«У меня начала ехать крыша». Как экстраверту (и не только) пережить карантин и не сойти с ума | Заборона
Вы читаете
«У меня начала ехать крыша». Как экстраверту (и не только) пережить карантин и не сойти с ума

«У меня начала ехать крыша». Как экстраверту (и не только) пережить карантин и не сойти с ума

Как экстраверту (и не только) пережить карантин и не сойти с ума

С 8 января украинское правительство ввело жесткий локдаун. Он похож на карантин, действовавший весной 2020 года — работают только продовольственные магазины, банки и аптеки. Ограничения не касаются и общественного транспорта. Но, как и весной, места досуга закрыты — значит, большинство людей снова проведут дома как минимум три недели, никуда не выходя. Это сложно для многих, особенно для тех, кто привык к насыщенной социальной жизни. Заместительница главной редакторки Забороны Юлиана Скибицкая поговорила с теми, кто едва пережил весенний карантин и вместе с психотерапевткой рассказывает, как сохранить ментальное здоровье во время локдауна.

Этим текстом Заборона начинает серию публикаций о ментальном здоровье. Еженедельно мы вместе со специалистами будем рассказывать о психических особенностях и о том, как с ними работать.

Первая «карантинная» паническая атака произошла с музыканткой Алей Шандрой ночью. С начала локдауна девушка стала плохо спать — тело было уставшим, но мозг продолжал работать, потому Аля только проваливалась в полубред.

mental health 01 - <b>«У меня начала ехать крыша».</b> Как экстраверту (и не только) пережить карантин и не сойти с ума - Заборона
Аля Шандра

«Я помню, что подскочила насквозь мокрая от пота, сердце буквально отбивало ритм «Полета шмеля», в голове был какой-то мерзкий, липкий туман и одна навязчивая мысль: а вдруг я больше никогда не увижу близких, — вспоминает Аля. — Мне казалось, что если я закрою глаза, то или не проснусь, или проснусь как в фильме «28 дней спустя» и пойду разгребать ногами мусор на мосту Патона. Я забилась в угол, дрожала, хватала воздух (казалось, что перестану дышать) и сидела так, пока не начало светать».

Аля пошла к психотерапевту. Говорит, что паническая атака стала не единственной причиной этого визита: в локдауне все имеющиеся проблемы обострились. Девушка поняла, что ей очень нравилась жизнь до карантина и именно невозможность все вернуть и хоть на что-то повлиять сильно давила на психику. Сейчас, говорит Аля, новый локдаун не вызывает ужаса. «Я хотя бы минимально знаю, к чему готовиться, — говорит она. — Ну а еще есть надежда на 2021-й, потому что очень нужно на что-то надеяться».

Карантин как тюрьма

Всемирная организация здравоохранения отметила, что пандемия оказала негативное влияние на психическое состояние людей. Изоляция и социальная дистанция, а также большой объем плохих новостей привели к тому, что у людей обострились или даже появились новые ментальные проблемы. Прежде всего, говорят ученые, вырос уровень тревожности.

nazarenko tetiana - <b>«У меня начала ехать крыша».</b> Как экстраверту (и не только) пережить карантин и не сойти с ума - Заборона
Татьяна Назаренко

Кризисная психологиня Татьяна Назаренко работает в терапевтическом центре «Структура», который специализируется на депрессивных и тревожных расстройствах. Она говорит Забороне, что с начала пандемии нагрузка на специалистов значительно выросла.

«Украинцы столкнулись с проблемами, которые требуют решений: из-за изоляции увеличилось количество конфликтов даже в самых крепких семьях, — говорит экспертка. — Появилась конкуренция за гаджеты (они всем сейчас нужны одновременно, и не все могут позволить себе их покупку), женщины испытывают повышенную нагрузку из-за того, что им приходится заботиться о ребенке и параллельно работать, некоторые члены семьи потеряли работу, поэтому благосостояние ухудшилось. Все это привело к тому, что симптомы депрессии, тревоги, даже симптомы ПТСР встречаются все чаще и люди не могут справиться с ними самостоятельно».

Экстравертам, добавляет Татьяна Назаренко, было еще сложнее, потому что у них нет доступа к тому количеству социальных связей, которое было до пандемии. Даже если социальный экстраверт находится вместе с партнером, соседом по комнате или другим человеком дома, этого недостаточно.

Фотографка и журналистка Екатерина Эйхман свою жизнь до карантина называет «сплошной тусовкой».

«У меня редко бывало, чтобы вечером я оставалась дома сама, — говорит она. — Мне всегда нужно быть где-то в потоке. Когда только стали появляться новости о том, что могут ввести карантин, меня уже подтрушивало. Я понимала, что просто не смогу сидеть одна в четырех стенах».

Когда карантин все-таки ввели, Екатерина сначала его отрицала. Говорит, что ежедневно выходила на улицу и просто «наматывала круги по району», выезжала на такси в центр города. Потом стало понятно, что карантин — это надолго.

«Тогда у меня начала ехать крыша. Каждый день в чатик с подругами я записывала сотни видеосообщений, потому что мне было нужно быть с кем-то связи. Несколько раз мы с друзьями все же встречались, понимая всю опасность, но это мало помогло. Потом на меня начали давить стены. Я сидела на полу, рыдала часами и не могла успокоиться. Я понимала, что ничего не пройдет, от меня ничего не зависит».

Работы тогда тоже не было — поэтому Екатерина просто фотографировала дома все, что видела. В какой-то момент она обратила внимание на то, что начала разговаривать с собой — не так, как обычно, а серьезно дискутировать на различные темы. У растений и бытовых предметов появились имена: Екатерина начала разговаривать и с ними тоже. Надо было искать выход — и девушка нашла его, заводя новые знакомства в родном районе и увеличив физическую активность.

Угроза депрессии

По последним данным, COVID-19 заразились 90,9 млн людей, а умерли 1,94 млн. Борьба с пандемией продолжается и становится более успешной — некоторые страны уже начали вакцинировать своих граждан. Но пока о массовой вакцинации всего населения планеты речь не идет: во-первых, многие вакцины еще проходят испытания, а во-вторых, развитые страны закупили большую часть уже доступных препаратов. Это означает, что бедные страны — а к ним относится и Украина — получат меньшее количество вакцин и позже. Поэтому карантины и локдауны, скорее всего, останутся единственным надежным способом сдерживать распространение инфекции. Сейчас карантин действует в Австрии, Германии и ряде других европейских стран.

В 2018 году ВОЗ назвала депрессию одним из основных вызовов для современного мира. От нее страдает примерно 264 миллиона человек, ежегодно 800 тысяч кончают жизнь самоубийством и ВОЗ прогнозировала, что эта цифра будет расти. Очевидно, что пандемия и карантин только ускоряют этот прогноз. Кроме того, из-за пандемии люди стали употреблять больше алкоголя и наркотиков. В странах с низким или средним уровнем дохода до 85% людей с ментальными проблемами не получают соответствующего лечения. Все это делает депрессивные и тревожные расстройства одним из самых серьезных последствий пандемии.

Татьяна Назаренко говорит, что карантин будет проще пережить, организовав для себя ресурсные активности. «Поиск хороших новостей, причастность к помощи другим, надежда на позитивное развитие событий в будущем, соблюдение расписания, физические упражнения, медитация и духовные практики, постановка небольших достижимых целей, хобби, поддержание социальных связей с сохранением дистанции являются хорошими способами сохранения психического здоровья», — говорит она.

Как приспособиться к новой жизни

mental health 02 - <b>«У меня начала ехать крыша».</b> Как экстраверту (и не только) пережить карантин и не сойти с ума - Заборона
Катерина Эйхман

«О новом локдауне мне очень страшно думать», — говорит Екатерина Эйхман. Она до сих пор вспоминает весенний карантин как один из самых сложных периодов в жизни. Но надеется, что сейчас будет немного легче — хотя бы будет работать общественный транспорт. Кроме того, девушка вывела определенные лайфхаки из прошлого карантина — больше гулять, заниматься йогой, общаться хотя бы онлайн. «А еще я очень надеюсь, что его действительно введут на три недели, а не на три месяца», — добавляет она.

В ВОЗ прогнозируют, что пандемия будет продолжаться до двух лет. Но вряд ли жизнь после нее станет такой же, как раньше. Социальная изоляция, удаленная работа — все это может остаться с нами надолго. Поэтому, добавляет Татьяна Назаренко, важно выбирать установки, которые помогают справляться, а не ухудшают психологическое состояние.

«Многие воспринимают изоляцию как принуждение, которое ограничивает их свободу. И часто это именно так и выглядит. Появляются мысли, которые приносят страдания и стресс: «я бессилен, я ничего не могу сделать, я в опасности». Нужно прислушиваться к себе и отслеживать такие негативные представления о себе. Вы можете думать о себе в положительном ключе: «я ответственный, я выбираю безопасное поведение, сейчас со мной все ок». Такие мысли дают больше уверенности. Например, на дороге ремни безопасности, движение по своей полосе, соблюдение скоростного режима — это меры, которые воспринимаются как должное. В отношении COVID-19 тоже есть меры — новые и неудобные, но терпимые, когда мы к ним привыкнем».


Если у вас есть история, идея для текста, или вы хотите стать нашим партнером — напишите на нашу почту contact@zaborona.com или заместительнице главной редакторки Забороны Юлиане Скибицкой y.skibitskaya@zaborona.com.

Наверх