Ежегодно на пунктах пропуска Донбасса умирают пенсионеры. Чтобы уменьшить смертность, нужно изменить процедуру выплаты пенсий | Заборона
Вы читаете
Ежегодно на пунктах пропуска Донбасса умирают пенсионеры. Чтобы уменьшить смертность, нужно изменить процедуру выплаты пенсий

Ежегодно на пунктах пропуска Донбасса умирают пенсионеры. Чтобы уменьшить смертность, нужно изменить процедуру выплаты пенсий

Ежегодно на пунктах пропуска на линии разграничения в Донецкой и Луганской областях умирают до полусотни пенсионеров. По украинским законам они должны каждые два месяца «отмечаться» на подконтрольной Украине территории, иначе государство не будет выплачивать им пенсии и другие социальные выплаты. До недавнего времени на таких пунктах дежурили только медики из международных организаций, и только с февраля 2020 года там появились государственные врачи. Но глобально это не решит проблему нужно менять сам подход к социальным выплатам для тех, кто живет в «республиках». Журналистка Забороны Алена Вишницкая объясняет, почему так происходит и как можно снизить смертность на блокпостах.

Утром 16 января прошлого года художнице Алевтине Кахидзе позвонили с номера ее мамы. Неизвестный мужчина спросил, кем ей приходится эта женщина, и сообщил, что она умерла на блокпосте так называемой «ДНР». Мол, приезжайте за телом и вещами на блокпост.

Людмила Кахидзе жила в городе Ждановка Донецкой области – с 2014 года этот город контролируется боевиками непризнанной «республики». Она была, наверное, самой известной пенсионеркой в Украине, которая жила на неподконтрольной территории. Но все благодаря Алевтине с начала войны она описывала жизнь мамы в рисунках и записывала их диалоги.

Алевтина рассказывала, что маму все зовут Клубникой – так ее когда-то называл мальчик в детсаде, когда она работала там воспитательницей, с тех пор прозвище и осталось. У Клубники Андреевны был дом, огород, сад и даже «бизнес». Она продавала фрукты и цветы из собственного сада на базаре, сажала пионы, ромашки, тюльпаны, носила на рынок сливы, виноград, помидоры – когда что было. Когда на рынке не удавалось все распродать, Клубника Андреевна говорила дочке по телефону: «С деньгами у местных совсем плохо, работы нет, но чего они ожидали?». Алевтина купила маме квартиру в Ирпене и ждала, когда та согласится переехать. Но у Клубники Андреевны в Ждановке была вся ее жизнь.

Каждые два месяца Клубника Андреевна ездила на подконтрольную Украине территорию «отмечаться». Это стандартная процедура для людей, которые хотят сохранить украинскую пенсию. Пунктов пропуска, через которые можно попасть на подконтрольную территорию, в Донецкой области четыре – «Гнутово», «Марьинка», «Новотроицкое» и «Майорское». Пост открывают только в восемь, но чем раньше займешь очередь, тем быстрее попадешь на подконтрольную Украине сторону. Людям часами приходится стоять на морозе или на жаре. Клубника Андреевна в этот день никогда не ела и не пила. Потому что если пить, то захочется в туалет, а туалетов на посту боевиков нету – точнее, есть один на сотни людей, даже без дверей. «Его почти нет, есть только стены, а двери передают друг другу. Бабы жаловались, а им знаешь что сказали? Чинить не будут, скоро наступление, все это не будет нужно», – говорила она Алевтине после одного такого дня.

Обычно пересечение блокпостов длилось более одиннадцати часов. В последний раз Клубника Андреевна поехала в Украину 16 января 2019 года. Как всегда, она встала в 4 утра, чтобы около пяти уже быть на блокпосте. Как всегда, пережила стресс, пока боевики проверяли ее паспорт. В автобусе, который вез пенсионеров на украинский блокпост, ей стало плохо, вызвали скорую. К приезду медиков у Клубники Андреевны уже не было пульса. Прошло шесть часов после того, как она вышла из дома. К украинскому пункту так и не доехала.

1 - <b>Ежегодно на пунктах пропуска Донбасса умирают пенсионеры.</b> Чтобы уменьшить смертность, нужно изменить процедуру выплаты пенсий - Заборона
Из архива рисунков Алевтины Кахидзе / Заборона

Почему люди умирают

По данным благотворительного фонда «Право на защиту», каждый день линию разграничения проходят до 50 тысяч людей. Почти две трети – люди в возрасте от 60 лет. Это те, кто получает пенсию и другие социальные выплаты от государства. Если они не будут постоянно «отмечаться», эти выплаты отменят. Пенсионеры обычно не отъезжают от пункта пропуска дальше, чем на несколько километров – добираются до ближайших городков, где можно решить все бумажные дела и снять деньги в банкомате, и возвращаются назад.

«Люди с неподконтрольных территорий пребывают к КПВВ как можно раньше и могут занимать очередь даже в 3 часа ночи. Делают это для того, чтобы оказаться на подконтрольной территории как можно раньше и сделать все свои дела в этот же день. Если они не успевают, им нужно где-то ночевать, искать жилье, потом искать, как добраться домой», – объясняет Забороне правозащитник Левон Азизян.

Если в Донецкой области четыре пункта пропуска, то в Луганской – всего один, и то пешеходный. Он расположен в городке Станица Луганская, летом 2019 года тут в очередях ежедневно теряли сознание более 80 людей. Для того, чтобы добраться до пункта, им нужно было идти через поврежденный взрывом мост. В ноябре 2019 года мост возобновили, поэтому ситуация немного улучшилась, но этот участок до сих пор остается пешеходным.

Левон Азизян мониторит ситуацию на этом пункте пропуска уже несколько лет. По его данным и данным Министерства по вопросам временно оккупированных территорий, за последний год при попытке пересечения линии столкновения умерло 40 человек, включительно с Клубникой Андреевной. Большинству было от 60 до 89 лет.

«Такие случаи даєе не всегда фиксируют, объясняет Левон. – Люди часто теряют сознание, но это и понятно: они не едят на протяжении суток, не пьют воду, не могут воспользоваться туалетом». Пункты пропуска не оборудованы надлежащим образом. Например, в Станице Луганской Международный комитет Красного Креста установил биотуалеты, но их редко чистят, поэтому пользоваться ими трудно.

2 1024x960 - <b>Ежегодно на пунктах пропуска Донбасса умирают пенсионеры.</b> Чтобы уменьшить смертность, нужно изменить процедуру выплаты пенсий - Заборона
Из архива рисунков Алевтины Кахидзе / Заборона

До недавнего времени на КПВВ не было государственного медицинского пункта, все медики были из гуманитарных международных организаций. «С неконтролируемой стороны есть волонтеры местной организации Красного Креста. С этой стороны [подконтрольной Украине] тоже есть Красный Крест и словацкая организация. Они первые, кто может оказать медицинскую помощь», – говорит Левон. Но такие волонтеры могут оказывать только первичную помощь, а этого часто недостаточно. «Волонтеры не профессиональные медики. Они проходили курсы по оказанию первой неотложной помощи и могут ее оказать, если человеку при переходе стало плохо. Это не заменяет медицинской помощи, но дает возможность поддержать жизнь человека до приезда скорой», – объясняет Забороне спикер Международного общества Красного Креста Александр Власенко.

Некоторые организации завершили свою миссию на пунктах пропуска, например, «Врачи без границ». Представитель омбудсмена по правам человека в Донецкой и Луганской областях Павел Лисянский объяснял, почему это проблема: если и остальные организации уедут из Украины, то люди останутся без медицинской помощи вообще, поскольку государственных пунктов нет. Чиновники отвечали, что отправить человека на линию разграничения, куда может что-то «залететь», не имеют права, и никто не хочет брать за это ответственность.

Только в конце февраля 2020 года на пунктах пропуска в Донецкой и Луганской областях начали дежурить автомобили скорой. На «Станице Луганской» бригада дежурит весь рабочий день, а на пунктах в Донецкой области – всего на протяжении двух часов (с 4 до 6 вечера), когда международная организация, которая оказывает первую помощь, прекращает свою работу.

«По общему правилу на вызовы бригада приезжает только к пункту пропуска, не заезжает на его территорию и не едет к мосту, а это около полутора километров говорит Левон Азизян. – Это достаточно большое расстояние, чтобы нести кого-то на носилках и это время критично, если человеку необходима реанимация».

5 1024x746 - <b>Ежегодно на пунктах пропуска Донбасса умирают пенсионеры.</b> Чтобы уменьшить смертность, нужно изменить процедуру выплаты пенсий - Заборона
Из архива рисунков Алевтины Кахидзе / Заборона

Как уменьшить количество смертей

Основная проблема смертности на блокпостах – даже не отсутствие медиков, а огромная нагрузка на пунктах пропуска. «Если бы эти люди имели возможность ходить реже, они бы ходили реже», говорит Левон Азизян. Он добавляет, что пенсионеры, которые живут за границей, имеют возможность получить пенсию за шесть месяцев вперед, и не должны «отмечаться» раз в два месяца. То есть для тех людей, которые проживают на украинской, хоть и неподконтрольной территории, условия фактически более жесткие. Поэтому первое, что следует предпринять власти – упростить процедуру получения пенсии, уверен Левон Азизян.

С 12 марта, когда в Украине объявили карантин, пункты пропуска закрыли. На время карантина пенсионеры из «ДНР/ЛНР» будут получать пенсии без верификации – потому что у них просто нету возможности приехать на подконтрольную Украине территорию. Глобально власть не готова менять подход к выплатам. В ноябре в парламенте зарегистрировали проект, согласно которому пенсии можно было бы получать через посредника. Таким образом, пожилые люди могли бы реже ездить на пункты пропуска. Но законопроект так и не рассмотрели.

В таких условиях единственное, что можно сделать – это улучшить условия на пунктах пропуска и увеличить их количество. Больше всего страдает Луганская область, в которой только один пункт и тот пешеходный. Несколько лет Украина и сепаратисты не могли договориться насчет открытия новых пунктов. Украина хотела открыть такой пункт в селе Золотое, представители «ЛНР» – в городе Счастье. В марте, еще до карантина, стороны все же договорились, что одновременно откроют пункты и в Золотом, и в Счастье. Но когда это будет – неизвестно.

За год до смерти Клубники Андреевны ее дочь Алевтина Кахидзе начала художественный проект «Семена Украины» Она предложила всем желающим приносить или отправлять ей семена цветов, овощей и фруктов для людей с оккупированных территорий. Когда Клубника Андреевна была жива и выезжала на подконтрольную правительству территорию, соседи ей часто заказывали «дефицитные семена», которые с началом оккупации было не достать. После ее смерти таким уже никто и не занимался: «Никто не будет везти контрабандой семена цветов за пять гривен», – говорит художница.

Этот проект должен был стать попыткой возобновить утраченный канал связи, который существовал между Клубникой Андреевной и Алевтиной, между людьми с обеих сторон линии разграничения. С приходом весны художница планировала поехать «к нулю», передать семена и обменять их на те вещи, которые просили люди «отсюда». Среди таких заказов – просьба к человеку, который будет сажать какие-то из цветов, написать обычное письмо про то, как прошел день.

Наверх