Вы читаете
Заборона рассказала новые детали расследования убийства Шеремета. Вот что нужно знать

Заборона рассказала новые детали расследования убийства Шеремета. Вот что нужно знать

Oleksandr Humeniuk
Иллюстрация: Yehor Hryb / Заборона

20 июля 2016 года произошло одно из самых громких убийств за весь постреволюционный период в Украине. Журналиста Павла Шеремета взорвали в его машине в центре Киева. На момент убийства он был гражданином России с видом на жительство в Украине, ведущим радио «Вести», исполнительным директором издания «Украинская правда» и гражданским мужем основательницы издания Алены Притулы. Тогдашний президент Петр Порошенко назвал расследование смерти журналиста «делом чести».

Однако, несмотря на призыв президента, дело двигалось медленно. Шли месяцы, а у полиции не было ни подозреваемых, ни мотива, ни каких-либо других данных, которые могли бы способствовать раскрытию преступления. Все, что демонстрировала обществу полиция, — это видео с камер наблюдения, где было видно, как закладывалась взрывчатка. Но распознать исполнителей не удавалось.

Почти через год после убийства украинские журналисты из агентства «Слідство.Інфо» совместно с международным агентством OCCRP опубликовали собственное расследование убийства коллеги. Журналистам удалось обнаружить видео, на котором были зафиксированы возможные исполнители преступления. Самое интересное, что сами полицейские этот фрагмент видео не заметили и у них его не было. Кроме этого журналистам удалось выяснить, что в момент закладки взрывного устройства под автомобиль Павла Шеремета неподалеку находился сотрудник Службы безопасности Украины Игорь Устименко. Он провел несколько часов прямо у места совершения преступления. На этот момент полиция и следователи внимания не обратили. Уже после публикации журналистского расследования представители правоохранительных органов пообещали вызвать этого человека на допрос в качестве свидетеля.

Однако, даже несмотря на большой общественный резонанс после публикации журналистского материала, каких-либо реальных сдвигов по делу не произошло.

Все изменилось, как только президентом Украины стал Владимир Зеленский. Он в первую очередь пообещал, что полиция узнает имена убийц, и это было частью уговора с тогдашним министром внутренних дел Арсеном Аваковым — единственным чиновником Кабинета министров, сохранившим свой пост после парламентских выборов 2019 года.

Полгода спустя после прихода к власти Зеленского полиция собрала брифинг и сообщила о завершении громкого расследования. В исполнении убийства обвинили троих человек, связанных между собой волонтерством на фронте. Андрей «Риффмастер» Антоненко служил в ССО (Силы специальных операций Вооруженных сил Украины), Юлия «Лиса» Кузьменко работала детской кардиохирургиней и ездила на Донбасс как волонтерка, Яна Дугарь служила военным медиком.

Еще двоим знакомым троицы подозреваемых не предъявили официальных обвинений, но их представили как людей, имеющих отношение к организации убийства, — это бывшая сотрудница киевского СИЗО Инна «Пума» Грищенко и Владислав «Буча» Грищенко, неоднократно судимый за тяжкие преступления специалист по взрывчатке, служивший сапером в 95-й аэромобильной бригаде ВСУ (о супругах Грищенко и их связях со спецслужбами Заборона сделала расследование).

Сначала украинское общество, хоть и не с полным доверием, но все же серьезно отнеслось к версии, озвученной правоохранителями. Однако с течением времени становился все более очевидным тот факт, что доказательств, собранных полицией, недостаточно для того, чтобы доказать вину подозреваемых. Более того: сами подозреваемые и их защита стали предоставлять суду показания и данные, подтверждающие их алиби. Это привело к тому, что одну из подозреваемых, Яну Дугарь, очень быстро отпустили из СИЗО под домашний арест. Другим повезло меньше: более двух лет Антоненко и Кузьменко провели под арестом в СИЗО. Однако в августе 2020-го под круглосуточный домашний арест вышла Кузьменко (позже арест заменили на ночной), а в апреле 2021-го — Антоненко. Бывший президент Петр Порошенко публично поддерживал подозреваемых и даже выдвинул Юлию Кузьменко кандидаткой в народные депутаты от своей партии «Европейская солидарность» в 50-м округе Донецкой области.

Параллельно с этим украинские журналисты издания Заборона опубликовали несколько материалов, которые демонстрировали факты того, что правоохранители не все рассказывают обществу и специально или случайно не обращают внимание на важные факты в деле. В последнем своем материале журналисты Забороны узнали и подтвердили тот факт, что рядом с местом преступления вечером 19 июля находился еще один связанный с СБУ мужчина по имени Петр Киян — это гражданский муж Юлии Кузьменко. Кроме того, были найдены доказательства того, что полиция знала о Кияне и вела по нему оперативную работу в течение длительного срока, однако впоследствии по неизвестным причинам следователи решили арестовать только его жену. Вопрос о том, почему на брифинге 2019 года полиция демонстрировала записи разговоров Петра Кияна с намеком на его причастность к убийству, а впоследствии просто забыла о нем, остается открытым.

Суды по делу об убийстве Павла Шеремета продолжаются, но они уже давно превратились в демонстрацию противостояния политических оппонентов — обвиняемых, декларирующих свою лояльность представителям оппозиции (Петру Порошенко и партии «Европейская солидарность»), с одной стороны, и полиции с прокуратурой с другой. В такой ситуации присяжным, которые должны вынести вердикт, трудно быть беспристрастными и разобраться в фактах и ​​домыслах сторон. И это точно не помогает достичь справедливости для убитого журналиста и его близких.

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх