Интимные фото в Украине грозят сроком тюрьмы 7 лет - Заборона
Вы читаете
В Украине можно получить семь лет тюрьмы за убийство и столько же — за продажу интимных фото. Рассказываем, почему это так

В Украине можно получить семь лет тюрьмы за убийство и столько же — за продажу интимных фото. Рассказываем, почему это так

В Украине можно получить семь лет тюрьмы за убийство и столько же — за продажу интимных фото.

В марте в Украине активно обсуждался случай, когда львовянку задержали за продажу интимных фото. Согласно законодательству, за это ей грозит до семи лет лишения свободы. В Украине ежегодно регистрируют более тысячи дел, в которых людей подозревают в изготовлении или продаже порноматериалов. Ответственность за это колеблется от штрафа в пару сотен гривен до реального тюремного срока. Заборона рассказывает, почему так сложилось, в чем опасность существующей статьи за продажу порно, и почему ситуацию не спешат менять.


Интимные дела

В начале марта львовская полиция задержала женщину, которая продавала свои интимные фото через телеграм. По версии следствия, за 500 грн клиенты якобы получали доступ к телеграм-каналу, куда она ежедневно выкладывала свои новые интимные фотографии. Так прошел год, пока делом не заинтересовалась киберполиция. Теперь женщине грозит до семи лет лишения свободы, ведь она якобы производила и продавала порнографические материалы, а это уголовная ответственность в Украине.

В 2017 году похожая история произошла в Запорожье. Там девушка присылала клиентам порноролики по электронной почте, за что получала 150 гривен. Всего она прислала четыре видео — этого оказалось достаточно, чтобы к ней с обыском пришли правоохранители. У девушки изъяли ноутбук и банковские карточки, и осудили по 301 статье Уголовного кодекса суммарно на пять лет. Но учитывая, что девушка признала свою вину, приговор изменили на год испытательного срока.

А в 2014 году правоохранители поймали украинку на продаже дисков с порно. Правда, женщина своей вины не признала, а суд по делу продолжался вплоть до 2020 года. В конце концов по той же 301 статье она должна была выплатить штраф — 850 гривен.

Статья 301

С 2001 до 2019 года в Украине зарегистрировали 14 520 дел по статье 301 Уголовного кодекса «Ввоз, изготовление, сбыт и распространение порнографических предметов». Кейсы считала рабочая группа по подготовке нового Уголовного кодекса при президенте. В статистику попали и те дела, по которым были приговоры, и те, которые так и не дошли до суда из-за отсутствия состава преступления. Впрочем, если в 2012 году полиция зарегистрировала 521 дело, то уже в 2013-м — 1021. И с тех пор эти цифры только росли за редкими исключениями.

Тем, кого поймали только на изготовлении или распространении порноконтента, грозит штраф или ограничение свободы на полгода. А тем, кто делает то же, но за деньги или не в первый раз — лишение свободы на срок от трех до семи лет.

«Но приговоры суда показывают, что по этой статье почти никого не сажают, — говорит Забороне адвокат Денис Овчаров. — Реальные сроки грозят тем, кто изготавливал и распространял детскую порнографию. А если речь идет о взрослом порно, картина совсем другая. Часто это истории, когда семейная пара снимает себя и продает такой контент, или когда отдельные парни или девушки торгуют своими фотографиями или видео. Все заканчивается минимальной ответственностью: штраф или условный срок, поскольку статью никто не отменял, а суды относятся к таким делам поверхностно».

Юристы и правозащитники отмечают: имеющийся уголовный кодекс написан нечетко и содержит статьи, которые или не должны в нем быть, или не должны предусматривать такую ​​серьезную ответственность как заключение.

Например, раньше ответственность за нарушение 301-й статьи составляла только до трех лет лишения свободы. Однако в 2010 году Украина на волне борьбы с детской порнографией, поднявшейся в Штатах, изменила наказание за нее. У нас не придумали ничего лучше, кроме как поднять ответственность до семи лет, говорит Овчаров.

«И составили текст статьи так, что под ответственность попадают не только те, кто продает порнографический контент, но и те, кто его просто хранит и распространяет непреднамеренно. Например, человек включил торрент и таким образом может уже стать распространителем запрещенного контента. А некоммерческое распространение уже подпадает под уголовную ответственность, и как обернется дело, если оно попадет в суд, сложно спрогнозировать», — объясняет адвокат.

Другой момент — статью можно использовать, чтобы манипулировать человеком. По словам юриста Олега Веремеенко, в России по подобной статье преследуют несогласных с режимом. Один из последних примеров — Юлия Цветкова, которой грозит тюрьма за публикацию рисунков вульвы.

«У нас закручивают последние винтики, чтобы построить полицейское государство. И эта статья идеально подойдет для того, чтобы закрывать рот несогласным. Можно даже наркотики никому не подбрасывать: достаточно подбросить флешку или скачать нужный файл на жесткий диск», — говорит Веремеенко.

Путь наименьшего сопротивления

Проблема 301 статьи в том, что по ней легко поймать человека и таким образом улучшить статистику раскрываемости дел, считают юристы и правозащитники.

«Есть негласная информация: если следователь направляет в суд менее двух дел ежемесячно, он просто вылетает с работы. Поэтому люди пытаются буквально высасывать дела из пальца», — говорит юрист Олег Веремеенко.

Он подчеркивает: киберполиция — орган, который создавали для реагирования на серьезные угрозы. Это и российско-украинская война, и незаконный оборот наркотиков, и регулярные «минирования» зданий или станций метро. Однако ответственных за эти преступления почему-то никто не ищет, продолжает юрист.

А вот дела по 301 статье раскрыть просто.

«У тех, кто распространяет порнографический контент и не является частью большого бизнеса, нет знаний и навыков кибербезопасности. Поэтому таких людей быстро находят. Правоохранители регулярно мониторят соцсети и вычисляют нарушителей через IP-адреса», — объясняет адвокат Денис Овчаров.

Заборона обращалась в полицию с просьбой прокомментировать, как работают правоохранители в случаях с порноматериалами. Однако в ответе нам отказали, сославшись на тайну следственных действий.

Обычно дела, подобные львовскому кейсу, завершаются тем, что правонарушитель просто признает свою вину. Ведь чтобы судиться, нужен адвокат. А у тех, кто решает заработать на продаже интимных фотографий или видео, часто просто нет денег.

«Есть вариант обратиться к бесплатному адвокату или к правозащитникам. Я бы, например, с удовольствием взялся за львовское дело. Однако мало кто решается судиться. Статья есть. Правонарушение было. Поэтому не факт, что получится полностью избежать наказания. А человек теряет время и нервы, поэтому идет по пути наименьшего сопротивления», — объясняет адвокат и член «Харьковской правозащитной группы» Дмитрий Мазурок.

Проблема общественной морали

Консенсуса по вопросам, связанным с общественной моралью, нет даже в государствах Совета Европы, говорит доцентка кафедры уголовного права №1 Национального юридического университета им. Ярослава Мудрого Елена Харитонова.

Судья Европейского суда по правам человека от Португалии Пауло Пинто де Альбукерке анализировал, как регулируют порнографию в Европе. Он пришел к выводу, что государства имеют право и обязаны ограждать детей от вредного воздействия. Также судья подчеркивал вред насильственной и экстремальной порнографии вроде зоофилии, некрофилии и тому подобного. Отдельно он подчеркивал, что порнография может негативно влиять на формирование представлений о социальной роли женщин. И если в таких случаях государство должно использовать уголовно-политические средства контроля, то в случае, когда речь идет о передаче такого контента по согласию между совершеннолетними людьми, это лишнее.

«Если содержание порнографии приемлемо, то государству стоит или использовать административно-правовые санкции, или же вообще не вмешиваться в отношения, касающиеся сексуальных контактов между взрослыми людьми, — говорит Харитонова. — Государственные органы должны учитывать право человека на самовыражение и обезопасить уязвимые слои населения, предотвращать формирование стереотипов. Это вопрос баланса».

301 статью в частях, которые не касаются детской порнографии, следует декриминализировать. Даже если предположить, что один человек, который распространяет порно, несет общественную опасность, действия полиции, разоблачающей таких распространителей, приносят минимальную пользу, говорит правозащитник Дмитрий Мазурок.

«Реальный бизнес, который зарабатывает большие деньги, продолжает работать. В Украине нелегально, за рубежом — законно. Правоохранители не могут дотянуться до крупных бизнесменов, у которых дело на потоке, однако гоняются за обычными людьми, решившими немного заработать. Это похоже на работу по преступлениям с наркотиками, когда правоохранители делают статистику на обычных наркозависимых, а не ищут настоящих распространителей», — уверен Мазурок.

В то же время правозащитник добавляет: вероятность, что ситуация изменится, невелика. Для этого нужно, чтобы депутаты инициировали соответствующие изменения. А делать это они не берутся, ведь реакция общества не принесет политических дивидендов.

«Получается, что в Украине сажают на семь лет за убийство, изнасилование и теоретически — за распространение порнографических материалов. Это абсурд», — добавляет Олег Веремеенко.

Наверх