В жизни как в кино. «Заборона» вспоминает важные события осени и рекомендует фильмы по теме | Заборона
Вы читаете
В жизни как в кино. «Заборона» вспоминает важные события осени и рекомендует фильмы по теме

В жизни как в кино. «Заборона» вспоминает важные события осени и рекомендует фильмы по теме

Уже девятый месяц почти весь мир сидит на карантине, но новостей от этого меньше не становится. Политические протесты, выборы, войны – никакой вирус не способен их остановить.  Журналист Роман Губа просмотрел осенние публикации «Забороны» по важным информационным поводам и подобрал подходящие по тематике фильмы. 


«Хрусталь», реж. Дарья Жук

2018, Белорусь-Германия-Россия-США
Жанр:
Драма, комедия
95 минут

Всю осень в Беларуси продолжаются протесты против фальсификации результатов президентских выборов. «Заборона» писала о том, как Беларусь покидают айтишники из-за несогласия с режимом Лукашенко. Как тут не вспомнить «Хрусталь» Дарьи Жук — наиболее известный белорусский фильм последних лет, где внешней темой становится попытка эмиграции из постсоветской Беларуси. 

1996 год, Минск. Диджейка Веля (Эвелина) мечтает о том, чтобы уехать в Чикаго, на родину хаус-музыки. Чтобы получить визу в США, ей нужна справка с места работы. Впрочем, это решаемо: необходимый бланк можно купить. Так Веля по документам становится менеджеркой завода по производству хрусталя. В липовую справку о трудоустройстве она вписывает случайный номер телефона. Только вот в посольстве номер могут проверить – и Веле приходится ехать в заводской посёлок Хрустальный и ждать «звонка счастья» у дискового телефона в чужой квартире.

Фильм «Хрусталь» не о том, что в постсоветской Беларуси «всё плохо», хотя зрителей и завораживает попытка детально воссоздать на экране атмосферу 90-х годов. Это история о столкновении мечты с реальностью, щедро посыпанная ностальгией. Иронично, что для белорусского проката из фильма пришлось вырезать небольшой эпизод с оппозиционным маршем.


«Хвост виляет собакой», реж. Барри Левинсон

1997, США
Жанр:
Драма, комедия
97 минут

Выборы президента США состоялись 3 ноября. Пока что действующий президент Дональд Трамп наотрез отказывается признавать своё поражение. Но похоже, Трамп станет первым за долгое время президентом, который не смог избраться на второй срок. 

К счастью, Дональд Трамп пока не применил метод, описанный в комедии Барри Левинсона «Хвост виляет собакой». По сюжету фильма действующего президента обвиняют в сексуальных домогательствах, что грозит для него провалом на выборах. Советнику президента приходится нанять известного кинопродюсера, чтобы сочинить отвлекающий сценарий. Ничего нового: в ход идёт маленькая победоносная война, которая будет происходить только на самом важном медиа 90-х – телевидении. Здесь будут свои враги и герои, патриотическая пропаганда и даже один музыкальный клип — всё для спасения кресла одного человека.

Хоть фильму Левинсона уже больше двадцати лет, но он не теряет актуальности. Разве что телевидение частично уступило поле социальным сетям, но отвлекать зрителей от «неправильных» новостей всё ещё умеют. Кстати, для украинских местных выборов этот приём тоже отлично работает.


4 месяца, 3 недели и 2 дня, реж. Кристиан Мунджиу

2007, Румыния
Жанр:
Драма
113 минут

В конце октября в Польше вспыхнули протесты из-за решения Конституционного суда признать неконституционной норму законодательства, которая позволяла прерывать беременность при обнаружении патологий плода. Таким образом местное антиабортное законодательство ещё сильнее ужесточилось. Это стало следствием политики правящей правоконсервативной партии «Право и справедливость». На фоне масштабных протестов польское правительство было вынуждено отложить вступление в силу ограничений на аборты. Но это вовсе не значит, что польские власти не вернутся к этой теме в будущем.

Пример того, что происходит из-за ограничения абортов, можно увидеть в румынском фильме «4 месяца, 3 недели и 2 дня» режиссёра Кристиана Мунджиу — представителя так называемой «румынской новой волны» в кинематографе.

События фильма разворачиваются во времена правления Николая Чаушеску, когда в Румынии были фактически запрещены аборты. В центре повествования — две подруги Отилия и Гэбица, девушки из румынской провинции, приехавшие в Бухарест учиться. Забеременевшая Гэбица просит Отилию помочь ей сделать нелегальный аборт. Необходимо найти место и специалиста, а ещё с ним нужно как-то расплачиваться. Всё это становится для Отилии настоящим путешествием в ад румынских 80-х.

Снятый за небольшие деньги фильм Мунджиу на поверку оказывается триллером о жизни угнетенных женщин. И не столь важно, кто нависает над ними – государство, требующее исправлять демографический кризис, или церковь, ратующая за жизнь нерожденных.


Россия 88, реж. Павел Бардин

2009, Россия.
Жанр:
псевдодокументальная драма
104 минуты

16 сентября российский неонацист Максим Марцинкевич, более известный по кличке Тесак, был обнаружен мёртвым в челябинском СИЗО. По версии российской ФСИН, он совершил самоубийство. Следственный комитет России заводить дело не стал.

Марцинкевича больше всего знают как автора проекта «Оккупай-педофиляй», но на раннем этапе своей «карьеры» он был известен благодаря группе «Формат-18». Члены этого формирования нападали на людей неславянской внешности и записывали избиения на видео. Деятельность «Формата-18» вдохновила российского режиссера Павла Бардина на съёмки фильма «Россия 88». Главный герой фильма, неонацист по прозвищу Штык, списан с Максима Марцинкевича. Его роль сыграл актёр Пётр Фёдоров. Фильм стилизован под документальную съёмку.

Как и их прототипы из реальной жизни, члены группировки «Россия 88» фиксируют свою деятельность на видео. В центре кадра почти всегда Штык, неглупый и харизматичный. Одними избиениями дело не ограничивается: Штык всё чаще себя ведёт как телезвезда. Он спрашивает прохожих на улице, согласны ли они с лозунгом «Россия для русских», и они утвердительно кивают. Но со временем становится понятно, что на идее далеко не уедешь, да и со стороны властей поступают предложения о сотрудничестве. Больше нет места просто идейному насилию: есть дела поважнее. Не будет спойлером сказать, что жизнь киношного Штыка закончится плохо.

Когда умер Максим Марцинкевич, нашлось немало тех, кто помянул его добрым словом. Никто не удивился, когда оказалось, что многие украинские ультраправые выросли на его роликах. Они и сегодня продолжают использовать всевозможные медиаресурсы, чтобы вычислять неугодных и фиксировать расправы.

Наверх