Now Reading
Главой Закарпатья снова стал выходец из СБУ. Ему предстоит решать проблемы своего предшественника — тоже из СБУ. Репортаж Забороны из Закарпатья — первая часть

Главой Закарпатья снова стал выходец из СБУ. Ему предстоит решать проблемы своего предшественника — тоже из СБУ. Репортаж Забороны из Закарпатья — первая часть

Политический кризис в Закарпатье: что там происходило и что сейчас

В декабре 2021 года президент Владимир Зеленский назначил главой Закарпатской области бывшего сотрудника Службы безопасности Украины Виктора Микиту. Присылать в этот регион выходцев из силовых структур — традиция, которой следовали многие украинские президенты. Но с тех пор, как президентом стал Владимир Зеленский, Закарпатье политически лихорадит: главы области постоянно меняются, местные кланы воюют со ставленниками из Киева, а Киев, по мнению закарпатских общественников, просто не знает, что делать с регионом.

Заместительница главной редакторки Забороны Юлиана Скибицкая съездила на Закарпатье. В первой части большого репортажа мы рассказываем, как в регионе случился серьезный политический кризис, почему Украина поссорилась с Венгрией — и как это планирует решать новый глава области.


«Киев считает, что на Закарпатье есть какая-то своя, особенная политика. А Закарпатье считает себя особенным регионом, который Киев не понимает. На самом деле вся политика Закарпатья очень киевоцентрична. Ее сложно назвать субъектной. И в то же время Киев абсолютно не понимает, что с Закарпатьем делать», — рассуждает в разговоре с Забороной закарпатский политолог и директор Института центральноевропейской стратегии Дмитрий Тужанский. Он изучает Закарпатье и пытается сломить стереотипное представление об этом крае. По мнению Тужанского, у Закарпатья есть все шансы стать самым открытым регионом Украины — тем более, что он граничит с тремя европейскими странами. Однако пока, признает Тужанский, подобная стратегия не находит отклика у центральной власти.

Отношения Киева и Закарпатья всегда были сложными. Этот маленький дотационный регион сильно удален от центра — в том числе поэтому местная политическая элита отличается клановостью и закрытостью. Отношения Украины и Венгрии во многом зависят от того, что происходит на Закарпатье, где компактно проживает венгерское национальное меньшинство.

Исторически сложилось, что Закарпатье — это край компромиссов, где нужно сохранять баланс между центральной властью, местными олигархами, венграми, силовиками и контрабандистами. Это получается далеко не всегда, и за время президентства Владимира Зеленского Закарпатье столкнулось с одним из самых серьезных политических кризисов. По словам некоторых собеседников Забороны, к этому привели кадровые ошибки президента.

Четвертый за два года

В здании Закарпатской обладминистрации на входе стоят рамки, а охранники проверяют сертификаты о вакцинации. Здесь находится главный пункт вакцинации в Ужгороде. Внутри немноголюдно: сделать прививку пришли всего несколько человек. 11 февраля регион перевели в красную зону.

Неподалеку от пункта вакцинации — кабинет главы региона Виктора Микиты.

«По объективным причинам Закарпатье долгое время отставало в рейтингах вакцинации, — убеждает Заборону Виктор Микита. — Многие уезжают на заработки и вакцинируются там. Но сейчас мы выровняли ситуацию и уже на четвертом-пятом месте» [По данным на 17 февраля, Закарпатье было на шестом месте по уровню вакцинации среди украинских регионов].

Виктор Микита — высокий поджарый мужчина в строгом костюме, с аккуратной стрижкой и седеющей бородкой. Он уже четвертый глава области за два года президентства Зеленского. В 2019 году Геннадий Москаль, четыре года руководивший Закарпатьем, подал в отставку. На его место президент поначалу поставил местного предпринимателя и политика Игоря Бондаренко. А уже в декабре 2019-го его уволили «из-за отсутствия результатов». Сам Бондаренко, похоже, искренне недоумевал по поводу своей отставки — он утверждал, что замечаний к его работе не было, а все поставленные задачи за пять месяцев он выполнил. 

