Несвободные женщины Востока. Как интернет становится причиной гонений на уязвимые социальные группы в мусульманских странах | Заборона
Вы читаете
Несвободные женщины Востока. Как интернет становится причиной гонений на уязвимые социальные группы в мусульманских странах

Несвободные женщины Востока. Как интернет становится причиной гонений на уязвимые социальные группы в мусульманских странах

Интернет по всему миру становится гораздо менее свободным, и сама демократия находится под угрозой из-за его влияния. Принято считать, что онлайн-пространство является местом оспаривания культурных границ, а социальные сети часто используются людьми как инструмент эмансипации и самовыражения, где они делятся мнениями, фотографиями и успехами. Но в некоторых странах активность на социальных платформах становится основанием для вынесения штрафов и приговоров к тюремным срокам, особенно в отношении уязвимых групп общества. Независимое казахстанское издание Vlast.kz написало о том, как это происходит — мы публикуем их материал


«Инкубатор сил зла»

В сентябре апелляционный суд Египта оставил в силе приговор на три года лишения свободы Манар Сами, молодой египтянке, обвинённой в «подстрекательстве к безнравственности и разврату» за размещение видеороликов в социальной сети TikTok. Ранее было отложено рассмотрение апелляции двух других египетских девушек, популярных в соцсети, – Ханин Хоссам и Мавады Аль-Адхам.

Летом Аль-Адхам, 22-летняя студентка, была приговорена к двум годам заключения после того, как ее признали виновной в нарушении семейных ценностей. Она была арестована в мае после публикации видеороликов в TikTok и Instagram, на которых подпевала известным песням и танцевала. Прокурор счел ее видео неприличным. У Мавады более 3 миллионов подписчиков в TikTok и 1,6 миллионов – в Instagram. «Она всего лишь хотела быть популярной, – сокрушается Рахма, ее старшая сестра. – Она не сделала ничего плохого, моя сестра не преступница».

Аль-Адхам – одна из пяти девушек, приговоренных к одинаковому тюремному сроку и штрафу в размере около $20 тыс. Большинство этих девушек принадлежит к низшему социально-экономическому классу и являются легкой добычей для уголовного преследования, поскольку у них мало ресурсов и нет связей, чтобы защитить себя в суде. Например, Манар Сами, обязанная выплатить такой же большой штраф и внести залог в размере 20 тыс. египетских фунтов ($1250), вынудила свою мать продать бытовую технику для сбора средств.

На протяжении десятилетий египетские власти усиливали цензуру и репрессии в отношении правозащитников и политических диссидентов. В последние годы правительство ужесточило контроль над тем, что египтяне говорят и делают в интернете, приняв целый ряд репрессивных законов во имя «защиты национальной безопасности» и «борьбы с терроризмом». Он включает в себя закон о борьбе с терроризмом 2015 года – инструмент для преследования активистов и правозащитников. Следующий шаг к всеобъемлющему контролю над онлайн-пространством был сделан в 2018 году с принятием еще двух драконовских документов: закона «О регулировании СМИ», который дал властям больше полномочий блокировать их и подвергать цензуре (включая лидеров общественного мнения с аудиторией более 5000 человек), и закона «О киберпреступности».

По мнению египетского правительства, интернет является «инкубатором сил зла», и поэтому за ним необходимо пристально следить. В ноябре 2019 года прокуратура в дополнение к предыдущим законам создала подразделение надзора и анализа, чтобы шпионить за действиями пользователей интернета и социальных сетей, таких как TikTok. Прокуратура гиперболически описала свою миссию как борьбу с «потенциальными опасностями, угрожающими нашей молодежи через цифровые платформы, которые не подлежат никакому регулированию». Когда начали арестовывать популярных тиктокеров, прокуратура заявила, что Египет теперь имеет, помимо суши, моря и воздуха, четвертую «киберграницу» – «ту, которая требует внесения радикальных изменений в законодательный процесс, а также в административные и судебные практики», и которая нуждается «в полном сдерживании и защите, как и любая другая граница».

