Догхантеры в Харьковской области расстреляли собак: что известно - Заборона
Вы читаете
В Харьковской области чиновник вместе с товарищем расстрелял собак из ружья. Что делать, если вы стали свидетелем жестокого обращения с животными?

В Харьковской области чиновник вместе с товарищем расстрелял собак из ружья. Что делать, если вы стали свидетелем жестокого обращения с животными?

В Харьковской области чиновник вместе с товарищем расстрелял собак из ружья. Что делать, если вы стали свидетелем жестокого обращения с животными?

4 апреля недалеко от села Гороховатка Харьковской области двое мужчин расстреляли стаю собак. Позже оказалось, что один из них связан с местным депутатом. Полиция отказалась проводить следственно-оперативные действия на месте преступления, а сообщения о событии и причастных к нему людях блокирует фейсбук. Заборона разобралась в ситуации и советует, что делать, если вы стали свидетелем жестокого обращения с животными.


Двое мужчин на машинах, одно ружье и три мертвых собаки

Анна и Дмитрий Григоренко гуляли у водохранилища, когда поблизости остановился автомобиль. Оттуда вышел мужчина лет 50, достал ружье и начал стрелять по бездомным собакам, которые спали неподалеку. От выстрелов они разбежались в стороны.

Когда Дмитрий пошел к мужчине, чтобы помешать ему убивать животных, подъехал еще один автомобиль. Оттуда вышел другой мужчина лет 60 и начал ссориться с Дмитрием. Его товарищ продолжал стрелять. Всего выстрелов было 10, однако на месте событий нашли только 4 гильзы марки Rio — гильз для спортивной охоты.

Тогда Дмитрий набрал номер полиции и стал надиктовывать данные об автомобилях стрелков. Он предложил мужчинам дождаться полиции вместе, но те обругали его, сели в автомобили и уехали.

Когда супруги подошли к месту, где лежали собаки, они увидели одного щенка, оставшегося в живых. Через несколько минут со стороны, в которую летели пули, вышло двое парней 19 и 9 лет. Они подкармливали местных собак и как раз принесли им еду.

«Если бы они появились чуть раньше, то попали бы под обстрел. Расстояние от стрелка до того места было таким, что пуля попала бы в них», — говорят зоозащитники со слов свидетелей.

Полиция на стороне нападавших

Патрульные приехали через 10 минут — выслушали свидетелей, приняли заявление, но к убитым собакам не подходили.

«Такое правонарушение требует от правоохранителей вызвать следственно-оперативную группу, чтобы исследовать место преступления, собрать доказательства (например, гильзы) и отправить тела убитых собак на экспертизу. Вместо этого полицейские с какой-то целью сфотографировали Дмитрия и уехали. Это грубая небрежность и укрывательство преступления», — говорит Забороне юристка общественной организации Ursa Major Наталья Коваленко.

В конце концов заявление Дмитрия все же внесли в Единый реестр досудебных расследований. Этот факт подтверждает и полиция Харьковской области: производство открыли по статье о жестоком обращении с животными. Если вину стрелков докажут, им грозит до трех лет заключения.

Но если бы полицейские зафиксировали, что умерло три собаки, то наказание могло бы быть более суровым: от 5 до 8 лет. Андрей Мацука — следователь, который ведет это дело — сказал Забороне, что если следствие установит смерть более чем двух животных, дело переквалифицируют. Он отказался отвечать, приобщили ли к делу фото с места расстрела.

В то же время на официальном сайте полиции эта ситуация описана так: стая собак с признаками бешенства якобы напала на машины мужчин и они были вынуждены отстреливаться.

Кроме того, мужчины стреляли во время «сезона тишины»: в этот период запрещается стрелять из оружия в лесу и на объектах благоустройства. До 15 июня мужчины не имели права выезжать на охоту.

Тела отправили не на ту экспертизу

Полиция, по словам зоозащитников, не хочет проводить экспертизу.

«Анна и Дмитрий похоронили собак на месте, но тела можно выкопать и отправить на экспертизу. Супруги попросили следователя дать направление на эксгумацию. Тот отказался, сказав, что они только свидетели, а не потерпевшие, поэтому полиция справится своими силами. Но как полиция может справиться своими силами, если она не знает, где похоронены животные?» — говорит Забороне глава организации «Лига помощи животным» Зоя Савченко.

Активисты узнали, что тела собак якобы уже в Областной ветеринарной лаборатории.

«Это учреждение не имеет права проводить экспертизу по пулевым ранениям на телах собак, но может устанавливать признаки бешенства у животных. Они сейчас пытаются версию этого егеря такими «доказательствами» подтвердить», — объясняет Наталья Коваленко.

Зоозащитники хотят раскопать захоронение, потому что подозревают, что полиция отправила в ветлабораторию каких-то других собак.

Один из нападавших — местный чиновник и друг депутата

После инцидента Анна выложила в соцсети сообщение об инциденте, указав номер автомобиля, который удалось сфотографировать. После этого нашлись владельцы машин. Водителем, который расстреливал собак, оказался 52-летний житель Боровой Роман Галуза. Его товарищ на «Ниве» — 60-летний Виталий Шевченко, председатель Боровского общества охотников и рыболовов «Хантер» и один из основателей Боровской районной организации Украинского общества охотников и рыболовов. Стрелков узнали и свидетели Анна и Дмитрий.

Зоозащитники жалуются, что фейсбук начал блокировать сообщения о ситуации. Глава организации «Лига защиты животных» Зоя Савченко рассказала Забороне, что ее сообщения фейсбук сначала блокировал, а потом и вовсе удалил страницу без возможности восстановления.

«После того как мое сообщение удалили, я попросила волонтеров распространить информацию в соцсетях. Тогда фейсбук начал блокировать и их сообщения тоже», — говорит Зоя.

Посты также заблокировали на странице общественной организации Ursa Major. В организации говорят, что фотографии убитых животных были заблюрены: значит, за них точно не могли удалить. После переписки с техподдержкой соцсети пост удалось вернуть.

Анна Гриненко, которая была свидетельницей расстрела, также написала в фейсбуке, что почти все сообщения по делу блокируются.

В некоторых из сообщений фигурирует имя Дмитрия Шенцева, нардепа от «Оппозиционной платформы — За жизнь» и местного бизнесмена. Шенцев является основателем Боровского общества охотников и рыболовов «Хантер» — того, которое возглавляет Шевченко, фигурирующий в этом деле. Местные зоозащитники говорят, что они вместе ездят на охоту и вообще дружат.

«Аня и Дима — не местные, у них в этом районе дача. А местные жители очень боятся иметь дело с местными властями, связанными со стрелками», — считает Зоя Савченко.

Что делать, если вы стали свидетелем жестокого обращения с животными?

Если вы увидели, как кто-то жестоко обращается с животными, первое, что нужно сделать — зафиксировать это на фото и видео. Также следует найти еще одного свидетеля кроме вас. Без этого доказать вину и наказать виновного будет практически невозможно, говорит Забороне соосновательница ОО UAnimals Ольга Чевганюк.

Далее следует вызвать полицию. Надо по телефону описать ситуацию и сказать, что у вас есть фото и видео, подтверждающие правонарушения. Когда полицейские приедут, вы должны записать их фамилии и имена. Если они отказываются принимать заявление или проводить следственные действия, звоните 102 и говорите, что хотите пожаловаться на действия полиции.

«Есть две статьи, по которым могут наказать за жестокое обращение с животными: статья 299 Уголовного Кодекса Украины и статья 89 Кодекса об административных правонарушениях. По первой статье могут наказать, если в результате жестокого обращения животное покалечили или убили. Если это не привело к телесным повреждениям животного, то будет административная ответственность», — объясняет Чевганюк.

Итак, любое издевательство, которое причинило животному физическую боль или страдания — побои, насилие или даже нарушение правил его содержания — это повод для вызова полиции.

«Даже если вы не были свидетелем самого издевательства, но увидели его последствия, надо тоже обратиться в полицию. Если вы этого не делаете, вы как бы позволяете человеку делать такие вещи. Очень часто с жестокого обращения с животными начинается жестокое обращение с людьми», — говорит зоозащитница.

Даже если вы не пострадали в этой ситуации лично, вы являетесь заявителем по делу, поэтому вам должны предоставлять доступ к его материалам.

Важно придать делу информационную огласку. Если у вас есть знакомые журналисты или лидеры мнений, попросите их осветить ситуацию.

Наверх