Волонтеры на карантине. Люди, которые помогали военным, рассказывают, почему переключились на борьбу с пандемией | Заборона
Вы читаете
Волонтеры на карантине. Люди, которые помогали военным, рассказывают, почему переключились на борьбу с пандемией

Волонтеры на карантине. Люди, которые помогали военным, рассказывают, почему переключились на борьбу с пандемией

11 марта в Украине объявили карантин из-за эпидемии коронавирусной болезни. Как и во многих странах мира, украинская медицинская система оказалась не готовой к пандемии не хватает не только аппаратов искусственной вентиляции легких, а и элементарных средств защиты. Волонтеры, как и в начале войны 2014 года на Востоке Украины, первыми кинулись на помощь.  Сейчас они поставляют маски в больницы, шьют защитные костюмы, покупают и самостоятельно изготавливают антисептики и отправляют тесты на  COVID-19 на фронт. Журналистка Забороны Алена Вишницкая поговорила с волонтерами, которые помогали во время войны а сейчас помогают медикам и армии в условиях карантина. Они рассказали, почему борьба с пандемией это тоже своего рода война, и почему они готовы затыкать дыры, но до определенного момента. 


Первые дни карантина Оксана Иванцив сидела дома в Киеве и придерживалась рекомендаций: никуда не выходила, мыла руки 20 секунд, дезинфицировала поверхности. Ее первым и главным заданием было не заболеть самой и не передать вирус кому-то другому. Рассказывает, что через неделю «пришла в себя» и провела с собой серьезную беседу: «Оксана, ты же все знаешь и умеешь, ты можешь больше, чем просто не разносить заразу по улице». В тот же день она начала искать варианты, как помочь врачам в своем родном городе – Бережанах Тернопольской области. Сразу поняла, что буду помогать именно врачам – если медики оперативно не получат средств защиты и заболеют сами, то лечить других уже будет некому.

Оксана Иванцив волонтерит уже восемь лет. Она была одной из первых, кто занимался проектом больничных клоунов. Специально обученные аниматоры приходили к детям в онкоотделение, веселили их и облегчали процедуры смехом. После Майдана Оксана волонтерила в проекте, которые возил культурные инициативы в прифронтовые зоны, а уже в следующем году основала гражданскую организацию, которая помогала ветеранам.

«Это был сентябрь 2015 года, домой как раз возвращались военные из первой волны мобилизации и актуальным стал вопрос реабилитации. Мы стартанули с психологической помощи и создали ресурс «Без брони», где собирали проверенные инициативы помощи для ветеранов», объясняет Оксана. На сайте собрали более чем 900 организаций и центров, которые помогают бесплатно. С тех пор Оксана занимается преимущественно ветеранскими проектами в частности создала центр психосоциальной поддержки ветеранов АТО в Краматорске.   

С начала карантина Оксана обзвонила всех, кто знал больше, чем она: Министерство охраны здоровья и организацию «Пациенты Украины», которая координирует помощь в разных регионах. Прочитала десятки статей и позвонила во все местные больницы. Она прежде всего хотела понять, в чем нуждаются люди, которым она хочет помогать – и как делать это грамотно. «С 2014 года я поняла, что самое главное – это говорить с людьми, которым вы собираетесь помогать. Если это больница, то важно перезвонить в эту больницу и спросить, какие именно маски им нужны, подойдут ли вот такие и такие, не допускать самодеятельности», – объясняет волонтерка.

Оксана решила закупать маски для врачей из неинфекционных отделений, которые не работают непосредственно с инфицированными коронавирусом: «Я люблю помогать системно. Человек может прийти с жалобами на печень или сердце, но быть в этот момент носителем коронавирусом и заразить врача. А если в отделении кто-то из медработников заболел, то на карантин уйдет все отделение».

Масок не хватает везде и постоянно, они быстро заканчиваются, объяснял Оксане врач Бережанской больницы. В закупках все просто: чем больше масок – тем меньше они стоят. Соответственно, если собрать больше денег и скоординироваться с другими, то вместе получится помочь большему количеству людей, чем отдельно за те же деньги. Оксана скооперировалась с несколькими другими волонтерками в Стрые и Дрогобыче и попробовала объединиться с бережанскими активистами, которые собирали деньги на то же самое.

illustration1 1024x605 - <b>Волонтеры на карантине.</b> Люди, которые помогали военным, рассказывают, почему переключились на борьбу с пандемией - Заборона
Иллюстрация: Татьяна Денисенко / Заборона

Но с координацией не всегда все идеально – как в 2014 году, так и сейчас, объясняет Оксана. Особенно тяжело делать это в маленьких городах: «Я предлагала местным волонтерам совместно выкупать большие партии масок – так выгоднее. Люди на это не соглашались. Тогда я поняла, что при таких обстоятельствах удобнее все делать самостоятельно, а не тратить время и силы на переубеждение тех, кто не хочет слушать». Вместе с подругами они собрали более 65 тысяч гривен, этого хватило на 400 респираторов FFP2 и FFP3 и 3,5 тысячи масок для трех больниц.

Волонтерить стоит тогда, когда нужно предотвратить катастрофу, говорит Оксана. Среди таких катастроф – и война, и пандемия: «Пандемия – это потому что коронавирус приводит к коллапсу медицинской системы. Наступает момент, когда врачи заражаются и больше некому лечить. Поэтому первый приоритет – уберечь и защитить их, чтобы они помогли другим». А когда катастрофа позади, волонтерство стоит сводить к минимуму, говорит Оксана: «Чтобы государство не расслаблялось».

Как помогают военным

Благотворительный фонд «Возвратись живым», который с 2014 года помогает украинским военным, был одним из первых, купившим для армии тесты на коронавирус. «Государственные механизмы всегда более медленные, чем волонтерские, – говорит Мария Назарова, руководительница ветеранского отдела фонда «Возвратись живым». – Волонтеры для того, чтобы закрывать дыры. Потом, когда государство раздупляется, волонтеры становятся вотч-догами, которые стоят рядом и смотрят, правильно ли государство делает».

Армия не то место, где можно уменьшить социальные контакты, там нельзя самоизолироваться или соблюдать дистанцию в два метра все время, объясняет Мария. Если вирус попадает в армию, то нужно изолировать все подразделение и срочно вывозить на линию фронта новое. Если таких подразделений будут десятки, то армия рискует потерять боеготовность. По данным на 29 апреля в Вооружённых Силах Украины на COVID-19 болеет 52 человека, а на изоляции и самоизоляции находятся 327 военных.

По подсчетам фонда, военным медикам на неделю необходимо как минимум 28 тысяч масок. Если же считать и тех, кто работает на блокпостах, и поваров, и водителей, и всех других то речь идет о нескольких сотнях тысяч только индивидуальных масок. Дополнительно дезинфекторы, очки, снаряжение, рукавицы и защитные костюмы. Кроме этого, фонд отправил на линию фронта около тысячи лабораторных тестов, которые обнаруживают вирус уже в первые дни инфицирования. 

illustration2 1024x605 - <b>Волонтеры на карантине.</b> Люди, которые помогали военным, рассказывают, почему переключились на борьбу с пандемией - Заборона
Иллюстрация: Татьяна Денисенко / Заборона

Команда фонда разработала методичку для генштаба и командиров – какие меры безопасности соблюдать, чтобы уменьшить риск инфицирования. Они рекомендовали отменить построения и групповые совещания и создать резервные подразделения, которые могли бы заменить те, где фиксируют коронавирус. Кроме этого, Мария разрабатывала инструкции по использованию всех средств индивидуальной защиты, включая маски, рукавицы, респираторы и антисептики.

«Сейчас такая же ситуация, которая была в 2014 году. Сначала есть огромная потребность и отсутствие информации – куда, что, когда нужно. Потом появляются первые мошенники, которые хотят нажиться на ситуации, например, повышают цены. Начинаешь проверять поставщиков. Потом кто-то закупает респираторы, которые не защищают – и ты уже занимаешься тем, что распространяешь проверенную наукой информацию», – говорит волонтерка.

Сейчас волонтерские организации знают друг друга и могут в случае чего оперативно сконтактироваться. Это отличает нынешнюю ситуацию от 2014 года. Тогда было много желающих помогать армии, но их не удалось скоординировать. «Сейчас, правда, существует риск, что все между собой переругаются, как это случилось в 2014-ом году – кто правильнее спасает весь мир», – добавляет Мария.

От военных к медикам

Бизнесмен Александр Мартынюк стал волонтером после Майдана 2013-2014 годов. Говорит, что на него очень повлияли расстрелы протестующих в 2014 году. Как только началась война на Донбассе, Мартынюк забросил свой строительный бизнес, возил помощь под границу с уже аннексированным Крымом, строил для армии бани на колесах и печи, чтобы военные на линии фронта могли греться. Потом он создал организацию «Крыивка свободных» – площадку для волонтеров, которые могут координировать там помощь военным и детям. «Мы же на самом деле помогаем не кому-то, а  себе самим. Не армии, а себе, потому что без армии нас некому будет защитить. Не медикам, а себе, потому что в случае болезни, только они могут нас спасти», – говорит Александр Мартынюк. Сейчас у него несколько проектов для детей – например, устраивает муштры, где рассказывает как уберечься от мин. 

Опыт войны показал Александру, что первое и самое главное – правильная координация людей, чтобы они поняли, как могут друг другу помочь. Он встречался с местными организациями и активистами – чтобы понять, кто что делает и не дублировать. Александр объездил почти все киевские больницы. Общался с врачами – чтобы непосредственно от них узнать, что им нужно: «Я понял, что у меня нет ресурсов, чтобы купить аппарат искусственной вентиляции легких или собрать на несколько. Но я мог помочь элементарными средствами защиты и антисептиками», – говорит волонтер.

Помогать медикам вовремя сложно, потому что они иногда боятся признаваться в том, что им нужна помощь. Но со временем эту ситуацию удалось переломить, говорит Михаил [он попросил не называть свою фамилию из-за соображений безопасности – его семья живет в оккупированном Луганске] с волонтерского центра «Народный проект». Они [врачи и медсестры] обращаются к нам напрямую из разных больниц. Мол, у нас вот смена, нужна защита, чтобы продержаться какое-то время».

Кампанию по сбору средств для медиков назвали «Второй фронт». С начала карантина уже собрали около 560 тысяч гривен на респираторы, медицинские маски, халат, очки и костюмы для пятнадцати больниц. Запросы не перестают поступать. «Врачи говорят нам прямым текстом: вот когда будет пик заболевания, мы просто ляжем рядом с пациентами и вымрем, – объясняет Михаил. – В идею нашего проекта мы закладываем тот же тезис – врачи тоже смертные. Пока они держат линию обороны, мы в порядке, а если они слягут, то вместе с нами».

Наверх