Фото: dw.com

Цена молчания

В Египте к этим уголовным делам относятся по-разному. Некоторые в этой преимущественно мусульманской, консервативной стране считают видео неприличными. Другие говорят, что девушки просто развлекались и не заслужили тюрьмы. Правозащитные организации рассматривают аресты девушек как очередную попытку властей ограничить свободу самовыражения и признак того, что правозащитная организация Amnesty International назвала «новой репрессивной тактикой контроля над киберпространством». По словам активистов, в Египте находятся десятки тысяч политических заключенных, в том числе либералы, исламисты, журналисты и правозащитники. При этом президент Египта Абдул Фаттах ас-Сиси настаивает, что в его стране нет узников совести.

Среди тех, кто призывает освободить девушек, – Египетская комиссия по правам и свободам, базирующаяся в Каире. Ее исполнительный директор Мохаммед Лотфи говорит, что в этом деле есть явные признаки гендерной дискриминации. «Женщинам разрешено выражать себя в социальных сетях только в соответствии с диктатом государства. Они обвиняются в нарушении семейных ценностей, но никто никогда не определял эти ценности». Согласно египетскому законодательству, обвинение в «подстрекательстве к разврату» применяется в отношении целого ряда преступлений. Прокуратура часто определяет обвинение как нечто «противоречащее традициям и морали египетского общества». Популярность TikTok в Египте резко возросла в последние месяцы, особенно после ограничений на передвижение, введенных правительством для сдерживания распространения коронавируса, говорится в отчетах прокуратуры. Даже если их отпустят, Лотфи говорит, что девушкам уже сделали предупреждение. «Власти ясно дали понять: вы не вольны говорить или делать все, что вам нравится, даже если вы вообще не говорите о политике. Есть линии, которые нельзя пересекать».

Фото: Unsplash

Законы с размытыми формулировками, нацеленные на женщин-инфлюенсеров в TikTok, а также на феминистские и ЛГБТ-сообщества, которые криминализируют свободу самовыражения, показывают, что египетские власти подняли внутренние репрессии на совершенно новый уровень. Теперь под прицелом находятся не только оппозиционные политики и журналисты, но и все, кто выступает против несправедливости или публикует видео в TikTok для удовольствия. Эта среда подавления ограничивает свободу выражения мнений, вселяет страх перед репрессиями и стигматизирует женщин, феминистские и ЛГБТ-сообщества в Египте. Люди удаляют аккаунты в социальных сетях и закрывают онлайн-группы солидарности, опасаясь дальнейших репрессий. Преследуя женщин за самовыражение в интернете, прокуроры, тем не менее, не расследуют онлайн-сообщения об изнасилованиях и сексуальных домогательствах. Хотя аресты из-за активности в TikTok стали проводиться почти одновременно с появлением историй о сексуальном насилии в интернете.

Случай с групповым изнасилованием в отеле Fairmont, получивший большой резонанс, вызвал шок в египетском обществе. Сторона гособвинения постоянно игнорировала призывы женщин и активисток к расследованию этого дела. Когда суд наконец принял решение, он постановил задержать трех ключевых свидетельниц. Этим женщинам теперь предъявлены обвинения в подстрекательстве к разврату, употреблении наркотиков и попытке нанести ущерб достоинству египетского государства. Отныне женщины вынуждены думать дважды, прежде чем использовать интернет, чтобы рассказывать правду.

Одна из активисток поделилась своим опасением с изданием The Guardian о том, что в Египте могут начаться еще более абсурдные аресты – чтобы запугать и заставить людей замолчать. «Послание от государства звучит так: «Вы хотели женскую революцию, – и вот какой она будет».

Актуально

Фото: pri.org

Киберпреступление и наказание

Но проблемы подобного рода возникают не только в Египте. Правительства Ирана, России, Венесуэлы, Беларуси, Китая, Камбоджи и многих других стран уже неоднократно предпринимали шаги, чтобы заставить замолчать независимые голоса, утверждая тем самым, что только государство может определять, что есть правда, а что − вымысел. В июне 2017 года Китай начал применять правила, запрещающие некоторым аккаунтам в социальных сетях публиковать новости без разрешения. А в Иране в январе 2017 года администраторов групп Telegram с более чем 5000 подписчиками обязали регистрироваться в уполномоченных органах власти. Россия впервые приняла эту тактику в законе 2014 года, который требовал от блогов с более чем 3000 посетителей в месяц регистрироваться в качестве СМИ.

Еще один показательный случай преследования женщин за публикации в соцсетях произошел в Иране. Иранская киберполиция, известная как FATA, в мае 2020 года объявила, что женщины, в том числе публичные персоны со множеством подписчиков, нарушают закон страны, когда появляются без хиджаба на фотографиях и видео в социальных сетях. Такого рода нарушения FATA квалифицирует как «девиантное поведение». Ведомство также уточнило, что обвинения в преступлениях, совершаемых в интернете, предъявляются в соответствии с законом «О компьютерных преступлениях», который был ратифицирован в 2009 году. Подчеркивается, что «моральные преступления или поощрение безнравственности» являются частью этих преступлений и нет никакой разницы между преступлениями, совершаемыми в реальной жизни, и преступлениями, совершаемыми в интернете.

Фото: youtube.com

Широко освещалась в мировых СМИ история ареста Маэде Ходжабри. Сообщается, что ее аккаунт, действие которого было приостановлено, имел более 600 тыс. подписчиков. В июле 2018 года Ходжабри появилась в программе на государственном телеканале вместе с другими заключенными, где она и другие сделали то, что активисты называют вынужденными признаниями, – тактика, часто используемая иранскими властями. Государственное телевидение показывало молодую женщину с размытым лицом, плачущую и дрожащую. «Это не для привлечения внимания, – говорила она. – У меня не было никакого намерения поощрять других делать то же самое… Я занимаюсь только гимнастикой». В тот же день Шапарак Шаджаризаде, которая в январе публично сняла платок в знак протеста против обязательного ношения хиджаба, объявила на своей странице в Instagram, что суд приговорил ее к 20 годам заключения, из которых в конце концов оставили 2 года пребывания в тюрьме.

Фатема Хишванд, более известная под своим именем в Instagram Сахар Табар, прославилась после публикации фотографий, на которых она напоминала «зомби-версию Анджелины Джоли». Хишванд была арестована в конце 2019 года за такие преступления, как богохульство и подстрекательство к насилию. Девушка попала в международные заголовки в 2017 году, когда ее сильно отредактированные фотографии в Instagram стали вирусными. С тех пор ее аккаунт был удален. Весной этого года сообщалось, что в заключении Фатема заразилась коронавирусом.

Фото: bbc.com

Большинство женщин, арестованных в Иране за самовыражение в интернете, были пользователями Instagram. Эта соцсеть остается одной из самых популярных в стране и одной из немногих иностранных платформ, которые не подвергаются блокировкам. Хотя именно там появляются миллионы фотографий женщин без хиджабов. «Для многих иранцев Instagram – это окно в мир, путь к свободе – свободе выражения мнений, а также свободе мысли», – сказал Энтони Белланджер, генеральный секретарь Международной федерации журналистов. Но ещё в 2015 году иранские чиновники начали фокусировать свою цензуру на женщинах и мужчинах, которые пропагандировали либеральный образ жизни. Иранские власти должны прекратить преследовать женщин за самовыражение, в том числе в интернете, и отменить дискриминационные законы, такие как обязательный дресс-код для женщин, убеждены в правозащитной организации Human Rights Watch.

Наверх