Как собаки помогают людям с инвалидностью - Заборона
Вы читаете
Одно сердце на двоих. Как собаки помогают людям с инвалидностью и без

Одно сердце на двоих. Как собаки помогают людям с инвалидностью и без

Как собаки помогают людям с инвалидностью

Погладить собаку, пройти с ней через невысокие препятствия и рассортировать кубики по цветам — это не просто игра, а элементы терапии для людей с инвалидностью. Канистерапия — это метод лечения и реабилитации со специально обученными собаками. Животные помогают детям с нарушениями интеллектуального развития, способствуют реабилитации после тяжелых травм, поддерживают людей в депрессии, с психическими расстройствами и просто одиноких. Официально в Украине специальности «канистерапевт» в настоящее время нет. Зато с сентября этого года на базе Львовского национального университета ветеринарной медицины и биотехнологий впервые в Украине начнется обучение специалистов по канистерапии. Журналистка и фотографка Катя Москалюк поговорила с основательницей школы социальной кинологии и канистерапии Александрой Береговенко о том, в чем особенность канистерапии и как она может помочь.


Погладить собаку

У Романа в руках телефон. Он снимает на видео рыжую собаку с фиолетовым языком.

«Не спешите забирать мобильный, он защищает мальчика от мира. Реальность не так страшна, когда смотреть на нее сквозь экран. По крайней мере, остается иллюзия, что ее, как и любой фильм ужасов, можно выключить», — улыбается основательница и руководительница школы социальной кинологии и канистерапии Harmonic Dog Александра Береговенко.

Стройная, с белокурыми волосами и приветливой улыбкой. Почти двадцать лет Александра проводит занятия по канистерапии, разрабатывает новые реабилитационные методики и программы для детей и взрослых с инвалидностью. Александра и Красавица — «лохматая львица» чау-чау — терпеливо ждут, пока Роман освоится и сам спрячет телефон в карман. Занятие можно начинать.

В зале с большими окнами расставлены цветные конусы, игровые тоннели, гимнастические обручи. На низеньких скамеечках под стеной сидят помощники Александры — Константин, Кристина с риджбеком по кличке Хайди, а также двое студентов в белых халатах, изучающих физическую терапию и эрготерапию. Ребенку комфортнее, когда все присутствующие в зале находятся на одном с ним уровне — так легче наладить контакт.

«Отношения нужно строить на доверии, а не на страхе. Это правило универсально, как для детей, так и для собак», — говорит Александра.

Она на волонтерских началах каждую пятницу приезжает в Многопрофильный учебно-реабилитационный центр Святого Николая в Брюховичах на окраине Львова, чтобы провести занятия по канистерапии. Александра говорит, что собака — это проводник между миром ребенка и миром взрослых.

Ромчик берет за поводок Хайди — высокую собаку с глазами цвета янтаря, аккуратно гладит ее по голове, и они вместе преодолевают преграды. В течение двух часов Александра успевает поработать с тремя учениками Центра Святого Николая. Все занятия — индивидуальны. Пригласить больше детей в течение одного дня не удается — собаки, как и люди, устают. Учительница Учебно-реабилитационного центра Иванна составила анкеты с диагнозами, предпочтениями и фобиями каждого ученика. На основе этих протоколов и запроса родителей Александра формирует программу занятий с ребенком. У Романа, например, есть проблемы со счетом и различением цветов. Мальчик вместе с Хайди сортирует конусы по цвету, складывает их в такой же окраски обручи. Когда ему удается, Александра улыбается — это маленькая победа для всех.

«Мы открыты к новым инициативам: когда Александра предложила проводить занятия по канистерапии, согласились без колебаний», — говорит директорка Учебно-реабилитационного центра Святого Николая Наталья Цимбалюк.

Все пространство ее кабинета заполнено кипами бумаг и книг, на стене — дипломы и графики занятий. Наталья объясняет, что коррекционно-реабилитационные занятия начинаются в обед, когда заканчиваются уроки в школе.

«После канистерапии дети становятся спокойнее и внимательнее, снимается стресс. Даже когда они просто гладят шерстку собаки, эти тактильные ощущения благоприятно на них влияют. Теперь канистерапия — один из видов реабилитации нашего центра», — объясняет директорка.

Она вспоминает, что одна из учениц школы, Елизавета, боялась даже заходить в помещение с собаками. Впрочем, уже на втором занятии девочка с удовольствием выполняла вместе с ними упражнения.

Спасти собаку

«То, что никакие врачи не смогли сделать за восемь лет, пес сделал за восемь дней: она сама захотела подняться», — услышала Александра от мамы ребенка с тяжелой формой ДЦП, когда у них дома появился щенок породы чау-чау.

«То, что никакие врачи не смогли сделать за восемь лет, пес сделал за восемь дней: она сама захотела подняться», — услышала Александра от мамы ребенка с тяжелой формой ДЦП, когда у них дома появился щенок породы чау-чау.

«До середины 2000-х только наблюдала и училась — ведь дело серьезное и ответственное. Наверное, я бы так и не решилась использовать свои приобретенные годами знания и сделать шаг к созданию центра социальной кинологии и канистерапии, если бы не один случай. На очередной выставке собак организаторы устроили конкурс «Ребенок и собака». Верю, что замысел был хорошим, но я увидела испуганных детей, которые тащили за собой не менее испуганных собак под аплодисменты взрослых зрителей. С того момента поняла, к чему стремлюсь», — вспоминает Александра Береговенко.

Ее первое высшее образование не связано с психологией. Впрочем, увлечение когнитивной этологией (наука, изучающая интеллект животных) и кинологией всегда были частью ее жизни, а не просто хобби.

С 1998 года Александра Береговенко занималась с собаками с «проблемным поведением», с животными, которые сменили хозяев, и с псами — претендентами на усыпление. В то время такие животные имели крайне малые шансы вернуться к полноценной жизни среди людей. Впоследствии во Львове собралась команда единомышленников по реабилитационной работе в кинологии. Результат трехлетнего труда волонтеров — сотни спасенных жизней.

«Если распространять знания, бороться со стереотипами и системой, появится шанс изменить отношение к самой беззащитной части нашего общества: детям и собакам», — подчеркивает Александра.

С 2013 года она руководит Центром социальной кинологии, профессионального хэндлинга (искусство показа собак на выставках) и воспитания владельцев собак Harmonic Dog. Она создала этот проект, чтобы «помочь организовать комфортную жизнь с домашними любимцами и наполнить мировоззрения владельцев новейшими знаниями с социальной (когда собака — полноценный член семьи) и профессиональной кинологии».

Александра объясняет, что потребность в служебных и охотничьих собаках уменьшается с каждым годом. Зато растет запрос на собак, которые станут комфортными компаньонами для человека в городе. Для этого необходимы как обучение коммуникации и понимание со стороны людей, так и социализация собаки: изменение ее естественных реакций и поведения. Собака социальная — антагонист природы. Например, животное учат следовать за своим хозяином в незнакомую ему среду — заходить в автомобиль, трамвай или подъезд, спокойно реагировать на топанье детских ножек, игнорировать агрессию и неадекватное поведение других собак, а также людей с нетипичной внешностью. С началом эпидемии коронавируса Александра получала много звонков от владельцев собак — люди в медицинских масках пугали их питомцев.

«Не только людям должно быть удобно с домашними любимцами. Собаки также должны чувствовать себя свободно и комфортно каждый день», — говорит Береговенко.

Научить собаку

«Тебе нечем заняться, что ли?» — читалось во взглядах чиновников, которые кивали головами и обещали поддержать предложения Александры.

В начале 2000-х канистерапия не интересовала ни государственников, ни местные власти, ни других общественных деятелей. Женщину поддерживали друзья из-за границы, и она хотела доказать, что «можно вырастить в пустыне сад». Александра начала проводить первые сессии визитерской канистерапии — приезжала в детские дома и приюты. Оказалось, что потребность такого вида абилитации и реабилитации велика — только на Львовщине работы хватит на десятки собак и их проводников. Однако канистерапия до сих пор не закреплена на законодательном уровне. Годами несколько человек из разных уголков Украины пытаются сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

«Мы настырны, не откажемся от поставленных целей», — с оптимизмом убеждает Александра.

В Центре социальной кинологии Harmonic Dog недавно завершился пилотный курс подготовки специалистов по канистерапии: 25 человек со всей Украины — Киева, Харькова, Винницы, Одессы, Ровно, Луцка, Черновцов и Львова — имели 100 часов лекций и 50 часов практики. Обучение требовало много труда, поэтому курс завершили не все. В проекте, который длился почти год, Александра с коллегами отработала будущую образовательную программу. С сентября этого года на базе Львовского национального университета ветеринарной медицины и биотехнологий впервые в Украине начнется обучение специалистов по анималотерапии, а именно по канистерапии. Александра, как преподавательница университета, будет их проводить. Чтобы учиться на курсах, необязательно быть студентом вуза, однако высшее образование — обязательно. Предпочтение будут отдавать людям, которые связали свою жизнь с коррекционно-реабилитационной работой, — физиотерапевтам, эрготерапевтам, реабилитологам и так далее.

«Надеюсь, что после курсов под эгидой вуза появится основание ввести специальность «канистерапевт» в Классификатор профессий Украины», — говорит Александра Береговенко.

Она объясняет, что, с одной стороны, отсутствие государственных рамок позволяет активно развиваться и внедрять различные инициативы, а с другой — провоцирует бессистемные занятия без научной школы и специалистов: «Канистерапия — это не просто подержать собачку за поводок, это серьезная работа на стыке многих дисциплин — психологии, эрготерапии, кинологии и тому подобное. Если под названием «канистерапия» проводить занятия, главная цель которых — отмыть грантовые средства, мы потеряем кредит доверия государства и людей».

Александра рассказывает, что в Украине не хватает школ именно социальной кинологии, когда семейную собаку воспитывают как полноценного члена современного общества. Довольно часто собак тренируют по старым правилам советской тюремной кинологии, когда от животного требуется только подчинение из-за страха наказания и безапелляционного послушания без собственной интерпретации событий.

Нарисовать собаку

Софийка забегает в зал и решительно берет Красавицу за поводок. Это уже не первое занятие девочки, и она с нетерпением ждет его начала.

«Собака может вывести ребенка на сотрудничество, которого не достигнет ни один взрослый. Животные способны чувствовать состояние человека и подсказывают направление действий проводнику, который с ним занимается», — говорит Александра.

Вспоминает, как к ней на занятия пришел мальчик с ДЦП, родители которого вкладывали максимум усилий для реабилитации ребенка. Мальчик посещал физиотерапевта, ходил на массажи, но внутреннего стимула работать у него не было. Он не поднимал высоко ножки, и малейшая преграда на его пути казалась непреодолимой. Александра с помощниками расставила невысокие планочки, через которые сначала переступала собака, а потом ребенок. В конце занятия мальчик пошел к маме и самостоятельно перешагнул препятствие — собаки мотивируют ребенка двигаться.

«В течение одного занятия происходят сдвиги, которых ждали месяцами. Если правильно использовать качества собаки и эмоции, которые она вызывает у ребенка, можно достичь желаемых результатов. Впрочем, нужно работать, а не ждать чуда», — говорит Александра. Она добавляет, что в настоящее время нет достаточного количества проводников и собак-терапевтов, чтобы закрыть все запросы.

Занятия проводят как с маленькими детьми, так и со взрослыми и пожилыми людьми. Даже страх собак «лечится» методами канистерапии. Единственное ограничение — это аллергия на шерсть собаки. Также канистерапию не применяют, когда речь идет о тяжелых аффективно-агрессивных состояниях, которые могут представлять угрозу для собаки.

Подготовка собаки-терапевта начинается, когда тот еще щенок, и длится не менее полутора лет. Много месяцев глубокой социализации, тренингов, обучения и тестирований. После профессиональной подготовки и сертификации связки «собака и проводник» начинается полноценная работа. Далеко не все собаки и их проводники успешно завершают обучение.

Многих помощников Александра «вытащила» из обычных занятий по социализации животных — например Кристину с ее собакой Хайди: «Для канистерапии недостаточно любить собак, детей или и собак, и детей. Это серьезная работа, которая требует много времени и сил».

Александра объясняет, что порода не имеет особого значения: собаки генетически отличаются разным типом нервной системы только на базовом уровне.

«На мировоззрение и поведение домашнего любимца больше всего влияет этап первичной социализации: от рождения до двух с половиной месяцев. Именно в это время формируется основная часть будущей личности. Дальше остается еще несколько месяцев, которые окончательно завершают работу по формированию характера», — говорит Александра.

Конечно, на подготовку золотистого ретривера требуется меньше усилий: длительным искусственным отбором человек вывел породу, которая не идет с ней на конфликт. В противовес другим породам с ярким индивидуализмом и склонностью принимать собственные решения.

«За то время и усилия, которые мы потратили на подготовку к канистерапии риджбека и чау-чау, можно было воспитать сорок ретриверов, — шутит Александра. — Впрочем, результат стоит вложенных сил: мы получили собак, которые не только замечательные помощники, но еще и идеальные партнеры: «сканируют» состояния людей и подсказывают информацию, которую не получить иным способом».

После каждого занятия Александра просит детей нарисовать свои впечатления. Пока Софийка общается с Красавицей, учительница центра Иванна приносит работу Романа. В левом углу нарисовано солнце, в правом — симпатичные облачка, внизу среди травы растут красные цветы, а в центре — высокая собака с глазами цвета янтаря. «Все будет хорошо», — улыбается Александра.

Наверх