Кто регулирует стоимость лекарств и почему их не могут выдавать бесплатно?

Кто регулирует стоимость лекарств и почему их не могут выдавать бесплатно?

В соцсетях часто можно встретить призывы собирать средства на лекарства для больного ребенка. Возникает логичный вопрос: почему этого ребенка не спасет государство, оплатив необходимые препараты? Журналистка Забороны Полина Вернигор разобралась, как формируются цены на лекарства, кто должен их регулировать и почему фармкомпании не раздают медикаменты, чтобы спасать жизни.


Кто устанавливает цены на лекарства?

В формировании конечных цен участвуют производители лекарств и аптеки. Аптеки устанавливают наценку на медикаменты, но основную стоимость формирует именно фармакологическая компания. Конечная цена зависит от многих факторов: действенности препарата, рынка, платежеспособности населения, стоимости исследований и производства, затрат на рекламу и тому подобного. К примеру, если производитель разрабатывает лекарство от рака, у которого высокий показатель успешных испытаний, а другого такого же эффективного препарата на рынке сейчас нет — скорее всего, цена на него будет достаточно высокой.

В 2013 году фармакологическая компания Gilead Sciences выпустила лекарство от гепатита под названием «Совальди» (Sovaldi). Компания оценила его в 1000 долларов за таблетку или 84 тысячи долларов за полный курс лечения. При этом реальная стоимость всех компонентов препарата составляла около 100 долларов за курс. Однако это не помешало главе Gilead Sciences Джону Мартину разбогатеть на более чем миллиард долларов за несколько лет продаж «Совальди».

Национальная служба здоровья Великобритании не смогла включить это лекарство в список госзакупок из-за его цены — даже несмотря на то, что для определенной категории граждан оно жизненно необходимо. В США даже хотели подать иск на компанию за слишком высокую цену, но, вероятно, поняли, что суд не выиграть. Стоимость лекарства с точки зрения ведения бизнеса вполне объективна: до появления «Совальди» на рынке были препараты с меньшей эффективностью, которые стоили около 150 тысяч долларов за курс. Поэтому для государства препарат от Gilead Sciences тоже был более выгодным.

Если же речь идет о новых препаратах тех категорий, у которых на рынке уже есть конкуренты, их цена будет зависеть в основном от стоимости лекарств-конкурентов. Разница в цене не должна быть выше, если эффективность мало отличается. Однако и в этом случае цена может вырасти — например, из-за наценки от фармацевтической компании за заложенные на маркетинг деньги или какой-то незначительный компонент, который практически не влияет на действенность препарата. Так на украинском рынке, например, появляются аналоги лекарств, вилка в цене среди которых может составлять несколько сотен гривен.

А государство как-то может регулировать это?

Государство может пытаться это делать. В случае с «Совальди», как мы видим, оно было бессильно. В целом есть четыре основных метода государственного регулирования цен на лекарственные средства:

Установка фиксированных цен — государство устанавливает максимальный ценовой порог исходя из общего уровня цен, бюджетных ограничений на госзакупки, порядка предоставления рецептов на лекарства, значения фармацевтической промышленности и др.

Регулирование прибыли — фармацевтические компании сами ограничивают свою прибыль из-за того, что государство устанавливает максимально допустимый порог для нее.

Ценообразование на основе эффективности — предполагает экономическую оценку лекарственных средств (анализ затрат и выгод). Этот метод обычно применяется в дополнение к другим методам.

Установка базовых цен — в этом случае устанавливают максимальный ценник на товары одной категории. Базовая цена может рассчитываться на основе средней цены препаратов этой категории, цены одного или двух самых дешевых препаратов категории (как в Дании), или цены самого дешевого аналога (как в Швеции).

Чаще всего в разных странах Евросоюза используют сразу несколько вариантов регулирования цен на рынке фармакологии.

Украина что-то из этого делает?

Да. Во-первых, в Украине есть программа «Доступные лекарства» — перечень препаратов, на которые выделяются деньги из госбюджета. Некоторые лекарства из этого перечня полностью бесплатны для пациентов: их стоимость покрывает государство. В других случаях пациенту надо доплатить какой-то процент от стоимости. Это препараты для лечения болезней сердца, диабета 2-го типа или бронхиальной астмы, которые пациенты должны принимать постоянно. Цены на эти лекарства четко зафиксированы — включая их розничную цену в аптеках. Аптеки не могут повышать ее самостоятельно.

Во-вторых, есть Национальный перечень основных лекарственных средств, по которому препараты закупают больницы. Около 60 позиций из перечня — это популярные лекарства, которыми чаще всего пользуются украинцы. Именно эти препараты составляют около 80% от всех закупок в регионах. Поэтому государство тоже решило установить фиксированную цену на них. Эта цена референтная, то есть сравнительная. Министерство здравоохранения сравнивает цены на конкретный или подобный препарат в пяти странах: Польше, Словакии, Венгрии, Чехии и Латвии. Далее определяется цена, которая не будет превышать среднюю стоимость препарата в этих странах. Это и будет тот предельный показатель, который производитель не может переступить, устанавливая цену на препарат. Однако такое регулирование касается именно госзакупок — это когда больницы за бюджетные деньги покупают препараты у производителей, а мы как пациенты пользуемся ими во время стационарного лечения.

Для аптек есть менее строгое регулирование — механизм регрессивных наценок. Он также действует исключительно для Нацперечня Минздрава. Мы уже говорили, что цена на препарат состоит в том числе и из аптечных наценок — то есть аптека на свое усмотрение может завысить цену и забрать разницу от продажи себе. Наценка обычно составляет не какие-то условные 20 или 50 гривен, а определенный процент от стоимости. Поэтому раньше аптекам было выгодно продать нам более дорогое лекарство, поскольку наценка на него была большей.

Сейчас же государство установило для аптек такую ​​систему наценок: чем дороже стоимость препарата, тем меньший процент наценки может поставить на него аптека. Если стоимость препарата до 100 грн, максимальная торговая надбавка может составлять 25%. При стоимости упаковки препарата от 100 до 500 грн надбавка не может превышать 20%. От 500 до 1000 грн — 15%. Более 1000 грн за упаковку лекарственного средства — максимальная торговая надбавка не должна быть больше 10%.

Абсолютно все жизненно необходимые лекарства оплачивает государство?

Увы, нет. В основном в такие списки входят препараты, которые используют чаще всего. Однако есть и другая каста пациентов — орфанные больные.

Орфанные болезни — это врожденные или приобретенные заболевания, которые встречаются крайне редко — реже одного случая на 2000 населения страны. 80% этих заболеваний генетически обусловлены. Они не только имеют тяжелое и хроническое течение, но и сопровождаются снижением качества и сокращением продолжительности жизни пациентов.

Обычно препараты для лечения таких болезней редко выпускают из-за недостаточного спроса. Соответственно и стоят они очень дорого — не потому, что производитель хочет на них нажиться (хотя часто и поэтому тоже), а из-за высокой стоимости производства маленьких партий.

Для орфанных больных государство выделяет ежегодно около четверти общего бюджета на закупку лекарств и медицинских изделий. На эти средства покупают лекарства для людей, болеющих муковисцидозом, первичными иммунодефицитами, болезнью Гоше, болезнью Помпе, тирозинемией, фенилкетонурией, мукополисахаридозом, легочной артериальной гипертензией, буллезным эпидермолизом и другими редкими заболеваниями. Однако это даже не половина всех орфанных больных в стране. Обеспечивать больше государство не может из-за нехватки средств в бюджете.

Почему компания не может выдать больному необходимые для жизни лекарства?

Потому что это очень прибыльный бизнес. Если в более развитых странах государство может закупать хотя бы часть необходимых для жизни граждан лекарств, то как быть с бедными странами, у которых такой возможности нет?

Основная цель любого бизнеса — зарабатывать деньги. Фармакологические компании — не исключение. За мировым фармакологическим рынком стоит влиятельная система лоббистов, продвигающих интересы индустрии и не дающих принимать законы, которые регулировали бы цены на лекарства для потребителей.

Например, в 2015 году в США приговорили к семи годам тюрьмы предпринимателя Мартина Шкрели. Сначала он обесценивал акции фармакологических компаний путем обмана и спекуляций, а потом скупал эти компании и повышал цены на лекарства, которые они производили, в десятки раз. Таким образом он поднял цену на «Дараприм» — препарат для лечения токсоплазмоза, стандартный в терапии ВИЧ-инфекции во всем мире. Сначала его компания выкупила право на производство этого лекарства, а затем подняла цену на него с 18 до 750 долларов за одну таблетку. Из-за подобных схем его считают одним из «самых ненавистных» миллионеров США.

Дискуссии о возможности предоставлять некоторым пациентам лекарства бесплатно ведутся давно. Один из аргументов «против» — большая часть прибыли от продажи лекарств часто идет на новые исследования. То есть если фармкомпания отдает препараты бесплатно, то недополучает денег, от чего страдают новые исследования — а, соответственно, и пациенты, которым необходимы новые лекарства. Этот аргумент основывается на убеждении в том, что неоправданно спасать жизни бедных, предоставляя им жизненно необходимые лекарства, но вместе с тем лишать новых лекарств тех людей, которые могут позволить себе за них заплатить.

Еще один аргумент построен на мысли о том, что фармакологическая компания по своим обязательствам ничем не отличается от других типов компаний. То есть по сути они обязаны спасать жизнь так же, как это обязаны делать представители любых других отраслей. Социальная ответственность в современных компаниях, несомненно, важная составляющая, но она не может работать в ущерб прибыли компании и не является чем-то обязательным.

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх