Союзное государство России и Беларуси: что означает подписание дорожных карт - Заборона
Вы читаете
Беларусь и Россия подпишут дорожные карты по интеграции. Теперь они будут одним государством? Нет, но процесс слияния не остановить

Беларусь и Россия подпишут дорожные карты по интеграции. Теперь они будут одним государством? Нет, но процесс слияния не остановить

Союзное государство России и Беларуси: что означает подписание дорожных карт

9 сентября президенты России и Беларуси встретятся, чтобы подписать дорожные карты по будущей интеграции. Это не означает, что в тот же день объявят о программах интеграции двух государств, но этот процесс, очевидно, активно идет. Сам Александр Лукашенко говорил, что программу Союзного государства представят в октябре — ноябре. Заместительница главной редакторки Забороны Юлиана Скибицкая вместе с экспертами анализирует, что это значит и к чему готовиться Украине.


В апреле 1996 года Борис Ельцин и Александр Лукашенко начали процесс создания Союзного государства Беларуси и России. Идея принадлежала именно беларусскому президенту: у него были большие шансы в перспективе его и возглавить. Рейтинг Лукашенко значительно опережал рейтинг Ельцина и в России, и в Беларуси.

У Ельцина, планировавшего идти на второй срок, был низкий рейтинг: сказались война в Чечне и катастрофическое падение экономики. Главные оппоненты Ельцина — коммунисты — рейтинг как раз стремительно набирали и обвиняли президента в том, что он подписал «предательские Беловежские соглашения». На фоне низкого уровня жизни ностальгия за Советским Союзом росла, и идея возвращения к любому, пусть даже усеченному его варианту, могла бы помочь Ельцину.

В 1997 году стороны должны были подписать финальный союзный договор и устав будущего федеративного государства. Но этого не случилось.

«Ночью 28 марта Анатолий Чубайс, первый вице-премьер правительства, звонит в Кремль главе администрации Валентину Юмашеву и говорит: «Валя, а ты в курсе, что уже через неделю у нас возникнет новое государство? В нем не сильно уже будет нужен российский президент — впрочем, как и российское правительство», — писала дочь Ельцина Татьяна Юмашева. — В ходе разговора выясняется, что в документе, только сейчас попавшем на стол Чубайсу для визирования, есть положения, которые по сути уничтожают суверенитет России и передают властные полномочия новым органам союза — Высшему совету и Парламентскому собранию».

Юмашев и Чубайс выяснили, что документ подготовили председатель комитета Думы по делам СНГ коммунист Владимир Тихонов и замминистр беларусского МИДа Иван Антонович.

«Папа [Борис Ельцин] был в бешенстве, — вспоминала Юмашева. — Отменять визит Лукашенко, приезжающего на торжественные мероприятия по случаю подписания, — невозможно. И подписывать документ — тоже невозможно. В результате решили изменить устав и убрать оттуда пункты, которые противоречили российской Конституции — а именно создание в перспективе федеративного государства».

В 1999 году к вопросу снова вернулись. И даже подписали договор о создании Союзного государства, где сохранились все те пункты, которые смущали Москву и раньше. Но Борис Ельцин ушел в отставку. И договор, несмотря на то, что вступил в силу в 2000 году (когда к власти уже пришел Владимир Путин), так и остался декларативным. 

Основные пункты Союзного государства:

  • общие органы власти — суд, парламент, совет министров, счетная палата. При этом государства-участники сохраняют эти органы в своих странах;
  • общая символика — герб, гимн, флаг;
  • единая валюта;
  • общее гражданство;
  • единое экономическое пространство;
  • общий бюджет и единое законодательство относительно иностранных инвестиций.

То на паузе, то активно

С 2000 года процессы интеграции почти не развивались. В 2006 году Александр Лукашенко заявлял: «От нас требуют вступления в состав России. Я не хочу похоронить суверенитет и независимость моей Беларуси». В 2009 году между странами начались «молочные войны», когда Россия по сути запрещала ввоз беларусской молочной продукции. Это еще больше подорвало отношения между странами, и в 2010 году вся интеграция заморозилась. В самой Беларуси идея единого государства с Россией не была популярна. В 2009 году ее поддерживало только 20% людей. Лукашенко же нещадно боролся с пророссийской оппозицией.

В конце 2018 года Дмитрий Медведев предложил Беларуси глубже интегрироваться с Россией, как это было прописано в Договоре о создании Союзного государства 1999 года. Он нарисовал две схемы, по которым может происходить интеграция. Первый вариант — консервативный, при котором все остается как раньше, но Беларусь не получает экономических преференций. Второй — продвинутый, при котором будут соблюдаться пункты, изложенные в договоре 1999-го, то есть речь идет об объединении двух экономических систем. Но также в этом документе говорилось о создании общих парламента, конституции, суда, счетной палаты и валюты.

Лукашенко хотел получить льготную цену на газ без углубленной интеграции, а Россия поставила ультиматум, что это произойдет после подписания Договора о создании Союзного государства России и Беларуси. Александр Лукашенко посчитал такое требование шантажом. Личные встречи Лукашенко и Путина ни к чему не привели. 

«У Лукашенко с Западом в последние годы были довольно неплохие отношения. А с Россией, наоборот, последние полтора года были вечные конфликты, в том числе энергетические», — объяснял политический обозреватель Артем Шрайбман.

В итоге предвыборную кампанию 2020 года Лукашенко построил на обвинениях в сторону «российских кукловодов», а не западных, как он делал раньше. Удобной мишенью стал кандидат Виктор Бабарико, который 20 лет возглавлял беларусскую «дочку» Газпромбанка. Как это часто бывает в Беларуси, после выборов, которые сфальсифицировали в пользу Лукашенко, риторика поменялась. Лукашенко оказался под санкциями из-за фальсификации выборов, жестких разгонов протестов и похищения самолета для ареста Романа Протасевича. Беларусскому президенту ничего не оставалось, кроме как снова возобновить тесные отношения с Кремлем, который поддержал Лукашенко.

Что ждет Беларусь и к чему готовиться Украине?

Политический обозреватель Артем Шрайбман поясняет Забороне, что подписание дорожных карт не связано с политическим объединением стран.

«Никакой единой валюты, общего бюджета и общих органов власти. Это скорее многолетний процесс гармонизации экономик двух стран, — говорит эксперт. — На практике это означает, что начинается новый многолетний торг за условия экономического сближения. Кто кому что должен сначала дать, кто должен менять свои законы, а кто — нет».

Шрайбман добавляет, что у беларусских экспертов нет понимания, как именно будет проходить интеграция Беларуси в российское поле. Очевидно, она будет проходить — Лукашенко нужны кредиты для поддержания экономики, которая тоже под санкциями. Россия — единственный союзник, но идея единого государства не поддерживается в обеих странах, подчеркивает Шрайбман.

«Я не думаю, что Беларусь и Россия станут одним государством, этого не хочет почти никто, — говорит он. — Лукашенко не хочет этого, элиты не хотят этого. В России похожая картина, россияне не воспринимают Беларусь как Крым. Может, так ее воспринимает российская элита, но не Россия. Никаких политических бонусов Путин не получит. Сомневаюсь, что кто-то будет ставить вопрос о форсированном объединении, которое чревато только санкциями для всех участников процесса».

Впрочем, он тут же добавляет — решения и Путина, и Лукашенко часто непредсказуемы: «Лукашенко нередко давал волю эмоциям, начинал внезапно флиртовать с Западом. Поэтому делать какие-то прогнозы сложно».

Для Украины большую опасность представляют грядущие совместные учения Беларуси и России на границе с Украиной, говорит в комментарии Забороне руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко.

«Мы ожидаем напряженную обстановку, движения техники возле наших границ, усиления пропаганды, — говорит эксперт. — Кульминацией этих учений станет то, какой российский военный контингент останется в Беларуси. Есть два сценария. Первый: Россия получает базу воздушных сил в Барановичах — это то, чего она хочет, и это для нас худший вариант. Но скорее всего, этого не произойдет и будет второй сценарий — останется какой-то ограниченный военный контингент». 

Что касается политических отношений, то они между Украиной и Беларусью и так в самом худшем периоде за всю историю независимых государств. Вряд ли их можно еще больше испортить, уверен Мусиенко. Экономические отношения, скорее всего, вряд ли ухудшатся — в первую очередь, это невыгодно Беларуси, для которой Украина остается одним из немногих рынков сбыта своих товаров.

Сподобався матеріал?

Підримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх