Пытки в Саратовской колонии: что произошло и что будет дальше - Заборона
Вы читаете
Пытки в тюрьмах — самое важное, что нужно знать о современной России. Прочитайте, почему это страшнее, чем кажется

Пытки в тюрьмах — самое важное, что нужно знать о современной России. Прочитайте, почему это страшнее, чем кажется

Тортури в тюрмах — найважливіше, що потрібно знати про сучасну Росію. Прочитайте, чому це страшніше, ніж здається

Российский правозащитный проект «Гулагу.нет» опубликовал часть видеоархива с пытками в российских колониях, которые, как уверяют правозащитники, курировались силовиками. Видео записывались на видеорегистраторы сотрудников, их вывез из Саратовской колонии беларуский программист Сергей Савельев. Он отбывал срок в колонии, и сотрудники ФСИН допустили его к работе со служебным компьютером. Основатель «Гулагу.нет» Владимир Осечкин говорит, что это лишь первая часть — продолжение расследования опубликуют через несколько месяцев. Замглавреда Забороны Юлиана Скибицкая (с трудом) посмотрела видео с пытками и поговорила с Савельевым, Осечкиным и российскими правозащитниками. Рассказываем, что происходит в российских колониях и почему это важно знать всем. 

В этом материале описываются сцены пыток, которые могут шокировать. Также не рекомендуем переходить по ссылкам, где запечатлены пытки, если вам тяжело смотреть на подобные кадры.

18 февраля 2020 года. В небольшом помещении, похожем на тюремную камеру, на одной из кроватей, застеленной клеенкой, лежит обнаженный мужчина. Его руки крепко привязаны к кушетке, ноги и ягодицы подняты вверх. Пошевелиться он не может. Рядом с ним мужчина, который снят только ниже пояса, он одет и, судя по светло-серым нашивкам на его брюках, это еще один заключенный. Мужчина засовывает в анальное отверстие пленника предмет, очень похожий на швабру. Тот кричит: «Б****, что вы делаете?» — и приглушенно стонет: похоже, у него закрыт кляпом рот. Второй имитирует половой акт шваброй, экзекуция длится две с половиной минуты. 

Это и другие подобные видео — лишь один процент от того, что попало в руки основателей российского сайта «Гулагу.нет», который уже десять лет освещает пытки в российских тюрьмах. И если на них запечатлена лишь Саратовская исправительная колония, то в будущем создатели обещают показать пытки в тюрьмах по всей России. Основатель «Гулагу.нет» Владимир Осечкин отказался называть Забороне колонии, о которых идет речь: «Там еще остаются наши информаторы, и мы не можем подвергать их риску». 

Сергей Савельев и Владимир Осечкин

Архив из 40 гигабайт видео, на которых видны пытки, передал Владимиру Осечкину Сергей Савельев. Он пять лет провел сначала в Саратовской колонии, а после в туберкулезной больнице при ней. Поскольку парень программист, Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) привлекла его к работе за компьютером. Как рассказывал Сергей, нужно было вести служебную документацию, работать в Word, Exel, Photoshop. Кроме того, Сергею приносили регистраторы — все сотрудники колонии передвигаются только с ними. Ему нужно было удалять с них видео. 

На вопрос Забороны, почему сотрудники ФСИН доверяли такую информацию заключенному, Савельев ответил, что его все равно старались контролировать. Например, когда он освободился, его обыскивали на выходе из колонии тщательнее, чем других заключенных. «Но в целом, я думаю, это и халатность, и безнаказанность [сотрудников ФСИН]», — добавляет он. По словам Савельева, большинство сотрудников не умели на должном уровне пользоваться компьютером. 

Савельев — беларус, ему 31 год. Как он рассказывал в интервью «Русской службе ВВС», в Россию он приехал в 2013 году на заработки. По его словам, ему прислали посылку с «сомнительными веществами, а через полчаса ворвался ОМОН». Савельева осудили на девять лет за пересылку наркотиков. 

Попав в туберкулезную больницу при колонии (ОТБ-1), Савельев получил доступ к компьютерам ФСИН. В 2016 году ему впервые принесли видеорегистратор, на котором были запечатлены пытки над заключенными. В дальнейшем такие регистраторы приносили регулярно. План о том, как вынести эту информацию из колонии, у него созрел в 2019 году. Савельев решил не удалять видео, а архивировать их. Еще через два года он решил связаться с Владимиром Осечкиным. 

Осечкин — российский бизнесмен, впервые его арестовали в начале 2000-х по подозрению в убийстве, однако адвокат сумел доказать его невиновность. В 2004 году его снова арестовали — уже по подозрению в мошенничестве. Два года его держали в Красногорском СИЗО, где, по его словам, пытали — избивали, выбивали зубы, ломали руки. В 2010-м Осечкина осудили на семь лет лишения свободы, но уже в следующем году освободили досрочно. Тогда же он и создал сайт «Гулагу.нет». 

В феврале 2021 года Сергей Савельев вышел на свободу. А уже в сентябре сайт «Гулагу.нет» начал публиковать видео с пытками. 

«Пытки — это система»

«Я, конечно, много знаю про пытки в российских тюрьмах, но увиденное повергло меня в шок, — признается Забороне Егор Сковорода, журналист «Медиазоны» (это медиа системно освещает нарушение прав человека в России). — Одно дело, когда ты просто слышишь о пытках, разговариваешь с людьми, которые через них прошли, но совсем другое — когда ты сам это видишь». 

Пытки в России — типичное явление. В апреле прошлого года в Иркутской колонии заключенные подняли бунт — из-за того, что их регулярно избивали сотрудники. Бунт подавили, а после него заключенных начали пытать. Например, им засовывали в анальное отверстие кипятильник, а потом включали его в прямой кишке. 

С 2013 года родственники заключенных в Ярославской колонии регулярно обращались к правозащитникам, рассказывая, как пытают осужденных в тюрьме. Сотрудники колонии избивали заключенных, угрожали изнасилованиями — и приводили угрозу в исполнение. В феврале этого года «Новая газета» опубликовала видео, датированные 2016-м и 2017-м годами. На них сотрудники колонии избивают заключенных дубинками, они бьют их по ягодицам и пяткам. Некоторые умерли после избиения. 

Пытки в Саратовской колонии Сергей Савельев называет «спецмероприятием» — по его словам, в них участвовали заключенные под надзором сотрудников. Это распространенная схема пыток в российских тюрьмах. Заборона уже рассказывала про Василия Волошина — начальника колонии в Нижегородской области. Волошин построил систему пыток, при которой приближенные к руководству заключенные пытали других.

«Пытки в России — это система, — говорит Забороне глава общественной организации «Комитет против пыток» Игорь Каляпин. — [То, что показано на видео], существовало несколько лет и не в одной колонии. Я не знаю, какие еще материалы есть у «Гулагу.нет», но я точно знаю, что еще в нескольких колониях происходило то же самое. У нас что, зверские методы одобряются с самого верха? Не знаю, как новое руководство [в России сменили руководителей ФСИН два года назад], но предыдущее точно было против таких методов. Тем не менее, они появились именно при них, и в этом парадокс». 

Сейчас в России, по сути, нет эффективного инструмента борьбы с издевательствами от силовиков. Они существуют только на бумаге — как, например, прокурорский надзор, который, по словам Игоря Каляпина, никогда не работал эффективно. По закону сотрудники прокуратуры должны следить за тем, как нарушают закон другие ведомства. Но по факту прокуроры работают в связке с той же ФСИН и не заинтересованы в том, чтобы «сливать» коллег.  

В 2008 году в России появились общественные наблюдательные комиссии (ОНК). Это орган, который должен контролировать, как соблюдаются права человека в местах лишения свободы. Закон четко ограничивал тех, кто мог стать членом ОНК — например, в комиссию не могли входить адвокаты или прокуроры, но при этом у человека должен быть хоть какой-то опыт в сфере защиты прав. Проще говоря, ОНК создавали под правозащитные организации, чтобы облегчить им доступ в колонии. 

Глава международной правозащитной организации «Агора» Павел Чиков писал, что с появлением ОНК стали решаться многие вопросы — с нехваткой медперсонала, с ремонтом, с обеспечением лекарствами. «Пыточные зоны» даже локализовались лишь в самых труднодоступных и отдаленных регионах. Однако это длилось недолго. С 2012 года ФСИН максимально ужесточала правила отбора в ОНК. В комиссии набирали тех, кто был выгоден ФСИН, кроме того, ввели систему отзыва мандата. Из-за чего многих правозащитников исключали из ОНК без права вернуться. 

В результате, как поясняет Игорь Каляпин, работа многих ОНК превратилась в фикцию. 

«Туда набрали ветеранов, всяких отставных полковников, людей, чрезвычайно лояльных к любым государственным структурам, — говорит он. — Большинство из них вообще не ездят никуда [в колонии], а если приезжают, то смотрят только то, что им показывают».

Реакция в России

О пытках в тюремной больнице Саратова написало много российских медиа, причем не только «либеральных», таких как «Медуза» или «Медиазона», которые регулярно пишут о подобном, но и федеральных, таких как «Комсомольская правда» и RT. По мнению Игоря Каляпина, это стало одной из причин, почему довольно быстро на публикации «Гулагу.нет» обратили внимание и ведомства. 

«Власть держится на мнении пассивного большинства, — поясняет он. — А когда большинство негодует — а увидев эти кадры, оно, конечно, негодует — власти приходится обращать внимание и реагировать». 

Сначала ФСИН и Генеральная прокуратура объявили проверку. Позже Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело по статье «о насильственных действиях сексуального характера, совершенных группой лиц по предварительному сговору». Глава Саратовского управления ФСИН подал в отставку. Прокомментировали пытки и в Кремле — но довольно сдержанно. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, отвечая на вопросы журналистов, что «сначала надо все проверить», но если данные факты подтвердятся, то «это повод для серьезного разбирательства». 

«Власть действительно отреагировала больше [чем обычно], — подтверждает и журналист «Медиазоны» Егор Сковорода. — Но потому, что это видео, его сложнее проигнорировать — очевидно, что происходит какой-то ад. Невозможно сделать вид, что это все вранье, зеки оговаривают систему, а СМИ-иноагенты фантазируют». 

Журналист добавляет, что с тех пор, как два года назад у ФСИН поменялось руководство, в ведомстве начались чистки — и благодаря этому возбуждались уголовные дела, как это было в Иркутской колонии. Возможно, и в этом случае дело закончится сроками для сотрудников Саратовской ОТБ-1, а возможно, накажут лишь заключенных, которые пытали других, говорит Сковорода. 

Однако даже если так произойдет, это будут лишь минимальные меры. Ведь основная проблема пыток в России — это то, что они поставлены на поток. 

Что дальше?

Сергей Савельев в октябре уехал во Францию и попросил политического убежища. В комментарии Забороне он сказал, что выбрал эту страну, потому что «она придерживается норм права и демократии», а потому он может чувствовать себя в безопасности. О недавней ситуации с чеченским беженцем Магомедом Гадаевым, которого Франция депортировала в Россию, где его могут пытать и даже убить (Заборона подробно писала об этом), он не слышал. Но уверен, что подобные случаи единичны и ему такое не угрожает. Кроме того, во Франции находится и Осечкин, который уехал туда в 2015 году — тогда против него попытались снова возбудить дело о мошенничестве. 

Еще в 2020 году суд в Москве заочно арестовал Осечкина, и сейчас он находится в розыске. В розыск объявили и Сергея Савельева, а именно 23 октября, то есть уже после публикации видео с пытками. На сайте МВД указано, что Савельев разыскивается по статье Уголовного кодекса России, но не уточняется, по какой. 

Сайт «Гулагу.нет» уже несколько лет заблокирован в России и работает там через «зеркала». «Медиазона», «Комитет против пыток», «Агора», как и многие правозащитные организации в России, признаны иностранными агентами. 

Владимир Осечкин сообщил Забороне, что он и Савельев работают с крупными международными расследователями, но отказался говорить, с кем именно. Следующие части расследования появятся, по его словам, в течении одного-двух месяцев. 

«Это будет еще сильнее и ужаснее, чем то, что вы видели сейчас, — утверждает Осечкин. — Пример Сергея вдохновил многих, у нас появилось больше информаторов. Люди поверили в то, что они могут как-то с этим [пытками] бороться. И я уверен, что все эти люди, все руководство России в итоге будут отвечать за эти преступления перед международным трибуналом». 

26 сентября 2020 года. Возле стенки стоят четверо голых мужчин. Они держатся руками за половые органы друг друга. Голос за кадром в начале говорит: «Соберись, на***!», а потом спрашивает у каждого фамилию. На этом видео обрывается. 

Наверх