Мир под контролем. Почему биометрические технологии приближают антиутопии и этого почти не избежать

Andriy Sorokin
Мир под контролем. Почему биометрические технологии приближают антиутопии и этого почти не избежать

Биометрическими технологиями сегодня никого не удивить. В начале XXI века борьба с терроризмом дала мощный импульс их развитию и внедрению, а COVID-19 еще больше подстегнул спрос на них. По оценкам Global Industry Analysts, с начала пандемии мировой рынок биометрии будет ежегодно расти на 14,8%. Журналист и редактор телеграм-канала FintechWave Андрей Сорокин специально для Забороны рассказывает, что может быть не так с миром, где вас всегда смогут идентифицировать по голосу или сетчатке.


Что это и как работает?

У каждого человека есть уникальные характеристики, с помощью которых его можно опознать. Это лицо и мимика, отпечатки пальцев, ДНК, форма ладони, лицо, голос, рисунок вен, радужная оболочка и сетчатка глаза. По сути, это паспорт, который всегда при нас. На этом и построены биометрические технологии, распознающие человека по одному или нескольким признакам (последнее называют комбинированной биометрической аутентификацией).

Биометрические данные записываются в специальную базу с помощью сенсоров, сканеров и других устройств. Система запоминает эту информацию (например, отпечаток пальца) и преобразует в цифровой код. Когда палец снова прикладывают к сканеру, система сравнивает его с тем, что сохранила ранее. Если они совпадают, то личность подтверждена. 

Фото: John Moore / Getty Images

Где применяют биометрические технологии?

  • Общественная безопасность и контроль. Например, автоматизированные системы биометрической идентификации применяют для выявления и поиска злоумышленников, доказательства и предотвращения преступлений. Камеры с распознаванием лиц используют для прохождения контроля в аэропортах, обеспечения безопасности на массовых мероприятиях. Биометрические паспорта также получают все большее распространение: их выдают более 90 стран из 193 государств-членов ООН. 
  • Финансы, ритейл, телекоммуникации. Еще пару лет назад «ПриватБанк» запустил функцию оплаты лицом. Соответствующая опция выбирается на POS-терминалах Android PAX, затем покупатель смотрит в камеру терминала и подтверждает операцию пин-кодом. Однако применение биометрии в этих сегментах гораздо шире: открытие счетов, получение кредитов, снятие наличных в банкоматах, денежные переводы, борьба с мошенничеством, противодействие отмыванию денег и др.
  • Здравоохранение и социальная помощь. С помощью распознавания лиц в больницах и домах для людей преклонного возраста можно отслеживать, принимают ли пациенты лекарства. Некоторые нейросети также могут оценивать их общее состояние и обнаруживать заболевания, в том числе наследственные и врожденные. Отдельное крупное направление — проверка личности при получении доступа к медуслугам и льготам, а также идентификация носителей определенной болезни. Так, в Африке действуют национальные программы идентификации носителей ВИЧ по отпечаткам пальцев. Пандемия коронавируса также стала стимулом для внедрения высокотехнологичных систем наблюдения и распознавания лиц. Во время первого локдауна в ряде стран (например, в России) их использовали против нарушителей карантина и самоизоляции.
  • Избирательный процесс. Основная задача — идентификация избирателя и соблюдение принципа «один гражданин — один голос». Однако биометрия в данном случае наиболее характерна для не самых развитых стран мира — в первую очередь он касается Африки и Латинской Америки. В то же время есть опыт онлайн-голосования Эстонии на основе идентификационных карт с чипом.
  • Образование. В школах биометрические технологии используются для доступа в столовые, контроля за прогулами, замены библиотечных карточек. В сфере онлайн-образования сервисы распознавания лиц могут следить, чтобы учащийся не списывал и не отвлекался во время тестирования.

Как используют биометрию на государственном уровне?

Позиция властей часто заключается в том, что биометрические технологии помогают решать проблемы, которые касаются всех. Среди них терроризм, преступность и нелегальная миграция. Однако в последние годы речь идет далеко не только о биометрических паспортах.

Фото: Alex Grimm / Getty Images

Китай. Страна лидирует в применении технологий для распознавания лиц и наблюдения за людьми. По данным агентства TelecomDaily, за жителями Китая постоянно следят не менее 200 млн камер, или 143,6 штуки на 1 тыс. человек. Сканеры лиц есть в аэропортах, метро, на вокзалах и даже в общественных туалетах, чтобы оттуда не воровали туалетную бумагу. Без биометрической проверки личности невозможно приобрести сим-карту, открыть банковский счет или зарегистрировать компанию. При этом соответствующая база данных расширяется и уже включает в себя ДНК.

Патенты на системы видеонаблюдения и технологии распознавания лиц активно подают частные компании. Среди них, в том числе, есть те, кто привлекает финансирование от транснациональных корпораций. С одной стороны, такой уровень развития технологий в чем-то упрощает жизнь: не нужно носить с собой платежные карты или пропуски, а полиции проще находить правонарушителей. С другой стороны, это позволяет властям осуществлять практически тотальный контроль, особенно с учетом разрабатываемой и уже частично протестированной «системы социального кредита». 

Китайский бизнес не против экспортировать подобные технологии. Так, Джонатан Хиллман (Jonathan Hillman), директор проекта Reconnecting Asia в Центре стратегических и международных исследований, отмечает, что «даже если вы никогда не бывали в Китае, камеры Hikvision наверняка заметили вас». Еще к 2017 году компания захватила 12% рынка Северной Америки, ее устройства продаются и в Украине. 

США. По данным TelecomDaily, в Штатах установлено 50 млн камер, или 152,8 камеры на 1 тыс. человек. В конце лета Счетная палата представила отчет, в котором говорится, что 10 из 24 федеральных агентств расширят применение технологии распознавания лиц к 2023 году. В частности, речь о том, что министерства внутренних дел, обороны, юстиции, национальной безопасности и другие ведомства внедрят 17 различных систем, 13 из которых будут принадлежать им самим. 

Сейчас 18 из 24 агентств уже применяют технологии распознавания лиц. Правозащитники, разумеется, не в восторге. Например, представитель правозащитной организации Electronic Frontier Foundation отметил, что власти все более зависимы от технологий распознавания лиц, которые нарушают право на неприкосновенность личной жизни. Сама Счетная палата в этом году указала на то, что федеральные агентства США безответственно используют эту технологию. 

Евросоюз. Еще в 2013 году Еврокомиссия представила проект Smart Borders для контроля над лицами, прибывающими в ЕС из США и стран, не входящих в Евросоюз. Одна из его частей — система «въезд-выезд» (Entry-Exit System, EES) — регистрирует биометрические данные приезжающих (лицо, радужная оболочка и отпечатки пальцев одновременно), а также информацию о том, как долго они вправе находиться на территории ЕС. Пилотные испытания системы начались в ряде стран еще в 2015 году. Например, в них участвовали аэропорты Швеции, Франции, Германии, Португалии, Испании и Нидерландов. Ожидается, что окончательно программу внедрят в 2022 году. 

Инициатива нередко подвергалась критике (в том числе в Европарламенте) с точки зрения защиты личных данных, а также способности защитить от потока мигрантов. В этом году ЕС решил в целом ужесточить проверки при выдаче шенгенских виз: речь идет о проверке человека сразу по нескольким базам, а также фотографировании сразу при подаче заявления (снимки вносятся в визовую систему стран Шенгенского соглашения). Сами биометрические данные будут по-прежнему храниться в базах почти пять лет с подачи предыдущего заявления, когда брались отпечатки пальцев.

Россия. По инициативе Минцифры и Центробанка в России создается Единая биометрическая система (ЕБС). В ней используется два типа данных: голос и лицо. С помощью ЕБС сейчас можно удаленно взаимодействовать с банками (изначально их и обязали собирать данные клиентов), а в будущем станет возможным пользоваться государственными и частными услугами. 

Однако население не спешит сдавать биометрические слепки. По данным на февраль 2021 года, в системе было зарегистрировано около 164 тыс. человек, хотя систему запустили еще летом 2018 года. Впрочем, особый интерес представляет сеть распознавания лиц в Москве, где установлено более 200 тыс. камер. В феврале появилась информация, что с их помощью власти отслеживали участников протестов и привлекали их к ответственности.

Фото: KIRILL KUDRYAVTSEV / AFP via Getty Images

Биометрия для борьбы с терроризмом

После событий 11 сентября 2001 года борьба с терроризмом стала темой номер один для всего мира. После трагедии в США многие страны начали активно внедрять решения для сбора данных и наблюдения за людьми. При этом в самих Штатах изначально не все были уверены, что подобные технологии на тот момент могли бы предотвратить теракт. И речь даже не о правозащитниках, а, например, о RAND — это стратегический исследовательский центр, работающий по заказам правительства и вооруженных сил США. 

