Электронная гривна в Украине: когда введут и в чем опасность - Заборона
Вы читаете
До 2022 года в Украине могут ввести цифровую валюту. Что это такое и в чем опасность?

До 2022 года в Украине могут ввести цифровую валюту. Что это такое и в чем опасность?

Електронна гривня в Україні: коли введуть і в чому небезпека

Часть сотрудников Минцифры, флагмана диджитализации и разработчика «Дії», уже в этом году получат зарплату в е-гривне. Глава департамента стратегии и развития Нацбанка Арсен Макарчук заявил, что местную цифровую валюту (CBDC) введут в эксплуатацию в конце 2022 года. Журналист и редактор телеграм-канала FintechWave Андрей Сорокин специально для Забороны рассказывает, с какими рисками для граждан это может быть связано.


Что такое CBDC?

CBDC (Central Bank Digital Currency) — это цифровая валюта центрального/национального банка. Он выступает ее единственным эмитентом (организацией, у которой есть право выпускать деньги в обращение), создает и контролирует ее. CBDC подкреплена национальной валютой в соотношении 1:1, то есть одна е-гривна равна одной гривне и выступает ее цифровым аналогом. 

Цифровая валюта центробанка — это официальное платежное средство: с ее помощью можно расплачиваться за покупки и переводить деньги, в том числе за границу. По сути, это «новая форма денег» или усовершенствованная версия фиатной (обычной) валюты, которая обеспечивается государством. 

CBDC можно разделить на две категории: оптовые (для банков и крупных транзакций, в частности на межбанковском рынке) и розничные (доступны широкой публике для ежедневных операций). Большинство центробанков разрабатывают розничные цифровые валюты.

Чем CBDC отличается от обычной валюты? А от безнала?

Нацбанк выпускает наличные в виде банкнот, у каждой из них уникальный номер. Безналичные деньги существуют в виде записей на счетах в коммерческих банках. CBDC — полноценный эквивалент наличных, она не зависит от способности банков ее обслуживать. Она эмитируется в форме уникального кода, который хранится на специальном электронном кошельке. При транзакциях средства просто переходят с одного кошелька на другой, посредников (банков или финорганизаций) при этом нет или их участие минимально.

Скорее всего, доступ к кошелькам пользователи получат через гаджеты. Логично, что для этого нужен интернет. Однако разработчики CBDC работают над тем, чтобы транзакции можно было совершать в офлайн-режиме. Кроме того, пока неясно, можно ли будет расплачиваться цифровой валютой в зарубежных интернет-магазинах или за границей. Это зависит от договоренностей между странами и возможностей интеграции разных валют друг с другом.

Чем CBDC отличается от криптовалюты?

И CBDC, и криптовалюта — это цифровые валюты, но между ними есть существенные различия:

  • Централизация. Есть единый госорган (центральный банк), который выступает эмитентом CBDC, у него есть все инструменты регулирования операций с ней. Криптовалюты всегда децентрализованы. Государства не могут контролировать их эмиссию, распространение и использование.
  • Обеспеченность. CBDC обеспечена реальными валютными резервами конкретной страны, криптовалюта — нет. «Крипта» не привязана к запасам обычных валют, курс ее обмена подвержен большим колебаниям.

Где в мире разрабатывают CBDC? Почему все начали это делать?

Концепция CBDC появилась еще в 1987 году — тогда ее предложил американский экономист Джеймс Тобин. Долгое время центробанки воспринимали идею ее выпуска скептически, однако все изменили следующие факторы:

  • Криптовалюты. Биткоин, Ethreum и прочие выводят денежное обращение за рамки центральных и коммерческих банков. Государства видят в этом угрозу финансовой стабильности и пытаются сохранить контроль. Впрочем, единичные инициативы по признанию криптовалюты в качестве официального платежного средства не находят понимания у мирового сообщества. Так, легализацию биткоина в Сальвадоре раскритиковал МВФ, хотя и не приостановил сотрудничество со страной.
  • Стейблкоины. Это «стабильные» криптовалюты, привязанные к запасам обычных валют или физических товаров (нефть, золото). Наиболее показателен случай — со стейблкоином Libra, который пытался выпустить Facebook. Предполагалось, что курс Libra будет определяться на основе валютной корзины из доллара, евро, иены и фунта стерлингов. Проект раскритиковали, в итоге технологический гигант отказался от изначальных планов по его запуску. Именно после этого Народный банк Китая особенно активно взялся за создание цифрового юаня. Facebook же анонсировал перезапуск Libra под новым названием Diem, но уже привязанной к доллару. В своем майском отчете блокчейн-стартап Bison Trails указывает Diem в числе основных катализаторов разработки CBDC.
  • Пандемия. На фоне распространения коронавируса вопрос, как снизить долю наличных, стал еще более актуальным.

По словам управляющей директорки МВФ Kpиcтaлины Гeopгиeвой, сейчас возможность выпускать CBDC изучают 110 стран или более половины центробанков мира. Официально ее запустили пока только Багамские острова. Чаще всего особое внимание уделяется следующим проектам:

  • Китай. Эксперименты начались еще в 2014 году. В качестве официальной цели назвали сокращение расходов на обращение банкнот и усиление госконтроля над денежной массой. Процесс значительно ускорился после планов Facebook, а также на фоне возможных санкций со стороны США — в системно значимом Bank of China посчитали, что это может привести к отключению от SWIFT. Ожидается, что Китай запустит CBDC во время проведения зимних Олимпийских игр 2022 года, пользоваться им смогут даже туристы. Сейчас расплатиться цифровыми юанями уже можно в некоторых провинциях. Источники Financial Times утверждают, что власти даже требуют от McDonald’s и других американских компаний организовать прием местной CBDC до официального запуска.
  • США. Здесь совсем спешат с разработкой нового финансового инструмента, что уже критикуют представители ответственных органов. В мае появилась информация, что в стране запустят как минимум пять пилотных программ для тестирования цифрового доллара. По словам главы Федеральной резервной системы (ФРС) Джерома Пауэлла, китайская модель неприменима для США, поскольку позволит властям следить за транзакциями граждан. Кроме того, он отметил, что гораздо важнее все сделать правильно, а не торопиться.
  • Евросоюз. Европейский центробанк (ЕЦБ) начал консультации по цифровому евро только в 2020 году. Пилотный проект запустили этим летом, исследования продлятся два года. За это время предстоит решить вопросы дизайна, вариантов распространения и использования. В ЕЦБ подчеркивают, что европейская CBDC будет дополнять наличные, но не заменять их. В конце октября была создана консультативная группа, куда вошли представители европейских банков, финтех-стартапа Stripe и IKEA. Отдельные страны поддерживают эксперименты с CBDC: так, недавно во Франции  протестировали выпуск облигаций, номинированных в цифровом евро. Тем не менее, сама идея до сих пор подвергается критике. Например, член правления ЕЦБ Йенс Вайдман считает, что CBDC может дестабилизировать финансовую систему во время кризиса.
  • Швеция. Согласно проекту e-krona, местный центробанк — Riksbank — будет выпускать цифровую валюту, однако она будет храниться на кошельках финансовых посредников (например, банков). Шведский опыт примечателен тем, что государство в данном случае готово предусмотреть сохранение режима анонимности транзакций. То есть оно будет получать данные о балансах пользователей и платежах, но не личную информацию о них.

Что с цифровой гривной?

Нацбанк Украины (НБУ) изучает возможность выпуска цифровой гривны с 2016 года. Первый пилотный проект реализовали спустя два года. В этом году Верховная Рада приняла закон «О платежных услугах», в котором описаны общие принципы выпуска цифровой гривны. В нем она определяется как «электронная форма денежной единицы Украины, эмитентом которой является Нацбанк». После принятия другого закона — «О виртуальных активах» — глава НБУ Кирилл Шевченко напомнил, что банк продолжает изучать возможность выпуска собственных цифровых денег.

По словам Шевченко, одно из возможных направлений исследования е-гривны — оборот виртуальных активов (обмен, выпуск и другие операции). Само определение «виртуальные активы» раньше касалось только криптовалют. Теперь же им называют активы, которые: а) имеют цифровое выражение стоимости; б) свободно торгуются на рынке; в) имеют четкую систему обращения и идентификации. Глава НБУ уточнил, что е-гривна может стать основой инфраструктуры для виртуальных активов в Украине.

Цифровая гривна может стать альтернативой наличным, платежным поручениям, платежным картам и электронным деньгам. Кроме того, с ее помощью можно будет снизить стоимость безналичных операций путем отказа от эквайринговой комиссии. В НБУ подчеркивают, что речь не идет о полной замене бумажных денег и безналичных расчетов. По крайней мере пока.

Первые испытания цифровой гривны прошли еще в 2018 году в рамках эксперимента Нацбанка. Кошельки администрировал Нацбанк, расчет происходит без участия коммерческих банков и без комиссий. При этом в НБУ не исключают, что могут им делегировать эту функцию. На данный момент работа над внедрением е-гривны продолжается: еще предстоит определиться с архитектурой валюты и технологией, которая будет в ее основе. Любопытно, что аналитики PwC поставили е-гривну на 4-е место в мире как один из самых зрелых проектов цифровых валют.

В июле Нацбанк провел опрос среди участников финансового рынка и сосредоточился на трех вариантах использования е-гривны:

  • розничные безналичные платежи с возможным функционалом «программируемых» денег и возможностью осуществления целевых социальных выплат;
  • оборот виртуальных активов (например, обмен, обеспечение выпуска и другие операции);
  • трансграничные платежи.

Зачем вообще это нужно?

Среди ключевых преимуществ CBDC обычно называют следующие:

  • Скорость и безопасность. Транзакции в CBDC гораздо быстрее, подделать их сложнее. Соответственно, повышается безопасность и надежность платежей.
  • Обеспечение финансовой стабильности. Центробанки некоторых стран обеспокоены концентрацией платежей в руках небольшого количества игроков. Например, в Китае это Alipay и Tenpay. CBDC могут изменить их доминирующее положение на рынке. Для Европейского центробанка цифровое евро — средство конкуренции с иностранными стейблкоинами.
  • Снижение стоимости трансграничных переводов. По мнению экспертов Банка международных расчетов, они остаются медленными, дорогостоящими и непрозрачными. CBDC сможет улучшить их, но только если страны будут работать сообща. Кроме того, при наличии определенной инфраструктуры и договоренности разных стран цифровую валюту можно будет обменивать напрямую при сделках и переводах.
  • Создание новых механизмов социальной поддержки. CBDC — это, в том числе, возможность для оказания помощи населению. Например, в случае кризиса или стихийных бедствий легче осуществлять «вертолетную раздачу». Это же касается других социальных выплат, говорится в отчете аналитиков Fitch Ratings.
  • Расширение доступа к финансовым услугам. Доступ к финансовым услугам получат те, кому он сейчас закрыт или ограничен (например, мигранты). В странах с неразвитой финансовой системой CBDC могут обеспечить финансовую инклюзию и цифровизацию.
  • Рост конкуренции на рынке финансовых услуг. Центробанки смогут быть конкурентоспособными наравне с коммерческими игроками. Новым участникам проще выйти на платежный рынок. Это особенно актуально на фоне того, как банки теснят технологические гиганты (Facebook, Apple) и криптовалюты.
  • Прозрачность. Потенциально CBDC могут повысить собираемость налогов, способствовать выводу бизнеса из тени, обеспечить контроль за расходованием средств господдержки.

Все ли так радужно?

Не совсем. У экономистов хватает вопросов к реализации концепции CBDC. Например, в прошлом году эксперты крупнейшего немецкого финансового конгломерата Deutsche Bank выпустили отчет «Central Bank Digital Currencies: money reinvented», в котором указали на следующие аспекты:

  • Инфраструктура. В банках считают, что если валюта базируется на технологии распределенного реестра (блокчейн — один из его видов, на нем базируется большинство проектов CBDC), это связано с особыми рисками. Она еще не доказала свою надежность для широкомасштабного внедрения, требуются дополнительные испытания.
  • Сложность прогнозирования последствий. Широких эмпирических исследований CBDC в режиме реального времени до сих не проводилось.
  • Нежелательная гонка между странами. Запуск цифровой валюты в густонаселенной или особенно важной для мировой экономики стране может вынудить других быстро последовать ее примеру, что отразится на качестве.

Считается, что запуск CBDC будет способствовать финансовой инклюзии. Специалисты американского аналитического центра Atlantic Council ставят эту идею под сомнение. Ведь пользователю в любом случае потребуется смартфон, стабильный доступ к интернету, минимальные знания современных технологий и финансовая грамотность. Проще говоря, нужно как минимум понимать, как установить кошелек, пополнять счет или оплачивать покупки и услуги. И это не говоря уже о том, что необходима сама нацеленность государства для решения проблемы доступа к финансам. В этом смысле CBDC — это лишь инструмент, а не решение проблемы.

Транзакции с CBDC рассматривают как более безопасные, но и здесь все не так однозначно. Аналитики Fitch Ratings смоделировали следующий сценарий: из-за интенсивного спроса средства из депозитов перетекают в кошельки для национальных цифровых валют. На фоне этого снижается роль банков, увеличивается число точек соприкосновения между центробанком и всеми, кто пользуется CBDC. Это может лишь повысить риск киберугроз. Об угрозе для банков пишет и стратег JPMorgan Джош Янгер. По его мнению, если клиенты быстро начнут переводить средства из банков на кошельки CBDC, сами банки могут лишиться от 20% до 30% финансирования. Вопросы по поводу цифровых валют есть и у МВФ. В фонде считают, что если CBDC станут альтернативой депозитам, банки увеличат свои риски, чтобы поддержать прибыли.

Скорость трансграничных переводов — еще один аспект CBDC, несущий в себе потенциальные проблемы. Например, возможна ситуация, когда зарубежная цифровая валюта начнет вытеснять локальную. В итоге это создаст риски для финансовой стабильности и валютного суверенитета, отмечают в Банке международных расчетов.

Чем это опасно для граждан?

  • Никакой анонимности. Сегодня ее в известной степени дает использование наличных и криптовалют. В случае цифровых кошельков власти смогут отследить любую транзакцию в стране, определить отправителя и получателя, а также заблокировать при необходимости. Речь идет о полной деанонимизации сделок и платежей, то есть стопроцентном контроле государства за расчетами. Любопытно, что страны с не самыми демократичными режимами стараются откреститься от этого в определенной мере. Так, гендиректор Исследовательского института цифровых валют ЦБ Китая Му Чанчунь заявил, что цель состоит в том, чтобы поддерживать анонимность на уровне небольших платежей, но отслеживать более крупные суммы. В реальности же деньги под полным контролем авторитарного государства выглядят довольно жуткой антиутопией. По мнению директора по стратегии Фонда прав человека Алекса Гладштейна, вытеснение наличных и возможность мгновенного анализа транзакций позволят использовать социальную инженерию в таких масштабах, о которых раньше и подумать было нельзя.
  • Ограниченный срок годности. Такая функция технологически может быть у CBDC. Не исключено, что государство может реализовать ее, чтобы стимулировать население к расходам, ускорению обращения денег в экономике. Подобный эксперимент уже провели в Китае: в Шэньчжэне 100 тыс. жителей получили по 200 цифровых юаней каждый. Потратить их можно было только в отобранных властями магазинах (правда, их было 10 тыс.) и всего за 10 дней. При этом требовалось скачать приложение и ввести в него всевозможные персональные данные. Не исключено, что другие государства будут заставлять тратить средства в периоды рецессии, чтобы резко ограничить «срок годности» денег. Или даже вовсе запретить «накопительство» в кризисные периоды.
  • Программируемость. О программируемости как важнейшем недостатке СBDC пишет автор книги «Биткоин: будущее денег?» Доминик Фрисби. Не исключено, что власти предусмотрят возможность траты социальных выплат лишь на определенные цели. Например, за них можно будет купить ограниченный круг товаров или услуг. В странах с неразвитыми демократическими институтами и слабым гражданским обществом власти могут по-разному воспользоваться этой возможностью. Например, у вас просто не получится приобрести цифровой контент страны, которую объявили «вражеской», или финансово поддержать местную оппозицию. Также возможны автоматические штрафы и взыскания. Воспользоваться лазейками в налоговом законодательстве станет значительно труднее. Особенно это касается бизнеса, который не всегда хочет светить прибыль, чтобы, например, воспользоваться упрощенным режимом. И, самое главное, государство вполне сможет предусмотреть запрет обмена CBDC на криптовалюты, чтобы ничего не было в тени.
  • Киберугрозы. Крупные криптопроекты подвергались взломам, аналогичная история может повториться с CBDC. Это чревато невероятными потрясениями как на уровне отдельного человека, так и целой страны. Традиционная финансовая система имеет несколько дополнительных уровней безопасности — и это итог многих лет и печального опыта кибератак. 

Что дальше?

Пока что CBDC еще «сырые» и не опробованы на практике. Однако когда их начнут запускать передовые страны, их опыт могут охотно перенять слабые экономики, в том числе демократические лишь номинально. Только на основе менее длительных разработок и на фоне более репрессивного законодательства.

Для обычного пользователя разница будет незаметна. Национальная цифровая валюта по сути воссоздает платежные системы Visa и MasterCard. Возможно, что для ее популяризации будут применяться разные меры — от более удобного и простого сервиса до обязательного использования определенными социальными группами. В этом смысле показателен пример России с ее национальной платежной системой «Мир», карты которой выдают бюджетникам.

В отчете Global Payments Report 2021 аналитики консалтинговой компании McKinsey пишут, что переход на CBDC неизбежен. Опрос компании Guardtime в 10 крупнейших странах Европы и Азии, а также США и ОАЭ показал, что только 10% потребителей не хотят использовать CBDC.

Вполне возможно, что на начальных этапах никто действительно не запретит дальше использовать наличные или традиционные электронные деньги. Однако если CBDC действительно окажутся комфортным инструментом, то постепенно на них начнут массово переходить. Популяризация безналичных расчетов с помощью кошельков Apple Pay или бесконтактные платежные карты — яркое тому подтверждение.

Справедливости ради предположим, что при таком уровне контроля может стать меньше коррупции и мошенничества. Как и нецелевого расходования социальных выплат. Государство действительно в определенном смысле может стать эффективнее. Но будет ли нам в нем свободнее — большой вопрос.

Сподобався матеріал?

Підримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх