Что происходит на польско-беларуской границе: напали на лагерь медиков - Заборона
Вы читаете
Неизвестные напали на лагерь медиков, помогающих беженцам на польско-беларуской границе. Мы узнали подробности с места событий

Неизвестные напали на лагерь медиков, помогающих беженцам на польско-беларуской границе. Мы узнали подробности с места событий

Что происходит на польско-беларуской границе: напали на лагерь медиков

14 ноября врачи из группы «Медики на границе» оказывали помощь большой группе сирийских беженцев в окрестностях польско-беларуской границы. Добравшись на базу после вызова, медики обнаружили, что все их автомобили — и служебные, и частные, — серьезно повреждены. «Разбили примерно 5 машин, — рассказал Забороне глава Salam Lab Кароль Вильчински. Эта организация также помогает беженцам на границе.  — Окна выбили чем-то похожим на молот, а на кузове видно след от удара топором».


«Медики на границе» прекратили работу

Группа «Медики на границе» самоорганизовалась 7 октября. Туда входили врачи со всей Польши, которые хотели помогать людям, умирающим от обморожения и обезвоживания в окрестностях польско-беларуской границы.

«Медики на границе» — важная организация, поскольку звонить в обычную скорую помощь небезопасно для беженцев. «Вместо скорой приезжает пограничная служба», — говорит Кароль Вильчински. Это подтверждали и другие собеседники Забороны, работающие на границе: после приезда скорой или даже вместо медицинской помощи мигрантов увозят в сторону беларуской границы.

С беларуской границы нет выхода ни в Минск, ни домой — сирийские беженцы, которым помогали «Медики на границе» и Salam Lab перед погромом, рассказывали, что беларуские пограничники заставляют их возвращаться в Польшу под угрозами пыток и с применением слезоточивого газа. Беженцы, которым помогали перед погромом, говорили, что их перебрасывали с одной границы на другую уже 14 раз. О том, почему международное право грубо нарушают и беларусы, и поляки, Заборона рассказывала здесь

Через несколько часов после нападения «Медики» заявили, что закрывают организацию. Они решились на это по совету экспертов по безопасности. Кроме опасений за безопасность врачи физически не могли оказывать помощь беженцам, поскольку их допрашивала полиция после погрома, а автомобили были серьезно повреждены.

С 16 ноября вместо «Медиков» на дежурство должна заступить новая организация — PCPM. Это польская медицинская организация с опытом помощи в разных странах. Врачи, входившие в группу «Медики на границе», скорее всего, присоединятся к PCPM.

Это не первое нападение

«Медикам на границе» мешали работать и ранее. Недавно организация рассказывала у себя в соцсетях, как врачи застали польских военных рядом со своей машиной. У машины медиков, от которой отдалялись военные, оказались спущены колеса. «Члены нашей группы пытались поговорить с военными, но они не ответили на наше «здравствуйте». Они не представились, на их лицах были едва заметные улыбки», — пишут врачи. «Нельзя ничего утверждать наверняка, но военные были единственными, кто был поблизости в лесополосе», — комментирует Кароль Вильчински.

Днем ранее неизвестные избили и обокрали троих беженцев. Кароль Вильчински считает, что избиение — скорее дело рук местных бандитов, а не простых жителей или польских спецслужб. 

«Даже те местные жители, которые настроены скептично по отношению к беженцам, все равно им помогают. Они могут вызвать пограничников, но при этом не откажут в теплом чае или еде кому-то голодному», — рассказывает он. Полиция, приехавшая на место преступления, «была в шоке и, кажется, хотела помочь», — говорит Вильчински.

Кто напал на медиков?

Погром может быть делом рук местных преступников, но Кароль Вильчински не исключает и беларуско-российское вмешательство. 

«Медики, конечно, оставили на виду машину скорой помощи, а некоторые местные ненавидят активистов… Но, с другой стороны, я не представляю, чтобы [обычный местный житель] мог что-то такое сделать. Не хочу распространять теории заговора, но для меня неочевидно, что это сделали поляки», — делится Вильчински.

Российские или беларуские спецслужбы, по словам Вильчински, могут хотеть «создать ощущение угрозы и поляризации общества — чтобы люди друг другу не доверяли. После таких погромов одни встают на сторону активистов, а другие поддерживают правительство. Это подкрепляет всеобщую тревогу». О том, какую роль Беларусь играет в гуманитарном кризисе на границе, Забороне рассказывал независимый беларуский политолог Артем Шрайбман.

Что погром означает для активистов?

События последних дней потрясли врачей и волонтеров. «Активисты не были готовы к борьбе с какими-то нацистами или агентами. Им хватает того, что они ежедневно видят, выезжая на вызовы. Но это не значит, что мы перестанем оказывать помощь. «Медики на границе» будут работать с PCPM, мы будем работать в составе группы «Граница» независимо от того, как нам будут угрожать, жечь или портить имущество», — говорит Кароль Вильчински.

«Огромная просьба к польским службам: даже если вы не согласны с тем, что мы несем помощь во время гуманитарного кризиса — обеспечьте нам безопасность и задержите преступников», — добавляет Вильчински. Он уверяет: что бы ни случилось, волонтеры будут помогать и дальше.

Наверх