Поездка в Грузию: что стоит знать украинцам - Заборона
Вы читаете
Грузия переживает тяжелые времена — и для Украины это имеет значение. Юлиана Скибицкая привезла из самой свободной страны Кавказа важные выводы

Грузия переживает тяжелые времена — и для Украины это имеет значение. Юлиана Скибицкая привезла из самой свободной страны Кавказа важные выводы

Поїздка до Грузії: що варто знати українцям

Грузия раскололась на сторонников власти и оппозиции. Здесь растут консервативные, ультраправые и пророссийские настроения. Все это очень похоже на Украину — и у нас есть шанс не повторить грузинские ошибки. Большой текст о том, что происходит в Грузии, читайте здесь. А в этой колонке замглавреда Забороны Юлиана Скибицкая рассказывает, что важно знать о стране, которую называют самой демократической на Кавказе. 


Если говорить в Грузии на русском языке, на вас сначала посмотрят с подозрением. Но, услышав, что вы из Украины, тут же расплывутся в искренней улыбке. Украинцев здесь по-настоящему любят — и потому, что они часто приезжают отдыхать, а, значит, кормят большую часть населения, и потому, что многие считают, что у Украины и Грузии схожая судьба. Россияне встречаются в Грузии реже, тем более что прямые рейсы между Россией и Грузией под запретом. После войны 2008 года Россия и Грузия — откровенно недружественные страны. Парадокс, но на этом фоне все чаще и громче звучат идеи о том, что только с Россией Грузия будет сильной и настоящей, а западный путь для грузин губителен.

Такая позиция может быть воспринята у нас в штыки — как так, ведь Украина всегда равнялась на Грузию. Грузинские экспаты приезжали помогать нам реформировать страну. «Грузинское чудо», которое смог сделать после Революции роз Михеил Саакашвили, для Украины всегда было образцом. Батуми фактически построили заново, электричество в стране есть всегда, а не только в определенные часы, а из Тбилиси в аэропорт можно доехать по автобану, а не по грунтовой дороге. Но все это не отменяет того, что Грузия — очень бедная страна. И это хорошо видно, если отъехать хотя бы на сто километров от столицы. 

Вот, например, город Цаленджиха на северо-западе страны — единственный муниципалитет, где на местных выборах в октябре этого года победила оппозиция. Чтобы добраться до него из Тбилиси, нужно проехать почти всю страну через горные села и полузаброшенные поселки. Вдоль обочин много мусора, местные подростки прогуливаются с автоматами за спиной. В этих селах может не быть школ — зато обязательно будет церковь, могут быть разбитые дома — зато могилы на кладбище оформлены как беседки, там всегда чисто и лавки не шатаются. Это и есть настоящая Грузия — сельская, часто необразованная, глубоко верующая, патриархальная и бедная.

«Власти не нужна хорошая экономическая ситуация, — уверяла меня вице-мэрка Цаленджихи Тамара Белкания, которая недавно победила на местных выборах от оппозиции. —  Чем лучше человек живет, тем больше он думает о политике, о правах. А власти это не нужно». 

Белкания — тоже политик, и в ее словах много политических лозунгов. Но она, безусловно, права в том, что политики умело используют консервативность, патриархальность и бедность грузин в своих целях. 

На этой почве и расцвели пророссийские настроения: консерваторы, которые прямо или опосредованно получают деньги от Кремля, уверяют, что западные ценности чужды Грузии. В первую очередь речь, конечно, идет об ЛГБТ+ людях. И если в Тбилиси еще можно найти симпатиков гей-сообщества, то в таких селах их просто нет. Власть не пытается их переубедить — наоборот, премьер-министр на всю страну говорит, что большинство населения против геев, а значит, им не нужно выходить на улицу. После таких заявлений ультраправые и консерваторы получают индульгенцию на насилие — они выходят на улицы и забивают людей до смерти, как это было 5 июля в Тбилиси. 

Раскол по «республикам»

Как и в Украине, в Грузии есть свои «непризнанные республики», которые полностью контролируются Россией. Как и в украинском обществе, у грузин нет четкого консенсуса по поводу того, что же делать с этими территориями и как их возвращать — мягко интегрировать или же выбрать военный путь.

От Цаленджихи до территории непризнанной Абхазии — около 20 километров. В городе можно встретить абхазов. Когда у нас не заводилась взятая напрокат машина, несколько мужчин вызвались помочь. Услышав, что машину мы арендовали в Тбилиси, они возмущенно сказали: «Вот, с***, грузины, что ж они тебе такую машину дали!». Незначительный бытовой инцидент — но он хорошо показывает непримиримость, существующую между грузинами и абхазами, грузинами и южноосетинами. Совсем как в Украине, где некоторые представители гражданского общества называют жителей оккупированного Донбасса и Крыма предателями.

А что делают политики? Они продолжают использовать тему оккупированных территорий в своих целях. Одни утверждают, что нужно воевать и не идти ни на какие уступки по вопросам возвращения своих территорий. Другие же снова подталкивают к России — мол, только дружба с ней поможет наладить отношения с непризнанными республиками. Подставьте сюда хоть Грузию, хоть Украину — ситуация одинаково подходит для обеих стран. Все это еще больше раскалывает общество, отдаляя людей друг от друга.

Грузия как пример

Сгущать краски не хочется. В Украине все же выше толерантность к гей-сообществу: прайды в Киеве проходят, а не отменяются под давлением консерваторов. Прозападный курс страны вроде бы неизменный, а президент даже борется с пророссийскими силами. Но Грузия — пример того, как легко можно все потерять. 

Киевские ультраправые почти каждую неделю выходят на «рейды» по заведениям Подола. Они громят бары, нападают на посетителей — и в целом все это сходит им с рук. 

Ультраправые часто работают в связке с Министерством внутренних дел, полиция в Украине сама по себе чрезвычайно гомофобна — а это значит, что откат может произойти в любой момент. 

Президент Украины Владимир Зеленский все больше переходит на ручное управление, а его чиновники и депутаты закрываются от медиа. Президент позволяет себе отчитывать журналистов на пресс-марафоне, а его подчиненные игнорируют многочисленные запросы от прессы. Независимая журналистика раздражает власть всегда и везде. Но еще хуже, когда против нее настраивают общество. В Грузии это уже произошло

Получится ли у Грузии справиться с кризисом? Хочется верить, что да. Получится ли у Украины не повторить грузинские ошибки и сделать правильные выводы? Здесь все зависит только от нас. Однажды мы уже заплатили очень высокую цену за настоящую независимость, потеряв «Небесную сотню», Крым и тысячи людей в войне на Донбассе. В следующий раз цена может быть еще выше. 

При поддержке Медиасети

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх