СТОРИЗ

Иван Черничкин

"Уверен, что мы можем это показывать?"

Традиции ню фотографии Украины и Литвы в одной сториз.

3 октября 2020

Внимание! В этом материале используются изображения обнаженной натуры. Если для вас это неприемлемо, посмотрите другие наши сториз. Например, про инициативу "Chernigiv Monumentalism"

Chernigiv Monumentalism
Chernigiv Monumentalism
Фото: Антанас Суткус

Литовской школой фотографии принято называть направление гуманистической фотографии, которое развивалось в Литве с конца 1960-х до начала 1980-х годов.

Фото: Евгений Павлов, из коллекции MOKSOP

Приблизительно в то же время в Харькове образовалась группа "Время", сформировавшая основы и принципы Харьковской школы фотографии.

Заборона узнала у куратора "Месяца Литовской фотографии в Киеве" Дариуса Вайчекаускаса и искусствоведа Галины Глебы о запретных темах в украинской и литовской фотографии. А также о возможности посмотреть на табуированные обществом темы со стороны.

Фото: Виргилиюс Шонта

Изображение на фотографиях обнаженного женского, а тем более мужского, тела было под запретом в СССР вплоть до 1987 года.

Фото: Римантас Дихавичюс

Именно в 1987-м выходит первый в Советском Союзе фотоальбом Римантаса Дихавичюса — "Цветы среди цветов", который открыто демонстрирует красоту женского тела.

Фото: Римантас Дихавичюс

Но даже после выхода этого альбома тема телесности остается запретной на всей территории Союза, кроме Литвы.

Фото: Виолета Бубелите

За 20 лет своего существования и активной деятельности Литовский союз фотохудожников выстроил доверительные отношения с центральными московскими властями и всей идеологической структурой. Эти отношения и позволили им открыто демонстрировать обнаженное тело.

Члены Харьковской школы фотографии не стремились выстраивать доверительных отношений с властями. Они действовали абсолютно иначе, и несмотря на запреты и слежку КГБ, все чаще обращались к более откровенным и провокационным темам.

Фото: Иван Черничкин

По мнению Дариуса Вайчекаускаса, эти запреты подталкивали харьковских фотографов быть более провокационными в своем творчестве.

Фото: Иван Черничкин

Глеба отмечает, что все литовские авторы того времени снимали обнаженную натуру в той или иной степени. Но выделяет малоизвестного своими мужскими ню работами литовского автора Виргилиюса Шонту.

Фото: Виргилиюс Шонта

Женщина на его фотографиях никогда не была объектом желания, как у других фотографов. Она всего лишь пластичная форма, часть среды. А вот мужчины были для Шонты тем самым объектом желания.

Фото: Виргилиюс Шонта

Виргилиюс долгое время боролся со своей гомосексуальностью. Отвергая ее, он занимался голоданием, ложился в больницу, лечился лекарствами. Фотография стала для Шонты методом принятия себя.

Виргилиюса убили в 1992 году во время ограбления его студии в Вильнюсе.

Ему было 40 лет.

Семья и близкие друзья знали о гомосексуальности Шонты. Но его фотографий, в которых он раскрывает эту часть своей личности, практически никто не видел. На выставке в Киеве большинство из них демонстрируются впервые.

"Он сначала снимает очень неловко, как будто подглядывает. А потом эти герои начинают более откровенно, более буквально представать в кадре, они смотрят на фотографа, работая с ним вместе. Это откровенное позирование", — описывает путь творческих исканий Виргилиюса Галина Глеба.

Фото: Виргилиюс Шонта

И если украинский зритель спокойно воспринимает Шонту и других литовских фотографов, то к современным украинским авторам, работающим с острыми темами, он относится совсем иначе.

Дариус и Галина говорят, что сегодня невозможно себе представить, чтобы в Украине показали выставку актуальной украинской фотографии "Love, Lust and Fury", которая проходила в Клайпеде в конце 2019 года.

Фото: Андрей Бойко

Вот например почему.

Фото: Андрей Ломакин

"Украинское тело скрывает страх и сомнения бесчисленных поколений, коллективная травма превращается в стигму на теле общества, а отказ от наготы становится частью национальной идеи", — говорится в описании экспозиции.

Фото: Андрей Бойко

А сомнения в возможности демонстрировать работы без возрастного ограничения и самоцензуры во время подготовки экспозиции возникали даже у сокураторки Галины Глебы.

"У Дариуса не было самоцензуры, поскольку он воспитан фотографическим обществом с высоким уровнем визуальной образованности и толерантности. Я несколько раз задавала ему вопрос: "Ты уверен, что нам не надо поставить ограничение 18+? Ты уверен, что мы можем это показывать?"

Фото: Андрей Бойко

Украинская экспозиция была очень хорошо воспринята в Литве. О ней написали основные культурные издания страны.

Фото: Андрей Бойко

Кураторы связывают это с тем, что терпимость и толерантность у зрителя намного выше к авторам и проектам из других стран. К своим же художникам мы относимся намного жестче.

"Классик литовской школы фотографии Александрас Мацияускас сказал сакраментальную фразу, которую я, видимо, не забуду еще очень долго: "Проблема в том, что мы сами скручиваем свои же яйца, мы сами создаем условности и сами живем в системе этих ограничений", — говорит о непринятии откровенных и острых тем украинским зрителем Галина Глеба.

Относитесь к искусству с пониманием и становитесь патронами Забороны.

Стать патроном
Стать патроном