«Бондаренко — это человек, который понимал вопросы [поставленные перед ним], но, возможно, не понимал государственную службу и ее особенности, — осторожно комментирует Виктор Микита вопрос о том, почему в течение двух лет в Закарпатье постоянно менялись главы области. — Бондаренко был хорошим бизнесменом, но не очень хорошим государственным менеджером. Второй у нас был [Алексей] Петров. Он увидел свой политический путь в областном совете. Я так думаю, что он и дальше хотел баллотироваться, возможно, даже в Верховную Раду. Ну и [Анатолий] Полосков. Очень толерантный человек, хороший специалист-юрист, но не воин. Я не хочу его оскорблять, он порядочный человек, а в политике таким людям тяжело».

По словам Микиты, Зеленский перед назначением поставил ему основную задачу — «спокойствие и стабильность в регионе». Несмотря на размытость подобной формулировки, центральной власти действительно необходимо вернуть на Закарпатье стабильность, сильно пошатнувшуюся после того, как областью руководил Алексей Петров.

Венгерский вопрос

Алексей Петров возглавил Закарпатскую область в декабре 2020 года. Как и Микита, он выходец из Службы безопасности Украины. Но если Микита родился на Закарпатье и долгое время служил в местном подразделении СБУ оперативником, то у Петрова более впечатляющая карьера. Он генерал-майор, воевал на Донбассе, руководил департаментом контрразведки СБУ, а перед назначением в Закарпатье возглавлял СБУ в Кировоградской области.

«Был запрос на человека, который ориентировался бы в системе правопорядка, — объяснял свое назначение Петров в интервью «Бабелю». — На одном селекторном совещании сказали, что есть человек с опытом работы и можно его рассмотреть. Президент вызвал меня, мы переговорили, я согласился». 

По словам Петрова, Зеленскому нужен был человек, который смог бы «почувствовать регион». Однако по мнению тех, кто его критикует, у Петрова это не получилось.

«Петров натворил тут столько дел, что, мне кажется, еще долго вся Украина, а не только Закарпатье, будет это расхлебывать», — говорит Забороне журналист Ярослав Галас. Во времена Геннадия Москаля он был одним из его заместителей в обладминистрации, а сейчас возглавляет региональную редакцию «Depo.Закарпатье».

«Он действовал такими же методами, как привык в спецслужбе, — говорит Галас про Петрова. — Депутатов прослушивали, следили за их передвижениями за границу. А еще у него было презрительное отношение к местным. За все время работы в ОГА на все ключевые посты — своих замов, в силовом блоке, на таможне — он назначал людей из других регионов. Закарпатцы такого не любят».

Впрочем, сам Петров утверждал другое. «Люди мне говорили, что им нравится, что я не отсюда — равноудален от местных кланов, городских феодалов, как их называют», — говорил он в интервью «Бабелю». По сравнению со своим предшественником Бондаренко Петров выглядел более деятельным. Он критиковал состояние туалетов на пункте пропуска «Тиса», запустил мобильные группы, которые работали на границе и проверяли автобусы (так называемы «бусики») с теми, кто возвращался из-за границы. Обещал побороть контрабанду «по балтийскому примеру», много ездил по региону, вел прямые эфиры в фейсбуке.

Осенью 2020 года в стране проходили местные выборы. Алексей Петров возглавил партию «Слуга народа», которая заняла второе место и завела в облсовет 11 депутатов — на одного меньше, чем победившая местная партия «Родное Закарпатье». В течение месяца в облсовете продолжались политические войны по формированию коалиции. Однако в итоге партия венгров Закарпатья КМКС отказалась входить в коалицию со «Слугами». На следующий день у ее лидера Василия (Ласло) Брензовича СБУ провела обыски. Депутата обвинили в государственной измене.

«Это была месть Петрова за то, что венгры отказались идти в коалицию со «Слугами», — утверждает Ярослав Галас. — Таким образом он хотел надавить на КМКС. Даже на официальном уровне говорилось, что это политически сфабрикованное дело. А неофициально все мне прямо говорили — это потому, что КМКС не пошла в коалицию».

«У Брензовича во время обыска нашли какую-то карту с «Великой Венгрией», в состав которой входит и Закарпатье. Но это же несерьезные обвинения, — добавляет политолог Дмитрий Тужанский. — У меня дома тоже есть такая книжка, потому что я изучал этот вопрос. На госизмену это не тянет».

Сам Петров отрицает свое участие в деле Брензовича. Он уверяет, что решение принималось на уровне центрального аппарата СБУ, а для него самого подобный ход был невыгоден.

Фактор Тищенко

В декабре 2020 года главой Закарпатской ОГА стал предприниматель Анатолий Полосков, представитель партии «Родное Закарпатье». Это стандартная рокировка: победившие партии поделили между собой посты, и поскольку Алексей Петров продолжал возглавлять облсовет, «Родному Закарпатью» отдали должность главы обладминистрации. У закарпатской ячейки «Слуги народа» появился новый куратор — депутат от «Слуги народа» и бывший телеведущий Николай Тищенко.

Собеседники Забороны в Закарпатье уверены: Тищенко специально «выслали» из Киева, чтобы минимизировать имиджевые уроны для партии. «Отправили от греха подальше», — смеются независимо друг от друга Ярослав Галас и Дмитрий Тужанский. Депутат действительно постоянно попадал в скандалы — и во время публичных выступлений, и закатывая масштабные вечеринки в разгар строгого карантина.

На Закарпатье Тищенко поначалу развел бурную деятельность. В качестве одной из своих заслуг он отдельно отмечал запуск рейса Киев — Ужгород. Аэропорт в Ужгороде не работал несколько лет — регулярное сообщение с Киевом возобновилось летом 2021 года. Впрочем, сейчас аэропорт снова не работает: ему не хватает технической базы, чтобы обеспечить безопасность полетов в зимнее и осеннее время, поэтому перевозчики отменили рейсы.

«Как бы мы ни относились к Тищенко, аэропорт — это его заслуга, — утверждает Дмитрий Тужанский. — Запустили рейсы и самолеты, это была задача президента, которую он выполнил. Да, самолеты сейчас не летают, но с другой стороны я не понимаю, зачем вообще летать в Закарпатье осенью. Это вполне нормальная история, что рейсы существуют только в пиковый период, когда в регион приезжает больше всего туристов».

В политическом плане Тищенко тоже был активен.

«Тищенко обещал Петрову, что уладит вопрос с венграми, — говорит Ярослав Галас. — Петров тогда и сам уже понял, что натворил. Он пытался наладить отношения с венграми, но было уже поздно. И, кстати, когда он встретился с Брензовичем, тот ему даже руки не подал. Тищенко уговаривал КМКС вступить в коалицию со «Слугами». Обещал даже, что дело против Брензовича закроют».

В октябре 2021 года Закарпатский облсовет сделал первую попытку уволить Петрова с должности. Та сессия местных депутатов прошла на фоне митингов, где выступали против оптимизации коммунальных библиотек и больниц, что автоматически означало массовые сокращения. Кроме того, на митингах были люди в военной форме — местные СМИ называли их ветеранами войны на Донбассе и афганцами. Тищенко заявил, что это «русскоязычный спецназ», который пытался захватить власть. 

Поскольку голосование прошло с нарушением регламента, Петров окончательно ушел со своего поста только через месяц, а его место занял представитель «Родного Закарпатья» Владимир Чубирко. Почти сразу же в Киеве уволили однопартийца Чубирко Анатолия Полоскова, который возглавлял ОГА. Ранее Николай Тищенко утверждал, что Полосков — «враг для Закарпатья».

«У них [Тищенко и Полоскова] не было конфликта, потому что с Полосковым невозможно конфликтовать, — объясняет Ярослав Галас. — Просто Полосков был из «Родного Закарпатья», поэтому Тищенко позиционировал его как врага. При этом бесконфликтность Полоскова была скорее минусом: он совершенно ничего не решал в области».

«Эти двое [Петров и Тищенко] надоели всем, — продолжает Галас. — Я знаю, что представители всех партий Закарпатского облсовета обращались в Киев с просьбой убрать их. К Петрову даже «слуги» уже относились плохо, потому что они элементарно не могли попасть к нему в кабинет — только по записи. Петров — из спецслужб, потом он работал в ОГА, он привык к четкой вертикали власти. А здесь, в облсовете, он не понял, что это не работает, и когда у него начали забирать сферы влияния, он начал вести себя, как обычно — пытался ломать».

По словам Галаса, после того, как Петрова уволили с должности, Тищенко ни разу не приезжал в Закарпатье.

Чего ждать?

За те два месяца, которые Виктор Микита возглавляет Закарпатскую ОГА, он до сих пор не назначил даже заместителей. В интервью Забороне он отмечает это как свой плюс, подчеркивая, что не назначает на должности замов своих друзей или знакомых. По его словам, пока что он формирует команду и старается ни с кем не ссориться.

«Раньше здесь действительно было политическое разбалансирование — но сейчас его нет, — утверждает Микита. — Благодаря Владимиру Владимировичу [Чубирко] мы смогли наладить работу, облсовет проголосовал в конце прошлого года за бюджет — а это уже залог стабильности в 2022 году. Я призвал областной совет к релаксу. Сказал, давайте проживем этот год спокойно, подготовимся к выборам, наберемся сил».

Собеседники Забороны не ждут от Микиты каких-то кардинальных изменений или радикальных действий.

«В Офисе президента, очевидно, большая проблема с кадрами, — рассуждает Ярослав Галас. — Там, видимо, совсем не анализируют и не понимают, кого назначают на должности. Хорошо, что им [Офису президента] хотя бы донесли, что назначать нужно местных людей. Но местный тоже ведь не может быть кем попало. Человек должен разбираться в политике, быть дипломатом и очень опытным — потому что венгерский вопрос иначе не решишь, силовые методы тут не работают».

После того как против Василия Брензовича возбудили дело о государственной измене, отношения Венгрии и Украины снова ухудшились. Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто заявил, что дело сфабриковано, и даже призвал отправить на Закарпатье миссию ОБСЕ — из-за «угрозы для венгерского национального меньшинства». Дмитрий Кулеба парировал, что расследуются только дела против отдельных граждан. 

«Для закарпатских венгров дело против Брензовича — это оскорбление, потому что он лидер их партии, — говорит Ярослав Галас. — Если его обвиняют в госизмене, должны быть серьезные доказательства, а их нет».

«Украинской власти нужно быть более гибкой [в венгерском вопросе], — рассуждает Дмитрий Тужанский. — Например, есть проблема венгерских паспортов — для власти проблема, потому что она даже не знает, сколько этих паспортов на руках. А ведь можно было бы, например, легализовать двойное гражданство для стран ЕС и НАТО, но так, чтобы у нас были на руках данные от другой страны об этих людях. Тогда мы сможем контролировать этот процесс. Ну что, разве Венгрия, страна НАТО, внезапно решит напасть на Украину и аннексировать Закарпатье, потому что тут проживают венгры? В Киеве, особенно после 2014 года, сильно боятся этого мифического закарпатского сепаратизма, которого не существует».

По словам Дмитрия Тужанского, сейчас в области изменились политические расклады. Долгое время неформальным лидером Закарпатья был местный бизнесмен и политик Виктор Балога. Балога с 2002 года был депутатом Верховной Рады, во время Оранжевой революции поддержал Виктора Ющенко, за что потом и получил должность главы области.

«Раньше [в Закарпатье] был один клан — клан Балоги, он был влиятельным, потому что сплоченным, — объясняет Дмитрий Тужанский. — За счет этого он влиял на все решения в области, даже когда был в оппозиции — так было даже при [Викторе] Януковиче».

Однако сейчас, утверждает Тужанский, в команде семьи Балоги нет того единства, которое было раньше.

«Клан частично раскололся, и теперь у нас всего 6–7 разных групп влияния. Происходит война против всех», — добавляет он.

Но слабы в области и позиции президента Зеленского. Мэр Ужгорода — бывший «регионал». Он победил на последних выборах как самовыдвиженец, хотя близок к партии «Доверяй делам», которую основали Геннадий Труханов и уже покойный Геннадий Кернес.

Президентская партия «Слуга народа» — в оппозиции. В начале февраля в закарпатском облсовете сформировалась новая коалиция — из партий «Родное Закарпатье», «Батькивщина», «Команда Андрея Балоги» (сына Виктора Балоги), ОПЗЖ и «Европейская солидарность». Несмотря на то, что на центральном уровне коалиция между такими разными партиями, как «Батькивищна», ОПЗЖ и ЕС невозможна, в Закарпатье все работает по-другому. В коалицию не вошли только «слуги» и венгерская КМКС, которая после скандала с Брензовичем занимает обособленную позицию.

Виктор Микита уверяет, что у него со всеми прекрасные отношения — в том числе и с «Виктором Ивановичем [Балогой]», как он отдельно отметил. Однако непонятно, как он планирует восстанавливать сильную президентскую вертикаль в области и есть ли на это политическая воля в первую очередь у Киева.

«Сколько на Закарпатье избирателей? 960 тысяч? А на прошлых выборах здесь была одна из самых низких явок по стране, — заключает Дмитрий Тужанский. — В электоральном плане Киеву нет смысла бороться за этот регион. Поэтому на него и махнули рукой». 

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Scroll To Top