Как одни похороны повлияли на эпидемию. Репортаж из города Монастыриска, который стал эпицентром коронавируса на Тернопольщине | Заборона
Вы читаете
Как одни похороны повлияли на эпидемию. Репортаж из города Монастыриска, который стал эпицентром коронавируса на Тернопольщине

Как одни похороны повлияли на эпидемию. Репортаж из города Монастыриска, который стал эпицентром коронавируса на Тернопольщине

Город Монастыриска на Тернопольщине стал эпицентром коронавируса в области. Состоянием на 26 апреля тут зафиксировано 174 случаев заболевания, из которых 43 – у медиков. В начале марта, когда карантина в стране ещё не было, здесь хоронили местного священника – на похороны пришло больше 200 человек. Вспышку коронавируса здесь зафиксировали уже через несколько недель. Журналистка Забороны Алена Вишницкая и фотограф Иван Черничкин побывали в Монастыриском районе и расспросили местных, почему именно их район стал эпицентром коронавируса в стране и чего они сейчас действительно боятся.


В селе Новая Гута возле Монастыриска на Тернопольщине улицу обрабатывают хлором. 9 апреля здесь подтвердили COVID-19 у местного электрика – его забрали в больницу. Он стал первым в селе, кто заразился коронавирусом. Людей на улицах нет, во дворе больного работают спасатели. В костюмах химзащиты они опрыскивают порог, дорожки и подъезд к дому. Поле этого с ног до головы обрабатывают себя дезинфекторами и едут по новым адресам. Они работают неделю через неделю. Неделю на дежурствах, неделю на обсервации. Дома не появляются, чтобы случайно не передать вирус кому-то из семьи. Каждый день с района им присылают список домов и дворов, где обнаружили новую вспышку.

Из окна дома в Новой Гуте выглядывает Галина, теща больного, двое детей и его жена. В соседней комнате – 83-летняя бабушка. Галина трижды в день дезинфицирует дом – результат теста зятя пришел только через четыре дня после того, как взяли пробу, так что тут пока только молятся, чтобы вирус не обнаружился у остальных членов семьи, особенно у бабушки. Сделать тесты им, как контактным особам, пока никто не предлагал, но сказали сидеть дома. Правда, говорит Галина, их семья чуть ли не первая начала придерживаться правил карантина: никто никуда не ходил, разве что осторожно в магазин, никаких посиделок за пределами двора.

«Только мой зять ездил на работу, но на своей машине. Никаких средств защиты ему не давали, работал так. Заграницами он не был», – говорит Галина и несколько раз уточняет: он не приехал из Польши или Италии, человек был на обычной работе – чтобы никто не предъявил, что вирус в село завезла их семья.

Похороны на 200 людей

В Монастыриском районе и на Тернопольщине живет 26 тысяч людей, коронавирус зафиксировали в городе и 19 селах. Почти каждый день вирус фиксируют в новом населенном пункте. Сейчас Монастыриска – эпицентр пандемии в Украине. Такое количество больных связывают с несколькими факторами. В этом регионе многие приехали из-за границы, в частности из Польши и Италии. Местные заводы давно не работают, поэтому люди ездят на заработки. Когда они вернулись, их попросили оставаться на самоизоляции две недели, но все ли придерживались этого и не выходили за пределы дома – сказать сложно.

3 марта в селе Швейков возле Монастыриск похоронили священника из соседнего района. Про пандемию коронавируса в Украине тогда не было речи, заболел только один мужчина с Черновецкой области. На похороны приехало более 200 человек, в частности 15 священнослужителей из разных парафий. У одного из них, священника из Залищицкого района, через несколько недель обнаружили коронавирус. Он умер. Святой отец стал первым человеком в области, у которого диагностировали коронавирус.

dsc08751 1024x682 - <b>Как одни похороны повлияли на эпидемию.</b> Репортаж из города Монастыриска, который стал эпицентром коронавируса на Тернопольщине - Заборона
Фото: Иван Черничкин / Заборона

Отец Роман, который руководил похоронным процессом 3 марта, говорит, что все было как на обычных похоронах: люди и целовались, и стояли рядом, вместе молились. «Не было ни рукавичек, ни масок, дистанцию тоже никто не соблюдал. Не было таких распоряжений ни от государства, ни от церкви». Сейчас уже все по-другому, объясняет священник – хоронят только в закрытом гробу, максимум 10 присутствующих и никаких целований. Действительно ли все началось с похорон, говорит, пусть разбирается полиция – по его словам, на похоронах все чувствовали себя хорошо, симптомов у людей не было, и заболели, в конце концов, не только те, кто там был. Из всех заболевших на коронавирус – около двадцати тех, кто был на похоронах, говорит Павел Дронь, заместитель главы Монастыриской райгосадминистрации.

Семейный врач онлайн

Первого больного в Монастырисках обнаружили через две недели после тех похорон. Это был мужчина из соседнего села Ковалевка, он умер через несколько дней. Больничная медсестра в начале марта заболела пневмонией, ей поставили диагноз «Грипп А» и лечили от него. Когда появился первый больной, на COVID-19 протестировали и медсестру – лабораторный тест показал позитивный результат. Позже заболела и мама, которая за ней ухаживала. Вследствие протестировали врачей и медперсонал, который контактировал с ней – и работников больницы, и работников амбулатории семейной медицины, куда она приходила обследоваться. У десятка врачей и медсестёр сразу обнаружили вирус, амбулатория ушла на карантин. Сейчас в районе 43 больных медика.

У заведующего местной амбулатории Андрея Мушинского тоже COVID-19, но в легкой форме. Он ходит в маске по двору и пытается соблюдать дистанцию с родственниками в доме. Говорит, что до карантина и не обратил бы внимания на симптомы: температура 38, общая слабость, небольшой кашель. В условиях круглосуточной работы списал бы это на усталость. Тест показал положительный результат не только у него, а и у половины работников амбулатории – он сразу отправил всех на самоизоляцию. Никаких средств защиты у медиков, объясняет Мушинский, не было – и заказать защитные костюмы тоже было негде. Первые неделю-полторы врачи и медперсонал, объясняет врач, работали в одноразовых хирургических халатах, которые все же удалось найти. Потом подключились волонтеры.

dsc08760 1024x682 - <b>Как одни похороны повлияли на эпидемию.</b> Репортаж из города Монастыриска, который стал эпицентром коронавируса на Тернопольщине - Заборона
Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Изначально было страшно. Коронавирус у меня обнаружили в тот день, когда умер первый больной в районе», – говорит врач. Уже почти месяц он работает дистанционно. Каждые несколько минут ему звонят люди и просят проконсультировать – если раньше никто не обращал внимание на температуру 37, то сейчас это вызывает панику. У него тоже своего рода служение онлайн.

Село без коронавируса

Волонтерка Мария Крайняк просит встретиться после обеда. Она опять до 5 утра заказывала респираторы и халаты для врачей. Мария сидит во дворе двухэтажного многоквартирного дома в респираторе и держит в руках дезинфектор – без него даже не выходит из квартиры. Время от времени поглядывает на телефон – ей должны привести пятьдесят комбинезонов для медиков и термометры. После майских праздников еще должны довести кислородные концентраторы. «Нову Пошту» в Монастырисках закрыли, поэтому приходится ездить в соседний Бучач.

Мария – волонтерка со стажем. Она десять лет жила в Америке, передавала оттуда помощь на Майдан, а во время войны ездила помогать на фронт. В начале марта она вернулась из Италии – гостила у друзей в Ломбардии. Две недели просидела в своей комнате на жестком карантине. Говорит, было время увидеть, как развиваются события в мире и чего стоит остерегаться нам.

Сразу решила, что будет помогать медикам – прежде всего в селах, местных амбулаториях и фельдшерско-акушерских пунктах не хватало элементарного, в частности пробирок для проб на коронавирус.

Критической ситуации в Монастырисках можно было бы избежать, говорит Мария, – если бы власти учли мировой опыт. Ведь то, что 3 марта тут был всего один зараженный, не означало, что пандемия обойдет Украину. На следующий день после обнаруженного больного в области Мария начала собирать деньги на аппарат искусственной вентиляции легких – написала пост в «Фейсбуке», связалась со знакомыми из других стран. Она обзвонила врачей в селах и сформировала список нужд. Всего за несколько недель ее через счет прошло приблизительно 700 тысяч гривен: на средства защиты для медиков, кислородные концентраторы, аппарат штучной вентиляции легких. Ей звонили местные медсестры и плакали, что у них нет даже масок, что уже говорить про аппараты искусственной вентиляции легких.

dsc08863 1024x683 - <b>Как одни похороны повлияли на эпидемию.</b> Репортаж из города Монастыриска, который стал эпицентром коронавируса на Тернопольщине - Заборона
Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Они просили помочь хоть чем-то. А в Киев отчитываются, что у них все есть в достаточном количестве», – добавляет Надежда, сестра Марии. Местные врачи боятся, что больница заработает себе плохую репутацию и ее закроют, поэтому отчитываются о современном оборудовании и полном обеспечении средствами защиты. Надежда волонтерит вместе с сестрой и собирает деньги через свои контакты. Она парикмахерка и владеет салоном в Монастырисках. Клиенты – в том числе те, которые ездят на заработки, их дети и родители, которые остались в Украине. Поэтому знакомых у нее по всему миру – благодаря им в первую ночь удалось собрать больше 30 тысяч гривен.

Надежда чуть ли не впервые за 17 лет существования парикмахерской сидит без работы. Перед карантином она начала там ремонт и сейчас осталась совсем без сбережений. Долги за коммуналку накапливаются. Вопреки карантину Надежде регулярно звонят с предложением немного заработать и подстричь кого-то дома. Чаще всего звонят люди из сёл, в которых еще не зафиксировали коронавирус. Но Надежда всем отказывает. Людям отвечает, что они должны боятся в первую очередь её – она ведь из города, где пандемия в разгаре. К тому же, у нее нет щитовидной железы, она в группе риска: «Я ценю свою жизнь, потому что она еще пригодится моим родным. А их у меня много», – говорит. Добавляет, что отсутствие работы – не конец света, потому что тут почти у каждого есть огород и консервация в погребе.

Церковь онлайн

Отец Роман служит на парафии в селе Швейков за несколько километров от Монастыриска. Село небольшое, приблизительно 170 дворов, но разбросанное. Именно здесь 3 марта похоронили священника. В Вербное воскресенье, за неделю до Пасхи, тут всегда было многолюдно: сначала люди шли в церковь святить вербу, потом ходили друг к другу в гости. В этом году Вербное воскресенье тихое. Отец Роман развозит по селу освященные ветки и оставляет их возле местных часовен – чтобы люди могли по одному подойти, взять и отнести домой. Про то, что он приедет с освященной вербой, тут знают. Но отец Роман приезжает к пустым часовням, оставляет вербу и едет домой. Только после его отъезда за вербой по одному приходят: забрали – ушли.

Отец Роман не служит онлайн – говорит, и без него хватает онлайн-богослужений. Он так же приходит в церковь, но просит людей оставаться дома. Из церкви службу транслируют громкоговорители наружу, так что можно слушать из собственного двора. Если в церковь приходит больше десяти человек, просит их стоять за пределами церкви, но такое случается редко, церковь тут – авторитет. Обычно, говорит, на службу приходит человек шесть, стоят метра за три друг от друга. Причастие с одной ложки тут не практикуют.

dsc08918 1024x682 - <b>Как одни похороны повлияли на эпидемию.</b> Репортаж из города Монастыриска, который стал эпицентром коронавируса на Тернопольщине - Заборона
Фото: Иван Черничкин / Заборона

Каждый день в 12 часов дня в Монастыриском районе перезвон церквей: «Это распоряжение нашего владыки. Перезвон пошел еще с истории. Колокол всегда оповещал о чем-то тревожном или особом», – объясняет отец Роман. В последний раз такой колокол бил в Михайловском соборе в Киеве во время расстрелов на Майдане.

Стефания живет в нескольких километрах от церкви, почти на краю села. Она одна – все дети и внуки разъехались по городам, а муж умер десять лет назад. Она уже несколько недель не выходила за пределы двора, а ее ближайшая соседка живет в пятидесяти метрах от нее. Стефания прикрывает нос и рот платком, маски у нее нет. В начале карантина она пошила несколько штук из марли, но отдала соседкам.

Стефания не ходит ни в церковь, ни в магазин – это далеко даже без карантина. Еду, которую не вырастишь на огороде, ей обычно привозят дети из Тернополя. Уже несколько недель их не было: «Я сама боюсь, чтобы они ко мне ехали, у нас в селе заболело больше людей, чем в том Тернополе».

dsc08967 1024x683 - <b>Как одни похороны повлияли на эпидемию.</b> Репортаж из города Монастыриска, который стал эпицентром коронавируса на Тернопольщине - Заборона
Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Одиноким, без детей, сейчас приносят помощь: пакеты с крупами и другим. А таким одиноким как я, у которых есть дети, не возят. Но я не жалуюсь», – говорит Стефания. Еще до карантина с детьми и внуками обсуждали, что вся семья приедет на Пасху, но в этом году на праздники впервые Стефания будет одна. Продуктов в запасе, говорит, еще немного есть – вот вчера соседка принесла два лимона и оставила их на лавочке перед двором.

На днях со Швейкова скорая снова забрала двух людей с коронавирусом. Одна из новых больных – родственница священника, который умер в начале марта, тоже была на похоронах. Стефании 78 и она входит в самую уязвимую к коронавирусу группу: «Я уже старая, – говорит она. – Но еще так хочется пожить. Когда умру, куда же дети будут приезжать?»

Наверх