Киеве снова напали на ромов и сожгли их жилье. За прошлое нападение два года назад никого не наказали | Заборона
Вы читаете
В Киеве снова напали на ромов и сожгли их жилье. За прошлое нападение два года назад никого не наказали

В Киеве снова напали на ромов и сожгли их жилье. За прошлое нападение два года назад никого не наказали

дети смотрят кино

29 апреля этого года в Киеве неизвестные напали на ромскую семью – их палатку сожгли вместе с вещами, а сами они были вынуждены убегать в нижнем белье. Это не первое нападение на ромов в Киеве – два года назад на лагерь в Голосеево напали члены ультраправой организации «С14» и «Муниципальной варты». Они сожгли их палатки и временные дома, а в самих ромов швыряли камнями и поливали их слезоточивым газом. Впоследствии такие же нападения произошли еще в нескольких городах Украины. Журналистка Забороны Алена Вишницкая поговорила с очевидцами тех событий и расспросила волонтеров, почему агрессия никак не поможет «интегрировать» кого-то в общество.

«Таких надо только насиловать»

29 апреля в 6.30 утра Наташа (она не называет свою фамилию), как всегда, вышла на работу – она бездомная и подрабатывает дворницей. К ней подбежали мужчина и молодая беременная женщина. Несмотря на прохладное утро, они были в одном нижнем белье, кричали и просили вызвать скорую и полицию.

Нападений на ромов здесь не было два года – с тех пор, как на Лысой горе «С14» и «Муниципальная варта» сожгли ромское поселение и дубинками и газом выгнали оттуда более сотни людей. Во время погрома двухлетней давности Наташа тоже была рядом. Одна из первых побежала на дым – кроме сожженного ромского поселения, тогда заживо сгорел и бездомный, который жил в люке в десяти метрах от лагеря. Наташа не успела буквально на десять минут – когда прибежала, он уже умер.

С тех пор ромы боялись приезжать и не жили у Лысогорского переулка большими группами. В прошлом году здесь жила только одна семья, которая старалась не привлекать к себе много внимания. Их было четверо: муж с беременной женой и его родители, они приехали из деревни в Закарпатской области, работали в Киеве, собирая металлолом и сдавая вторсырье со свалок. На Лысой горе они прожили около года – обустроили себе что-то вроде временной хижины из одеял и металлических опор.

дети
В коллаже использованы фрагменты фото Евгения Малолетки

В 5 утра к ним в палатку ворвались двое парней: начали распылять слезоточивый газ, бить молодого человека палкой с забора. Девушка кричала, что беременна – на это ей матом ответили, что «таких, как ты, надо только насиловать». Об этом Забороне рассказывает волонтерка Вита Зиневич из организации «Молодежь за мир», которая помогает бездомным. С этой семьей Вита познакомилась в начале карантина, приезжала к ним три раза в неделю и привозила еду – во время карантина ромы потеряли возможность зарабатывать.

Наташа, хоть и была такой же бездомной, тоже помогала – если у нее появлялись лишние вещи, отдавала ромской семье. 29 апреля она первой услышала крики о помощи – именно она позвонила в полицию и скорую, вынесла пострадавшим одежду, обувь и одеяло. Нападавшие сожгли жилье ромов вместе со всем внутри. Кроме вещей, документов и телефонов, сгорел котенок. Несколько дней ромы ночевали недалеко от пожарища.

Журналистка Диана Буцко написала пост о нападении в фейсбуке и уже после этого, аж 2 мая, на основании поста полиция открыла уголовное производство. Волонтеры пытались найти ромскую семью через несколько дней после нападения – но те ушли в неизвестном направлении, боясь повторения ситуации. Где они сейчас – неизвестно, а телефон, по которому с ними можно было связаться, сгорел вместе с палаткой.

Хороший город – это не город одинаковых

Еще лет пять назад Киев не так пугал ромов, вспоминает журналист и волонтер организации «Молодежь за мир» Евгений Савватеев.

Он познакомился с ромами на Лысой горе еще в 2013 году – тогда там проживало около 150 ромов с кучей детей: «Ты видишь этих детей, оставленных на произвол судьбы – их сначала жаль, они грязные, роются в помойках, хочется облегчить их жизнь. Они всегда улыбаются несмотря на то, что живут в ужасных условиях. Парадоксально, но редко плачут», – вспоминает Евгений.
В коллаже использованы фрагменты фото предоставлены «Движением за мир»

Евгений и другие волонтеры начали помогать местным ромам – организовывали для детей уроки и праздники, приезжали показывать мультфильмы и учить читать. Иногда, чтобы уговорить родителей отдать ребенка на несколько часов, приходилось долго убеждать. Детей привлекали к работе – копать металл, собирать вторсырье. Поэтому отсутствие ребенка – это отсутствие рабочих рук.

«Часто срабатывал аргумент, что кроме обучения ребенка будут еще и кормить. Нам было важно говорить с ними и убеждать – потому что для детей уроки и наши приезды были хотя бы какими-то воспоминаниями о детстве, не связанными с работой или чем-то напряжным», – говорит Евгений Савватеев. На уроки приходили не только дети – например, одному рому было лет двадцать, но он не умел читать и писать. «После наших уроков он вспомнил буквы и понял, почему учиться – это все же важно. И теперь он будет относиться к учебе, в частности своих детей, иначе», – говорит Евгений.

За неделю до погромов в апреле 2018 Евгений с друзьями так же приехали к детям – делали им праздник и играли с ними в футбол.

19 апреля 2018 координатор ультраправой организации «С14» Сергей Мазур написал пост, где сообщил, что вместе с «Муниципальной вартой» и сотрудниками Голосеевской райгосадминистрации выдвинули ромам ультиматум покинуть территорию парка до завтра. Это требование часть ромов не выполнили, а через два дня появился новый пост – мол, «после убедительных законных аргументов они решили уйти из запрещенной территории». Позже глава Нацполиции Киева Андрей Крищенко назвал эти события «субботником» – по его словам, никаких жалоб от ромов на насилие не было, а во время субботника только сжигали мусор. Ромы говорили, что в них бросали камни, били дубинками и нападали на них с ножами и баллончиками, речь шла даже о выстрелах.

«Когда я прочитал пост о субботнике от «С14», то понял, что это никакой не субботник. Я жил неподалеку и пошел посмотреть: вещи и детские игрушки были разбросаны, какая-то пища осталась в котелках, все выглядело, будто люди хаотично бежали от беды», – говорит Евгений Савватеев. На месте палаточного лагеря было пепелище. Евгений добавляет, что после этого нападения появился страх, что это может повторяться и распространяться в других городах. Так и произошло – за киевским погромом последовало полдесятка подобных в других городах. В Тернопольской области жителей ромского поселения облили бензином, пытались побить, сожгли несколько палаток, на месте изъяли гильзы. Впоследствии напали и на лагерь во Львовской области: убили одного жителя лагеря, еще трое получили ножевые ранения.

Актуально
денис никитин

коты
В коллаже использованы фрагменты фото предоставлены «Движением за мир»

«Но если цель тех, кто делает погромы, в том, чтобы ромы не приезжали в города, то это так не работает. От безысходности они все равно будут приезжать, как бы страшно им не было», – объясняет Евгений. На Закарпатье работы нет, до карантина люди иногда подрабатывали на сборе урожая или грузчиками в Ужгороде, с началом карантина эти возможности исчезли – сейчас волонтеры периодически узнают от самих ромов о том, что их не пускают даже в магазины. Большинство сдали телефоны в ломбард – чтобы протянуть до конца карантина.

«Часто погромщики используют аргумент, что ромы не приспособлены к жизни. Этим они оправдывают свою агрессию. Но от агрессии ромы не становятся более интегрированными, а ромские дети не начинают читать», – говорит Евгений. К тому же, добавляет, сам факт, что в 21 веке в Украине используют слово «погром» свидетельствует о том, что это «мрак и тьма» – потому что это лексика, которую активно употребляли век назад для обозначения антиеврейских погромов в Российской империи.

Представление о том, что хороший город – это город, где все одинаковые, давно устарело, объясняет Евгений. Для большого города нормально, чтобы туда приезжали бедные люди в поисках лучшей судьбы: «У города есть выбор – что сделать, чтобы всем было лучше? Ромы здесь занимались тем, что копали и сдавали металл, сдавали мусор. Почему бы городу это не использовать в свою пользу? Почему бы городу не создать более человечные условия и не подумать хотя бы о том, чтобы людям не угрожали такие вещи, как погромы и поджоги?»

Дела стоят на месте

Рассмотрение уголовных дел в отношении ромских погромов движется медленно и заканчивается в основном неудачно, объясняет в интервью «Громадскому радио» правозащитник и проектный координатор фонда «Чирикли» Юлиан Кондур: «Эти дела идут очень сложно, особенно те, где вовлечены должностные лица или представители праворадикальных партий. Существует тенденция, что полиция заводит дело, начинает расследование, информирует, но мы не видим справедливых приговоров – дела распадаются».

дети и руины
В коллаже использованы фрагменты фото Евгения Малолетки

21 апреля 2020 мэр Ивано-Франковска Руслан Марцинкив заявил: «Цыгане, нет, вернее, лица ромского пола. Мы уже бус предоставили, вывезли их в Закарпатье. Чего они дальше здесь? А чего [их] не упаковали? Есть полиция. До следующего вторника вы должны решить эту проблему». Эти слова вызвали возмущение среди правозащитников и представителей ромских организаций. Омбудсвумен Людмила Денисова заявила, что Руслан Марцинкив нарушил права ромов и дискриминировал людей по расовому признаку, нарушив их право на свободу передвижения и свободный выбор места жительства.

За два года после погрома на Лысой горе к ответственности так никого и не привлекли. Через несколько месяцев после произошедшего о подозрении сообщили Сергею Мазуру, координатору «С14», который после погрома анонсировал новые рейды и заявлял о «безопасном сжигании» палаток ромов, но отрицал отношение к погрому. В ноябре 2018 Голосеевский суд отменил это подозрение из-за процессуальных нарушений. Сейчас Сергей Мазур возглавляет новую политическую партию «Суспильство майбутнего», которая планирует принять участие в следующих выборах в Верховную Раду.

Наверх