У Интерпола есть база данных отпечатков пальцев, профилей ДНК и изображений лиц, предоставленных странами-членами. Сообщалось, что также планируется создать центр биометрических данных (защищенный шлюз) для связи биометрических баз данных стран-членов с биометрическими базами данных Интерпола. Это позволило бы выявлять преступников на пограничном контроле.

В вопросах использования биометрии международные органы консультируются с Биометрическим институтом (Biometrics Institute). В частности, это касается ОБСЕ и ООН. Институт был создан еще в 2001 году, однако правила этического использования соответствующих технологий разработал только 18 лет спустя. 

В ОБСЕ уверены, что биометрия эффективна в борьбе с терроризмом. Тем не менее, подобные практики нельзя назвать идеальными. Например, эксперты британской некоммерческой организации Privacy International (PI) считают, что это может легко  привести к чрезмерному надзору, ущемлению гражданских прав и неприкосновенности частной жизни, а также расовой и религиозной дискриминации. 

В публикации от мая 2021 года они приводят следующие примеры:

  • Ирак и Афганистан. В этих странах Минобороны США разработало и реализовало биометрическую программу без предварительной оценки рисков для прав человека и создания гарантий, необходимых для предотвращения злоупотреблений. Изначально задача заключалась в том, чтобы отличать террористов от гражданского населения. В PI отмечают, что местонахождение и нынешнее использование полученных данных остается неясным.
  • Израиль и Палестина. В PI утверждают, что власти Израиля регулярно следят за палестинцами и жестко ограничивают их свободу передвижения, что приводит к системной сегрегации. 
  • Сомали. В этой стране Минобороны и международные организации вроде ООН собирают и бессрочно хранят биометрические данные при отсутствии правового регулирования, уверены в PI. По мнению ее экспертов, подобные инициативы принесли сомнительную пользу и даже пагубно повлияли на местное население, которое слабо представляет, что происходит с их данными.

В июне запретить биометрическое наблюдение и слежку призвали Amnesty International и еще более 170 организаций, включая «Европейские цифровые права» (EDRi), Internet Freedom Foundation (IFF), Human Rights Watch. Вот что говорится в их совместном заявлении:

«Несмотря на спорные утверждения, что эти технологии повышают уровень общественной безопасности, все их преимущества однозначно и намного перевешиваются систематическим попранием наших прав. Мы видим все больше примеров злоупотребления такими технологиями и их малопрозрачного или совсем непрозрачного внедрения».

Фото: TOSHIFUMI KITAMURA / AFP via Getty Images

Будут ли ограничения для использования биометрии?

Пока что об этом трудно говорить на фоне пандемии и сопутствующих ограничительных мер. В то же время в последние пару лет дискуссия об ограничении использования биометрии все же вышла на уровень государств и технологических гигантов, а не только правозащитников.

В октябре 2021-го Европарламент принял резолюцию о необходимости запретить использовать системы автоматического распознавания лиц в общественных местах. Это связано с определенными рисками. Среди них проблемы с защитой личных данных, непрозрачное принятие решений, дискриминация. В Европарламенте подчеркнули, что в итоге это может влиять на презумпцию невиновности, основные права на свободу и безопасность личности. 

Авторы резолюции также предлагали запретить использование правоохранителями других технологий. В частности, речь шла о решениях для анализа походки, отпечатков пальцев, ДНК, голоса и других биометрических данных. Также они выразили беспокойство относительно сервисов распознавания лиц вроде Clearview AI, чья база данных собрана из соцсетей и не только. При этом инициативы парламентариев не касались вопросов использования биометрии для борьбы с самыми тяжкими преступлениями. 

В итоге за резолюцию проголосовало большинство депутатов (377 «за», 248 «против», 62 воздержались). И хотя она не обязательна к выполнению, возможно, в ЕС постепенно возникает тренд на ограничение использования биометрии. Так, летом Европейский совет по защите данных и европейский инспектор по защите данных также призвали запретить автоматическое распознавание при помощи искусственного интеллекта человеческих черт в публичных пространствах.

Фото: Robert King / Newsmakers

Как ни странно, об ограничении систем распознавания лиц заговорили даже в Китае. В июле высший суд страны опубликовал судебное разъяснение по их использованию. В нем говорится, что компании могут применять в своих продуктах технологию распознавания лиц, но не вправе принуждать людей к ее использованию в приложениях для доступа к услугам. Кроме того, для начала необходимо получить согласие пользователя перед сбором информации о лице. Также нарушением прав будет считаться ситуация, при которой компания не предоставила клиентам альтернативу распознаванию лиц, чтобы воспользоваться ее сервисами. В то же время все эти правила не касаются случаев, когда речь идет об общественной безопасности и чрезвычайных ситуациях. Да и в целом озабоченность китайских властей больше связана с желанием контролировать частный сектор.

В 2020 году в стране ввели более строгие стандарты для приложений, которые собирают биометрические данные. Поводом стали скандалы с их утечкой и приложения для создания дипфейков. Говорить об успешности нововведений пока трудно. Например, согласно январскому отчету британской исследовательской компании Comparitech, Китай хуже всех защищает биометрические данные. Впрочем, на официальном уровне страна не прекращает демонстрировать озабоченность этим вопросом. Так, в середине ноября Киберпространственная администрация Китая (CAC) опубликовала новый проект правил, который запрещает использовать биометрические данные в качестве исключительного способа идентификации личности.

В сентябре 2020 года горсовет Портленда запретил использовать системы распознавания лиц. Ранее аналогичные меры приняли власти Сан-Франциско и Окленда, а также Бостона. Однако Портленд стал первым городом США, где запрет касается не только государственных, но и частных структур. В Бостоне же поводом для такой инициативы стал ошибочный арест афроамериканца Роберта Уильямса. Одна из систем распознавания лиц зафиксировала его совпадение с данными на водительском удостоверении человека, который совершил ограбление магазина.

В начале ноября Facebook объявил, что прекратит работу системы распознавания лиц в ближайшее время. По словам вице-президента отдела искусственного интеллекта компании Джерома Пезенти, по поводу системы в обществе есть множество опасений. «В условиях сохраняющейся неопределенности мы считаем, что отказ от системы распознавания лиц в соцсети — умное решение», — пояснил он. Свои взгляды на программное обеспечение для распознавания лиц не так давно изменили и другие технологические гиганты. Приостановили или прекратили их продажу Amazon, Microsoft и IBM.

Фото: HAZEM BADER / AFP via Getty Images

Я законопослушный гражданин, о чем мне беспокоиться?

  • Компрометация данных. Можно поменять пароль, пин-код, документы, банковскую карту. Что делать, если доступ к биометрии получили злоумышленники, неясно. Такие данные уникальны, по сути, это кража личности. Именно риск компрометации данных называют одним из самых серьезных. Судя по всему, в перспективе будет все активнее применяться идентификация по динамически изменяемым биометрическим признакам, т. е. когда регистрируется реакция на внешнее воздействие (поведенческая биометрия). Или же идентифицировать человека будут сразу по большому количеству признаков.
  • Утечка данных. Черный рынок биометрических данных уже существует и будет только расти, считает сооснователь израильской компании BioCatch и эксперт по кибербезопасности Ури Ривнер. Биометрическую верификацию используют все больше приложений, не исключено, что все эти данные о пользователях могут попасть к злоумышленникам. Эксперт указывает и на то, что преступники могут получить доступ к специальному ПО, которое позволит проникнуть в гаджеты пользователей даже при наличии в них аутентификации по селфи. Также известны случаи, когда в сеть попадали доступы к камерам наблюдения и результатам распознавания. За последние несколько лет утечки данных фиксировали в Индии, США, России.
  • Ошибки в распознавании. Например, в США системы распознавания лиц уже определяли преступников в невиновных людях. Помимо прошлогоднего недоразумения в Бостоне можно вспомнить печальную историю Роберта Джулиана-Борчака Уильямса из Детройта. Он провел 30 часов за решеткой из-за того, что система распознавания лиц определила в нем преступника, который в 2018 году совершил магазинную кражу.
  • Возможность обмануть систему. Еще в 2016 году ученые из Университета Карнеги — Меллона научились обманывать систему распознавания лиц. В том же году разработки в этом же направлении представили исследователи из Университета Северной Калифорнии. В 2021 году ученые из Университета имени Бен-Гуриона в Израиле научили нейросеть подбирать мейкап, чтобы обманывать системы распознавания лиц в общественных местах. Если говорить о реальных кейсах, то даже китайские системы оказались не такими уж устойчивыми. Например, в январе Народная прокуратура Шанхая обвинила двух жителей Китая в мошенничестве. Злоумышленники покупали фото и поддельные личные данные на «черном онлайн-рынке», а далее в ход шли дипфейк-приложения и перепрошитые смартфоны. Впрочем, есть решения, которые обмануть сложнее, например, считыватели рисунка вен.
  • Дискриминация и расизм. Здесь можно выделить целый спектр проблем на уровне государства и частных компаний. Например, нейросети часто плохо распознают азиатов, латиноамериканцев или афроамериканцев (хотя Международная ассоциация биометрии и идентификации с этим не согласна),  нередко указывают на темнокожих людей как на потенциальных преступников. Последним также сложнее получить кредит в банках: по данным MIT, существующие системы нередко считают, что светлокожие с большей вероятностью вернут деньги.
  • Использование данных без согласия. Американской компании Clearview AI абсолютно все равно, хотите вы или нет, чтобы ваше фото оказалось у нее. Сервис собирает изображения из открытых источников, включая соцсети, а затем предоставляет платный доступ к своей базе. Достаточно установить приложение, загрузить фото интересующей персоны — и сервис выдаст подборку ее фото из базы и ссылки на источники, позволяющие ее идентифицировать. По данным The New York Times, доступ к базе получали, в том числе, полиция и спецслужбы США и Канады. Эксперты Human Rights Watch в недоумении.
  • Широкие возможности для властей. Биометрические технологии в руках авторитарных стран — кошмар уровня классических антиутопий. Впрочем, он давно уже стал реальностью в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. В местных лагерях для «перевоспитания» уйгуров (мусульманское меньшинство) широко применяются технологии распознавания лиц и принудительный сбор биометрических данных. Еще большее беспокойство вызывает активное желание Китая поделиться своими наработками. Разумеется, из лучших побуждений. В этом смысле показателен опыт Эквадора: страна стала одной из самых безопасных в Латинской Америке после внедрения китайской системы «умного» видеонаблюдения с технологией распознавания лиц. 

Рисков немало. Но биометрию все равно будут внедрять?


Скорее всего, да. Пандемия вполне может сыграть здесь не последнюю роль: недавно в Швейцарии уже предложили сканировать лицо для проверки статуса вакцинации. Как и в случае с угрозой терроризма, биометрию могут продвигать как решение для коллективной безопасности. При должных информационных усилиях общество нетрудно убедить, что она важнее соблюдения прав и свобод. Суровые локдауны и прочие неоднозначные с правовой точки зрения меры (даже во вполне свободных странах) показали, что это пока работает. Правда, никто не гарантирует, что однажды внедренные механизмы контроля уйдут в прошлое по мере исчезновения угрозы. Это особенно тревожно на фоне упадка демократии по всему миру.

Фото: SHWAN MOHAMMED / AFP via Getty Images

Среднестатистический пользователь не первый год сталкивается с биометрией и уже достаточно лоялен к ней. Исследование Fabrizio Ward для Visa в 2020 году показало, что большинство украинцев положительно относятся к ней, потому что это проще и быстрее, чем обычные пароли. Почти аналогичные результаты показал опрос в США. Исходя из этого можно предположить, что восприятие биометрических решений может быть вполне позитивным. Особенно если они упрощают жизнь — например, как в случае оплаты лицом проезда в метро.

Пока что в большинстве стран нет общенациональных баз, на основе которых «умные» камеры могут распознать граждан. Однако стремительная цифровизация и продолжающаяся пандемия порождают спрос на решения для контроля. Бизнес охотно готов их предоставить, в том числе странам с не самыми крепкими демократическими институтами — израильский опыт, увы, подтверждает это.

Хранение, использование биометрических данных на уровне государства и сопутствующее правовое регулирование продолжают беспокоить правозащитников. Да, на уровне западных государств дискуссия об этом возможна и уже приводит к каким-то инициативам. Однако жителям стран второго и третьего мира на это рассчитывать не приходится. Для многих из них характерны репрессивные режимы, способные легко записать в террористы всех неугодных. Технологии цифрового контроля могут еще больше упростить их подавление. Впрочем, опыт Восточной Европы показывает, что и вчерашняя развивающаяся демократия легко может выродиться в авторитарное правление. Вот только бороться с ним будет значительно труднее. Эмигрировать, возможно, тоже — «умные границы» легко закрыть для несогласных.

Фото: NATALIA KOLESNIKOVA/AFP via Getty Images

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх