Украинские села вымирают: почему так происходит и как этому помочь - Заборона
Вы читаете
Без сада и дома. Почему в Украине постоянно исчезают села

Без сада и дома. Почему в Украине постоянно исчезают села

Без сада и дома. Почему в Украине постоянно исчезают села

В начале марта в Черниговской области исчезло село Блешня: умер последний его житель. Это не первое и не последнее опустевшее село в Украине. За время независимости только официально таких насчитали более 500, а еще почти пять тысяч сегодня находится на грани вымирания. Заборона рассказывает, почему исчезают украинские села, как выживают те, где работает только десятая часть жителей, и причем здесь тыквенные цукаты.


Джунгли

«Зимой и ранней весной здесь дороги нет: через снег не проехать», — рассказывает Борис Фролов. Он один из тех, кто родился в селе Блешня на Черниговщине. В марте этого года село опустело. Единственные, кто иногда сюда приезжает — это сам Фролов и пара его соседей из города Семеновка поблизости.

Когда холодно, продолжает мужчина, в селе он почти не бывает. А летом может и по два, и по три раза в неделю приезжать. Потому что он мастер леса — работает в местном лесхозе. А еще у него есть дача: разводит пчел.

Но село было самое лучшее, самое красивое, убеждает Фролов.

«Даже не было, а есть. Я до сих пор его люблю, — поправляет он себя. — Река рядом, лес вокруг! По молодости мы здесь хорошо жили. Ходили в клубы на танцы — в наши или в российские — тут же до России 3-4 километра. Развлекались! При Советском Союзе автобус рейсовый ходил утром и вечером. Можно было в город поехать свободно».

С 70-х годов местных становилось все меньше, пока из полутора сотен жителей не осталось совсем никого. Закрылся клуб, магазинчик, школа. Вместо рейсовых автобусов люди пересели на велосипеды или стали ловить попутки. Кто-то просто перешел границу с Россией и остался жить там: родственников в соседней стране хватало.

Местные сравнивают здешний район с джунглями: природа дикая, связь не ловит, как только отъедешь на 10 километров от ближайшего города. Да и Блешня — не единственное безлюдное село. Лет пять назад в этом же районе опустело село Хандабоковка. А в прилегающих Орликовке, Барановке и Мхах осталось по 10-15 человек.

С 1991 года в Украине исчезло более 500 сел. Еще почти пять тысяч сейчас находятся на грани вымирания. Хуже всего ситуация в Сумской, Черниговской и Харьковской областях. Здесь маленькие села, где проживает менее 50 человек, составляют треть от всех сел. Именно малонаселенные села исчезают с карты чаще всего.

Естественный процесс

Люди уезжают из сел в города в поисках более комфортных условий жизни. Это естественный процесс и Украина в этом не уникальна, говорит экспертка по децентрализации и местному развитию Национального института стратегических исследований, председательница общественной организации «Центр развития местного самоуправления» Диана Баринова. В селах часто нет ничего: работы, инфраструктуры, мест для отдыха, возможностей для развития — неудивительно, что они пустеют.

Сельские жители нередко или «живут с огорода», или работают на низкооплачиваемых и низкоквалифицированных работах: уборщиками, смотрителями, сторожами. И если в городах таких 9%, то в селах — почти 40%. Сказалась на них и модернизация сельскохозяйственной отрасли: процессы автоматизируются, а потому «рабочие руки» сегодня заменяет техника. Это означает, что количество рабочих мест сокращается.

Другой фактор — изменение сознания людей. Молодежь, объясняет Баринова, все больше считает себя «космополитами» и не привязывает жизнь к одной местности. Теперь выбирают не просто город вместо села, а другие государства вместо страны, в которой родились.

В Украине упадок сел нередко связывают с распадом Советского Союза. С одной стороны это логично, говорит Баринова, ведь тогда разрушились сложившиеся экономические связи. Однако европейский опыт говорит о том, что население в селах сокращается и без этого фактора. В странах Евросоюза в 60-х годах прошлого века уменьшалось 70% сел.

Когда где-то в Украине уменьшается село, население Киевской области сразу увеличивается, добавляет Баринова. Переезд людей из сельской местности означает большую нагрузку на инфраструктуру городов, и они не всегда с этим успешно справляются.

«Но для того и есть власть, чтобы думать, как правильно организовать жизнь горожан — и старых, и новых. А люди — это всегда возможности. Это кадры, таланты, которые делают экономику», — убеждена специалистка.

По мнению Бариновой, украинцы перестанут уезжать из сел, если местная власть будет работать над тем, чтобы улучшать условия жизни людей и создавать возможности для их развития. Еще одно условие — налаженное сотрудничество с властью. Чтобы ситуация изменилась, нужно, чтобы у сельских жителей был запрос на изменения, а местная власть помогала эти изменения внедрять. Однако пока далеко не все села активны и борются за развитие, а местная власть не везде смогла выработать механизмы помощи тем, кто хочет перемен.

«Помощь — это консультации для тех, кто хочет открыть собственное дело, льготные кредиты на это, — объясняет экспертка. — Организационная и финансовая поддержка тех, кто собирается создать кооператив. Это продвижение возможностей регионов и общин на внешних рынках. Эти инструменты не новы, но чтобы они работали, нужно применять их на практике, а не только об этом говорить».

Тыква

«У нас на все село есть разве что старый, как глиняная хата Шевченко, клуб, который вот-вот упадет, магазинчик и медпункт в одном из домов», — говорит Светлана Гарнадко. С 2018-го она — староста села Малониколаевка в Днепропетровской области.

Малониколаевка — это 280 человек, из которых работает тридцать. Мужчины, чтобы добраться до шахты в соседнем селе, идут пешком по четыре километра до автобуса. Транспорт их забирает чуть ли не посреди поля. Еще часть работает у фермера на хозяйстве. Остальные живут на пенсию и с того, что вырастят на огороде. Молодежи в Малониколаевке практически нет.

«Но у нас люди душевные, инициативные, — говорит Гарнадко. — Мы регулярно собираемся у клуба и обсуждаем, как можно изменить жизнь в селе. В таких разговорах и решили, что поскольку местным неудобно ездить в ближайшие города на концерты, будем устраивать свои. А в 2019-м расширили это дело — основали собственный фестиваль «Гарбуз Fest».

Почему тыква? Потому что её хватает у местных на огороде, просто выращивать и можно приготовить десятки блюд. Чтобы подчеркнуть фишку села, даже установили памятник тыкве. Староста называет его местным арт-объектом.

«Но на самом фестивале мы не остановились. Сейчас создаем кооператив. Будем делать крафтовый товар — цукаты из тыквы! Подумали, что мы ничем не хуже сел на Западной Украине. Там изготавливают ликеры, сыры, а у нас много тыквы, потому и будем работать с ней, создадим новые рабочие места», — объясняет сельская староста и добавляет, что это не просто мечта. Малониколаевка уже получила на это грант на 100 тысяч гривен от Посольства Королевства Нидерланды в Украине.

По словам Гарнадко, местные поняли: надо самим бороться за восстановление села, иначе оно просто исчезнет.

Варианты

Сейчас что-то менять уже поздно, уверен Борис Фролов из Блешни на Черниговщине. Он говорит, что надо было раньше думать о будущем села — еще в прошлом веке, когда люди только начали уезжать и школа закрылась.

«А теперь как умирает село, так и Украина умрет с таким-то отношением», — добавляет мужчина.

В отличие от Малониколаевки, в Блешне и соседних селах праздников особо не устраивали. Староста Алла Протапщук говорит, что в «села на отшибе» через день привозят хлеб и заморозку — рыбу, мясо. Раз в месяц местные собираются в одном «УАЗике», который везет их в город на базар или в банк — получить пенсию. Это едва ли не вся помощь от местной администрации.

Редакция Забороны обратилась за комментарием в Министерство развития общин и территорий, а также в профильный комитет Верховной Рады, чтобы узнать, что делать селам, оказавшимся в трудном положении, и есть ли план развития таких мест. Ответа мы не получили.

Но Диана Баринова уверена: для украинских сел еще не все потеряно. Хотя пандемия пагубно влияет на жизнь и экономику, это своего рода шанс для сел, говорит она. Ведь многие горожане начали искать частные дома ближе к природе, устав сидеть в четырех стенах без собственного двора.

«Людям важен комфорт, поэтому они выберут дом в том селе, к которому будет дорога, где будет минимальная инфраструктура, — говорит Баринова. — А чтобы это появилось, местной власти нужно действовать уже сейчас. Да, способствовать развитию украинского села нужно было еще 20 лет назад. И если бы децентрализацию провели раньше, сейчас проблема [вымирания сел] не стояла бы так остро. Но надо работать с тем, что имеем. Местной власти — видеть проблему и реагировать на инициативы жителей. А жителям — не просто писать письма или жалобы, а предлагать варианты решений и активно участвовать в развитии своих территорий».

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх