Украина и флот. Корветы, «москиты» или крейсер «Украина» — какими могут быть ВМС Украины? - Заборона
Вы читаете
Без крейсера «Украина», но с «Айлендами» и «москитами»: что происходит с украинским военным флотом?

Без крейсера «Украина», но с «Айлендами» и «москитами»: что происходит с украинским военным флотом?

Без крейсера «Украина», но с «Айлендами» и «москитами»: что происходит с украинским военным флотом?

Каким должен быть украинский военный флот? Свой вариант ответа был у каждого президента Украины. Но, несмотря на обещания, флот вместе с украинским кораблестроением все годы независимости стабильно шел ко дну. Большие планы есть и у нынешних властей — президент Владимир Зеленский недавно заявил, что к 2035 году Украина получит полноценные военно-морские силы. Реально ли это, учитывая состояние украинских кораблестроительных предприятий, и не повторят ли амбициозные планы Зеленского судьбу крейсера «Украина», который уже 30 лет стоит недостроенным на одном из николаевских заводов, — разбираются журналисты hromadske Иван Бухтияров и Анастасия Власова.


Корабль океанской зоны

Ракетный крейсер «Адмирал флота Лобов» спустили на воду в Николаеве в 1990-м — перед самым распадом Советского Союза. В 1998-м крейсер, который на тот момент был готов на 75%, получил новое название — «Украина», а заодно и новую команду.

И претенциозное название, и формирование команды были демонстрацией твердого намерения тогдашних властей наконец-то достроить корабль.

«Работали и в одну, и в две, и в три смены. Бывало такое, что и ночевать здесь оставались. Если надо было для Родины», — рассказывает старший строитель крейсера Петр Петрущенко.

Но уже в 2000–2001 годах выяснилось, что Родине не очень-то и надо было, и строительство застыло на финишных 95% готовности. Недостроенный крейсер до сих пор стоит у причала Николаевского судостроительного завода.

«С левого, с правого борта и на носу расположены пулеметы. А это — ракеты дальнего действия, по восемь с правого и левого бортов. Их дальность — 800 км: на радиус Черного моря. А это двуствольная пушка, 90 выстрелов в минуту. Еще здесь есть водяная система защиты. Включаются насосы, корабль орошается водой, и его не видно. Вода распыляется, и видно только дымку, туман», — проводит экскурсию Петр Андреевич.

Выглядит все это довольно эффектно. Особенно если мысленно перенестись во времена Холодной войны.

«Это оружие стратегического назначения, корабль океанской зоны. В Черном море он просто не нужен. Его бюджет превысит бюджет Военно-морских сил во много раз. На мой взгляд, он просто не нужен», — убежден генеральный директор Николаевского судостроительного завода Валерий Калашников.

Реквием Черноморскому заводу

Ситуация с крейсером «Украина», который не могли достроить 30 лет, иллюстрирует положение дел в отечественном кораблестроении.

Одна из причин глубокого кризиса, по мнению президента ассоциации «Укрсудпром» Виктора Лисицкого, в том, что во времена СССР предприятия были ориентированы на строительство огромных кораблей, которые сейчас не нужны.

«У моего родного завода чуть ли не главным видом продукции были корабли, которые даже России сегодня не нужны. Тот флот был ориентирован на то, чтобы воевать с американскими кораблями у берегов Вьетнама», — говорит Лисицкий.

Черноморский судостроительный завод (ЧСЗ), который имеет в виду Виктор Иванович, действительно «не мелочился».

«Наши стапели [специальные сооружения, на которых собирают корпус будущего судна] были единственными в Советском Союзе, на которых можно было строить большие военные корабли. В России только сейчас строят завод во Владивостоке, на котором можно будет собирать авианосцы», — рассказывает Владимир Яковлев, заместитель генерального директора ЧСЗ в 1990–1996 годах.

Высшим достижением завода он называет авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов», который был спущен на воду за несколько лет до распада СССР. Сейчас он является флагманом российского флота и стал известным во время войны в Сирии.

«После него должен был быть построен «Варяг», который Кучма хотел продать России — но не получилось, продали китайцам. И еще строили «Ульяновск». Когда Украина отделилась, то через месяц его начали резать. А его уже через два года можно было спускать на воду. Это гордость технической и инженерной мысли», — с грустью вспоминает былые времена Владимир Федорович.

Черноморский судостроительный завод (точнее — то, что от него осталось) тоже расположен в Николаеве. Город до сих пор по традиции называют «городом корабелов». Но если раньше это говорили с гордостью, то теперь — чаще всего с иронией или печалью.

Владимир Федорович жалуется, что старых работников теперь на территорию завода не пускают. «Бережем вашу психику», — говорят им.

Мы показали Владимиру Яковлеву кадры с дрона, на которых видно: от предприятия мало что осталось.

«Когда немцы шли, на заводе из 700 зданий уцелели только три», — такие ассоциации вызвало у него это видео.

Завода не существует уже ни фактически — много зданий разрушено, а оборудование вывезено на Херсонский судостроительный, ни юридически — после процедуры банкротства суд ликвидировал ПАО «Черноморский судостроительный завод».

В 2017 году, к 120-летию завода, вышла книга «Флагманы Черноморского», соавтором которой был Яковлев.

«Мы сейчас готовим ее переиздание, — рассказывает он. — Добавим туда решение суда о ликвидации завода и назовем книгу «Реквием Черноморскому заводу».

Главный редактор сайта «Морские бизнес-новости Украины» Александр Диордиев считает, что предприятие могло бы работать, если бы у него был другой владелец.

«ЧСЗ не повезло с владельцем — это олигарх Вадим Новинский. Все заказы, которые получает его компания Smart Maritime Group, отдаются Херсонскому судостроительному заводу. Я считаю, что банкротство ЧСЗ — это чисто технический момент, чтобы избежать возвращения завода в государственную собственность. Сейчас владельцы пытаются сделать из него индустриальный парк, перепрофилировать завод в порт. На самом деле, это утопический проект. Николаев и так задыхается в грузовиках, тут бешеный грузооборот в портах», — говорит Диордиев.

До Новинского несколько лет владельцами завода были российские бизнесмены Чуркины. Во времена их хозяйствования корабли на ЧСЗ почти не строили, большинство работников сократили (осталась в основном администрация), а производственные площади сдавали в аренду.

Уже при Новинском, 10 лет назад, здесь заложили украинский корвет [легкий военный корабль] «Владимир Великий». Но его не построили до сих пор.

«Никто не знает, что делать с этим проектом. Его можно достроить только на ЧСЗ, потому что его невозможно оттуда перенести», — утверждает Диордиев.

Украинский корвет, он же — фрегат

«Это будет самый большой, самый мощный корабль украинских ВМС, один из самых мощных кораблей своего класса. По мнению некоторых наших зарубежных партнеров, по составу вооружения он соответствует европейскому кораблю класса «фрегат» [корабль, способный совершать самостоятельные военные операции]. Его вооружение позволяет поражать надводные, воздушные и подводные цели. Это такой универсальный боец, который способен действовать как самостоятельно, так и в составе тактических групп», — рассказывает главный инженер Опытно-проектного центра кораблестроения Дмитрий Буссов. Он уверяет, что хотя проект разработали еще в конце 2000-х, он не устарел, и «Владимир Великий» является вполне современным корветом.

Строительство начали в 2011-м на Черноморском судостроительном заводе.

«Я был там генеральным директором. Мы начали строить этот корвет, но последние деньги на него пришли в 2013 году», — утверждает Валерий Калашников, ныне директор другого завода — Николаевского судостроительного.

Министр обороны Андрей Таран в августе 2021-го сообщил, что в проектирование и строительство корвета вложили уже почти 569 миллионов гривен. А на то, чтобы его завершить, потребуется 8,3 миллиарда.

Пока же, по информации Министерства обороны, корабль готов только на 17%. Но достроить его все же планируют, причем еще и превратив в полноценный фрегат — будущую замену «Гетману Сагайдачному». Для этого хотят перевезти его на другой завод — впрочем, неизвестно, на какой именно. 

Достройку Таран связал с другими корветами — турецкими судами класса «Ада». Их начинают строить в Турции, а завершать планируют в Украине. Мол, тогда и украинские предприятия «научатся» строить такие корабли.

Сбалансированный флот

Сегодня украинский флот состоит из 18 кораблей: 14 патрульных и артиллерийских катеров, два десантных корабля, один корабль управления и разведки и фрегат «Гетман Сагайдачный».

«Что вы подумали, когда услышали, что Украина будет покупать турецкие корветы класса «Ада»?» — спрашиваю генерального директора Опытно-проектного центра кораблестроения Вадима Борисова.

«Я был удивлен, — разводит руками он. — Это все, что могу сказать».

Турецкие корабли отличаются от украинского проекта практически по всем параметрам.

«Корабли класса «Ада» — это новые, хорошо сбалансированные корабли, — объясняет главный инженер Дмитрий Буссов. — Но они немного меньше, у них ниже скорость. Их не очень корректно сравнивать с проектом украинского корвета, потому что они создавались в соответствии с разными концепциями построения военно-морских сил. В иерархии турецких ВМС корветы класса «Ада» не самые мощные корабли, в отличие от украинских, и это обусловило различные подходы к их вооружению».

Достраивать эти корветы в Украине тоже будет непросто, считает Дмитрий Буссов.

«Этот корвет не может быть построен в Украине в том виде, в каком он строится для военно-морских сил Турции. На нем есть некоторые виды вооружения, которые нам не поставляются. Например, он несет другой вертолет. А это существенно меняет конструкцию корабля», — отмечает главный инженер центра кораблестроения.

В то же время главный редактор сайта «Морские бизнес-новости Украины» Александр Диордиев считает решение купить турецкие корветы логичным и правильным:

«Корвет — это корпус и вооружение. Построить корпус — вообще не проблема. Но поставщиков такого вооружения не очень много, и Турция — одна из немногих стран, которая не боится нам его поставлять».

Но не окажутся ли разговоры о достройке украинского корвета (или все же фрегата?) столь же результативными, как твердое намерение достроить (другие варианты — продать, разобрать, сделать музеем) бедный крейсер «Украина»?

Слово президента

«17 июля 2019 года нас посетил президент, — вспоминает генеральный директор Николаевского судостроительного завода Валерий Калашников. — Стоя здесь, на палубе, мы обсуждали вопросы, связанные с этим крейсером. Через два дня вышло поручение президента, в котором были четкие указания. Крейсер должны были передать нам на баланс и компенсировать расходы на его содержание [на тот момент — 90 миллионов гривен, сейчас — 110 миллионов гривен]. Далее мы должны были провести демилитаризацию, снять с него вооружение, которое сейчас нужно нашей армии. После этого «Укроборонпром» должен был провести или реализацию крейсера, или его утилизацию».

Но, по словам Калашникова, поручение до сих пор не выполнено.

«Прошло уже более двух лет — ничего не сделано. Для меня загадка, почему поручение президента не выполняется», — возмущается он.

Впрочем, был и позитив — сразу после визита главы государства предприятию компенсировали долги по зарплате. Завод начал побеждать на тендерах по ремонту военных кораблей. За прошлый год отремонтировали десять, за этот — три.

«Нет другой работы, — разводит руками Калашников. — Мы предложили модернизировать «Айленды» [американские патрульные катера 1980-х годов, которые США передали Украине]. Когда Украина их получила? Четвертый год уже идет. Я пытался влезть в строительство МБАКов — малых бронированных артиллерийских катеров. Все шло на «Ленинскую кузницу» [нынешнее название — «Кузница на Рыбальском», кораблестроительный завод в Киеве], и ничего нельзя было сделать. И сейчас то же самое!»

Гендиректор говорит, что для него важнее — понимать перспективы и предприятия, и отрасли.

«Сейчас ситуация простая: четыре месяца в году завод не работает. В ноябре надо закончить работы, в декабре — отчитаться. А январь-февраль-март контрактов нет, работы не выполняются. Мне хотелось бы понимать, какие у страны планы, что мы будем делать», — говорит Калашников.

Куда летят «москиты»?

Во времена президентства Порошенко ставка делалась на так называемый «москитный» флот (такой флот состоит из множества небольших кораблей). Мол, он дешевле и может нанести несоразмерный ущерб противнику, поэтому будет сдерживающим фактором.

Но сейчас ситуация изменилась — президент Зеленский говорит о полноценном флоте.

«Я положительно отношусь к концепции «москитного» флота, — говорит главный инженер Опытно-проектного центра кораблестроения Дмитрий Буссов. — Но «москитный» флот — это не любые катера, которые несут любое вооружение. «Москитный» флот — это ракетные катера, которые меньше и дешевле корветов, но несут вооружение, которое способно поражать другие корабли. А для этого катер должен получить координаты цели и выдержать старт этой ракеты. Потому что противокорабельные ракеты — это специфическое оружие. Разместить их на маленьком корабле достаточно сложно».

«Соответствует ли этому определению то, что строит «Кузница на Рыбальском»?» — уточняю.

«По моему мнению, нет, — отвечает Буссов. — Проект корабля типа «Гюрза», который разрабатывали мы, вырос из речного катера. Он подходит для охраны морской базы, для охраны границы по Дунаю. Но он не подходит для действий в море. Размеры корабля и то вооружение, которое он может нести, не представляют серьезной угрозы для российских кораблей».

Также Буссов считает, что флот не может состоять только из «москитных» кораблей:

«Флот должен быть сбалансированным. Слишком большое количество кораблей одного класса не компенсирует недостаток кораблей другого класса. Это должны быть корветы, ракетные катера — это основная ударная сила флота. В его составе должны быть корабли противоминной обороны, вспомогательные суда, разведывательные. Невозможно воевать одним классом кораблей. «Мы сделаем их сотню штук, и это нам поможет»? Это не поможет. Также ВМС должны взаимодействовать с морской авиацией, с береговыми силами. Без этого флот не будет существовать».

Один корвет или 28 катеров?

Мы пытались получить комментарий «Кузницы на Рыбальском», однако предприятие на контакт не пошло. Тем не менее считаем необходимым донести до читателей позицию «Кузницы».

Чаще всего предприятие упрекают в получении государственных контрактов благодаря тому, что тогдашний президент Петр Порошенко был совладельцем «Кузницы». Как следствие, украинский флот получал не те корабли, которые требовались, а те, которые могла построить «Кузница». Причем делала она это якобы недостаточно быстро и качественно.

Заместитель генерального директора «Кузницы на Рыбальском» по подготовке производства Сергей Белозубенко в своей колонке для «Украинской правды» утверждал, что в последние семь лет предприятие не только ни разу не выплачивало дивиденды владельцам, но и работало в убыток. Поэтому о коррупции, мол, говорить не приходится.

Затягивание с постройкой катеров он объяснял тем, что заказчик выдвигал ряд новых требований уже во время строительства. Возникали и проблемы с поставкой продукции двойного назначения.

Также Белозубенко утверждает, что «москитный» флот — оптимальное решение для Украины.

«По сути, государство потратит на турецкий корвет годовой бюджет на переоснащение ВМС, — пишет заместитель гендиректора «Кузницы». — А за 3,4 миллиарда гривен, которые пойдут только в течение одного года на производство корвета класса «Ада», можно было бы сделать до 28 катеров типа «Кентавр» или «Гюрза». И даже с современными повышенными требованиями к броне и вооружению».

Такие катера, по его мнению, могли бы нанести значительный ущерб «неповоротливым ржавым монстрам советского производства, из которых состоит Черноморский флот РФ».

Возродить ВМС… если позволит экономика

Доступ к концепции развития судостроения до 2030 года долгое время был ограниченным, однако на днях «Укроборонпром» презентовал ее публично. А hromadske еще раньше получило возможность ознакомиться с ее проектом.

Военно-морской флот к 2031 году должен получить еще 28 кораблей. В частности, речь идет об одном фрегате (очевидно, имеется в виду именно «Владимир Великий»), четырех корветах совместного производства с Турцией, восьми ракетных катерах, произведенных совместно с Великобританией, 15 патрульных и артиллерийских катерах.

«До конца периода будут полностью удовлетворены потребности ВМС Украины в современных кораблях, завоеваны новые сегменты рынка военно-морской техники», — говорится в концепции.

В целом же судостроительные предприятия хотят временно освободить от налогов, реструктуризировать их долги и обеспечить их дешевыми кредитами. Доля украинского судостроения должна достичь 3% от объемов европейского производства, развитие этой отрасли создаст 8 тысяч новых рабочих мест. К 2030 году должны построить 240 новых гражданских судов.

Декларируется, что в это время удастся «обеспечить возрождение Военно-морских сил, морского, речного и рыболовного флотов».

И после этого идет важное уточнение: этот сценарий является оптимистическим и исходит из предположения, что общий темп роста экономики ускорится.

Сподобався матеріал?

Підримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх