Революция для IT. Заборона рассказывает, как Украина стала убежищем для многих беларуских айтишников | Заборона
Вы читаете
Революция для IT. Заборона рассказывает, как Украина стала убежищем для многих беларуских айтишников

Революция для IT. Заборона рассказывает, как Украина стала убежищем для многих беларуских айтишников

23 сентября в Беларуси прошла тайная инаугурация Александра Лукашенко. Она состоялась больше чем через месяц после президентских выборов, на которых Лукашенко обвинили в серьезных фальсификациях. С тех самых пор ежедневно беларусы выходят на акции протеста, где их задерживает и избивает ОМОН. В таких условиях многие уезжают из страны — особенно айтишники. Заборона рассказывает, как Беларусь рискует утратить статус привлекательной для IT-специалистов страны и к чему это приведет.


30-летний айтишник Максим (он попросил не указывать его фамилию в целях безопасности) ходит по улицам Киева с кошкой Полиной на шее. Недавно он переехал из Минска, отсидев там в изоляторе трое суток. 11 августа он ехал на велосипеде по пустой улице, но домой так и не попал – ОМОН забрал его в автозак и отвез в «знаменитый» изолятор на Окрестина. Как и многих задержанных, Максима избивали силовики. 

Фото: belta.by

Максим продолжил выходить на акции протеста. Но через некоторое время понял, что находиться в стране небезопасно. Он говорит, что хотел свободно выражать свои мысли и рассказывать о том, что с ним произошло, не переживая, что силовики могут забрать его прямо из квартиры. К тому же, добавляет Максим, он не хотел спонсировать налогами «кровавый режим».

Николай Мурзенков. Фото: Сhristina Wocintechchat/с фейсбук-страницы Николая

Компания, в которой работает Максим, тоже решила устроить налоговую забастовку и коллективно переехала в Украину. Это не единичный случай IT-эмиграции из Беларуси. Руководитель компании Iomico Николай Мурзенков переехал со своей семьей во Львов. Он рассказывает, что сначала 9 августа отключили интернет, а потом стало известно, что один из его сотрудников попал в СИЗО после протестов. Через две недели Николай уехал в Украину. Говорит, что предложил переехать всем сотрудникам компании. «В ответ услышал молчание. Моя команда захотела стать частью протестного движения и решила остаться», — говорит Николай.

Как Беларусь стала «IT-страной»

В Советском Союзе Беларусь считалась одним из основных сборочных цехов СССР. Здесь размещались высокотехнологичные производства, которые выпускали телевизоры, холодильники и компьютеры. Для работы этих предприятий требовались квалифицированные работники, поэтому возникали университеты с сильной инженерной и математической базами. Когда СССР распался, многие выпускники технических специальностей, в том числе программисты, уехали в США и Европу, так как в Беларуси особых перспектив для них не было. Но уже в конце 90-х — начале 2000-х стали появляться компании, которые затем составили ядро Парка высоких технологий (ПВТ).

Фото: park.by

Парк высоких технологий — один из немногих примеров работающего государственно-частного партнерства. Его открыли в 2005 году, туда вошли большие аутсорс-компании, такие как EPAM (американский производитель программного обеспечения) и Itransition. Они получают налоговые и правовые льготы.  Резиденты ПВТ освобождены от уплаты НДС, налога на прибыль и частично на доходы иностранных организаций, также у них снижена сумма отчислений в Фонд социальной защиты населения. «Можно сказать, что это офшор, причем довольно конкурентоспособный», – объясняет Забороне автор подкаста о беларуской IT-индустрии IT STARTS Иван Веденин.

В 2018 году Александр Лукашенко подписал Декрет №8 «О развитии цифровой экономики». «Нужно создать такие условия, чтобы мировые IT-компании приходили в Беларусь, — говорил тогда Лукашенко. — Беларусь становится фактически первым в мире государством, которое открывает широкие возможности для использования технологии блокчейн. У нас есть все шансы стать региональным центром компетенций в этой области». Декрет продлил особые условия для резидентов Парка высоких технологий, а небольшим IT-бизнесам упростили вход. За несколько месяцев количество резидентов ПВТ утроилось. 

Виктор Прокопеня. Фото: probusiness.io

В 2019 году Беларусь заняла 55 место из 100 стран в рейтинге стартап-экосистем StartupBlink. Здесь родились такие бренды, как Maps.me, Viber, MSQRD, Flo, PandaDoc, Kino-mo. Беларуский рынок слишком мал, поэтому большинство молодых проектов изначально нацелены конкурировать на международной арене. Таким образом беларуские стартаперы привлекают иностранные инвестиции. 

Но когда приходит заграничный инвестор, стартапы с большой долей вероятности перестают быть беларускими. Они регистрируют юридическое лицо в другой стране, а офис разработки оставляют в Минске из-за дешевой и качественной рабочей силы. То же самое происходит с крупными IT-компаниями. «Бизнесу важно решать возникающие проблемы по закону. А в беларуском суде он, вероятнее всего, проиграет государству. Поэтому никто не рискует деньгами по-настоящему. и реальных беларуских IT-резидентов у нас очень мало», – объясняет Веденин. 

В процессе расцвета IT-индустрии беларуские власти придерживались принципа невмешательства. Никаких проверок и рейдов. За все время было лишь два громких дела. В 2015 году арестовали Виктора Прокопеню, технологического предпринимателя, венчурного инвестора и автора декрета №8. Его обвинили в том, что он получал доход без госрегистрации. Арест Прокопени вызвал большой резонанс внутри IT-сообщества. Почти через год его отпустили под подписку о невыезде, а еще через год все дела были закрыты. 

Во второй раз у государства возникли вопросы, касающиеся налогов, к компании IBA Group, которая в том числе занималась и госзаказами. Игорь Момоненко, гендиректор «Белхард», как-то высказал мнение на этот счет: «Это последствия возросшей активности спецслужб по борьбе с уклонением от налогов. В бюджете не хватает денег». В итоге дело IBA тоже замяли.

«Атмосфера страха и ненависти»

IT-компании в основном поддержали протест против Лукашенко, а их сотрудники активно принимали участие в демонстрациях. Сразу после выборов обычно аполитичные руководители беларуских IT-компаний написали открытое письмо, в котором осудили насилие и заявили, что «стартапы не рождаются в атмосфере страха и ненависти». Некоторых сотрудников компаний задерживали и избивали в СИЗО.

Фото: Валерий Шарифулин/TASS Forum

Максим, который переехал в Украину, говорит, что за время протестов и грубых разгонов его работоспособность сильно упала. Мысли были заняты происходящим «легитимным бандитизмом» и проработкой путей, как безопасно добраться до офиса и квартиры.

«Когда людей постоянно арестовывают, это не сопутствует ни развитию бизнеса, ни креативности. С точки зрения продуктовой компании это очень большой риск», – объясняет основатель группы компаний SoftSwiss Иван Монтик. 9 августа, после голосования за кандидатов в президенты, SoftSwiss вывез первых 56 человек в Украину. Через неделю они отправили еще 60 человек, так как первая группа не справлялась с нагрузкой, а в Беларуси продолжались перебои со связью. 

Иван Монтик и многие другие владельцы компаний-резидентов ПВТ организовали группу для проработки «плана Б» – полной релокации офисов в другие страны. Сейчас в группе 40 компаний, общее число сотрудников которых более 3000. SoftSwiss провела опрос среди сотрудников, который показал, что есть много людей, которые хотят релоцироваться, не дожидаясь перемен. Их логика проста: вернуться всегда можно, а если что-то случится, то уехать будет сложнее. 

Фото: Jana Shnipelson

«Мы ведем переговоры с представителями властей Литвы и Латвии. Также рассматриваем Болгарию и Грузию. Кому-то интересна Украина. Мы готовимся, но надеемся, что не придется прибегать к этому плану», – рассказывает Монтик. 

Борьба за айтишников

12 августа, всего через три дня после выборов в Беларуси, на Facebook-странице Владислава Савченко, президента «Европейской ассоциации программной инженерии» (EASE), появился пост о том, что они готовы бесплатно помочь беларуским IT-компаниям с релокейтом в Украину. 

«У нас была группа из 20 человек. Мы помогли им оформить приглашение в Украину. Сейчас у нас есть 40 заявок от компаний на 300–350 человек, есть и от крупных компаний на 1500 человек, а есть и от фрилансеров. Кому-то мы помогаем с документами, кому-то – предоставляем офисы. Еще у нас есть риэлторы, которые готовы бесплатно искать для них жилье и рабочие помещения», – рассказывает о предлагаемой поддержке PR-директор «Европейской ассоциации программной инженерии» Любовь Мочалова.

Сейчас EASE ведет переговоры с Министерством цифровой трансформации Украины, чтобы расширить список профессий, представителям которых можно пересекать закрытую украинскую границу. «Нам выгодно, чтобы беларусы ехали в Украину, потому что это колоссальный обмен опытом. Плюс это хорошо скажется на нашем IT-рынке: появится конкуренция, компании смогут выбирать себе специалистов, улучшится качество IT-продуктов и увеличатся зарплаты, которые во время карантина немного просели», – поясняет Мочалова. 

Офис EPAM в Минске. Фото: realt.by

Однако в беларуских айтишниках заинтересована не только Украина. Литва одна из первых предложила разработать для них льготные условия. 2 сентября министр экономики и инноваций Литвы Римантас Синкявичюс заявил, что получил запросы от 21 IT-компании из Беларуси о возможности переехать в Литву.

Синкявичюс призвал принять поправки к законам, которые упрощают переезд в таких случаях. Сейчас у иностранных компаний есть трудности, поскольку для начала нужно открыть счет в стране. А это сложно сделать из-за того, что местные банки руководствуются законодательством, направленным против отмывания денег.

Синкявичюс призвал принять поправки к законам, которые разрешили бы зарубежным юридическим лицам открывать счета в литовских банках. Министр внутренних дел страны Рита Тамашунене заявила, что сейчас активно идет поиск решений в этом направлении, о чем ведутся переговоры с Банком Литвы. 

О своем интересе к беларуским айтишникам заявили и в Латвии, и в Польше. В Польше, например, упрощают получение визы. В Министерстве экономики Латвии сообщили, что к ним переехали уже 12 беларуских компаний. Им помогают с регистрацией и видом на жительство. Украинская власть пока не разрабатывала такие инициативы. Все, что сделало правительство — заявило, что готово пускать беларусов в страну, несмотря на временно закрытые для иностранцев границы. 

Фото: Sigmund/Unsplash

Директор департамента IT в компании EPAM Павел Либер согласен, что у Украины, как и других стран, которые готовы принимать у себя беларуских IT-специалистов, есть свой интерес. «Но при этом украинские айтишники платят 5 % налога, а беларусы без украинского гражданства – 35 %. Осознание, что ты платишь больше твоего соседа справа, психологически некомфортно. Поэтому многие перевезли сотрудников сюда временно». 

Актуально

Беларуские специалисты говорят, что в Украине их привлекает схожий менталитет и большое дружелюбное IT-комьюнити. Но основатель SoftSwiss Иван Монтик сомневается, что это лучший вариант для его бизнеса. «С моей точки зрения, Украина тоже находится в политической нестабильности. Нам не хотелось бы оказаться в похожей на Беларусь ситуации через год-два. Плюс, если серьезно думать про релокацию, то нужно максимально улучшать условия для людей. Поэтому мы рассматриваем ЕС, чтобы у сотрудников была возможность передвигаться по Европе без виз и наслаждаться демократическими свободами».

Удар по Беларуси

2 сентября в компании Pandadoc, чей руководитель Микита Микадо поддержал протесты и оппозицию, прошли обыски. Четверых сотрудников компании задержали, их обвиняют в «хищении путем злоупотребления служебными полномочиями» — это от 5 до 12 лет тюрьмы. После этого в Pandadoc заявили, что вывозят своих сотрудников из страны, а Микита принял решение закрыть проект помощи уволившимся силовикам, из-за которого начались репрессии. 

Кампанию «подхватил» CEO стартапа DeepDee и один из сооснователей Фонда солидарности BYSOL Ярослав Лихачевский. «Мы с Микитой коллеги, оба айтишники. Так что я подумал, что буду следующим, кто продолжит его дело, и всего-навсего взял на себя лидерство в этом проекте», – сказал он в интервью порталу TUT.BY. 

Ярослав Лихачевский. Фото: Дарья Бурякина/TUT.BY

Иван Монтик из SoftSwiss говорит, что после рейда в Pandadoc многие компании решили не ждать дальнейших сигналов – начали паковать чемоданы и активно готовиться к переезду. По его грубым подсчетами, при самом плохом исходе, из Минска может уехать порядка 60 тысяч человек: специалисты и их семьи. Это будет сильный удар по экономике беларуской столицы, так как именно айтишники составляют зачатки среднего класса. Это на их деньги живут рестораны, бары, барбершопы и рынок недвижимости. 

К тому же каждый уезжающий из Беларуси человек – это минус налогоплательщик и плательщик НДС. Кроме того, сократится часть валютного потока, которым снабжают IT-компании госказну. Значит, беларуский рубль может девальвировать.

Несмотря на то, что в IT-индустрии трудоустроено не очень много людей (примерно 100 тысяч человек – это около 2 % от всех трудящихся), а экспорт IT-продуктов и услуг составляет несколько процентов ВВП Беларуси, это самый быстрорастущий сектор беларуской экономики. В 2019 году ВВП страны вырос на 1,1 %, половину этого роста обеспечили IT-компании. Доля IT в ВВП страны была 6,5 % и сравнялась по своему влиянию с такими отраслями, как сельское хозяйство, транспорт и производство строительных материалов. На 2022–2023 годы планировалось, что индустрия подрастет до 10 %. 

Фото: Andrew Keymaster

Старший научный сотрудник исследовательского центра BEROC Лев Львовский подтверждает потенциальный экономический спад, но делает акцент на других последствиях. «Отъезд части айтишников будет означать, что скорость развития и идея о Беларуси, как об IT-стране, будет отброшена. Также будет подорван инвестклимат». 

Похожее мнение высказывает и Павел Либер. «Массовый отток IT-специалистов приведет к деградации страны. Если посмотреть на IT-решения, внедренные на государственном уровне, то почти все они сделаны частными IT-компаниями. Например, электронное правительство делает IBA, кучу решений для медицины делал EPAM, причем совершенно бесплатно. И когда мы говорим, что все это резко уедет, то страна откатится назад, в то время как весь мир начал более активно двигаться вперед». 

Руководитель компании Iomico Николай Мурзенков считает, что диктатура в Беларуси постепенно приведет к изоляции от рынка Запада, к потере репутации, а как следствие, существенно сократится вся отрасль. Но даже при условии смены власти, говорит он, установления демократических ценностей, институтов, отказа от слияния с РФ, IT в Беларуси ждет «тяжелая и кропотливая реабилитация». Поэтому возвращаться в Беларусь он не планирует. 

Айтишник Максим тоже пока не видит возможности вернуться. «Я все еще переживаю за страну. И вряд ли это изменится. Пока в Минске хватают людей на улицах, моя работоспособность не восстановится до прошлого уровня».

При поддержке «Медиасети»

Наверх