«Лукашенко живет в одной стране, остальной народ – в другой». Рассказываем о протестах в Беларуси | Заборона
Вы читаете
«Лукашенко живет в одной стране, остальной народ – в другой». Рассказываем о протестах в Беларуси

«Лукашенко живет в одной стране, остальной народ – в другой». Рассказываем о протестах в Беларуси

9 августа в Беларуси состоялись выборы президента. По предварительным данным экзит-поллов, на них победил действующий президент страны Александр Лукашенко – он получил 80 % голосов. Эта информация вызвала массовые протесты. В Минске силовики применяли против протестующих слезоточивый газ, светошумовые гранаты, резиновые пули. Известно о более двух тысячах задержанных. Один человек погиб.

Редакторка Забороны Анна Беловольченко вместе с экспертами из Беларуси разбиралась, что побудило граждан выйти на протест, к чему могут привести митинги и почему не стоит сравнивать их с украинским Майданом.


Почему белорусы вышли протестовать?

Александр Лукашенко у власти уже 26 лет. Он был единственным президентом Беларуси за всю ее историю после выхода из состава СССР. Если он останется на посту, в Беларуси вряд ли что-то изменится к лучшему – отсюда и протесты.

Сейчас совпали несколько факторов, которые привели к всплеску недовольства:

  1. Протестные настроения оппозиционно настроенных людей, которые в целом не удовлетворены действиями власти.
  2. Экономический фактор. После закрытия границ от начала пандемии немало работников потеряли возможность зарабатывать деньги за пределами страны, а финансовая ситуация в регионах довольно затруднительна, говорит белорусская журналистка Мария Садовская-Комлач.
  3. Эпидемиологический фактор. Долгое время власти Беларуси и лично Лукашенко не признавали угрозу коронавируса, больницы не получали необходимого оборудования для борьбы с COVID-19, медики не имели средств защиты и тому подобное.

Если Лукашенко 26 лет у власти, почему белорусы не выходили на протесты раньше?

Выходили. По словам белорусского правозащитника и активиста Андрея Стрижака, в стране проходили протесты после каждых президентских выборов, кроме 1994 года, когда Александр Лукашенко законно победил во втором туре.

Мощный протест, говорит эксперт, состоялся в 2010-м. Тогда власть силой разогнала манифестантов, которых, по разным оценкам, было от 10 до 60 тыс. Кандидатов в президенты посадили за решетку.

В 2017-м прошли массовые протесты против «декрета о тунеядстве» (согласно этому документу, каждый безработный гражданин должен был платить государству около €170 в год, – Заборона), тогда люди также требовали отставки Лукашенко. А в 2019 году белорусы вышли на улицу, чтобы выступить против интеграции Беларуси с Россией. Тогда Александр Лукашенко и Владимир Путин договорились создать совместное правительство, рынки нефти, газа, электроэнергии и унифицированное налоговое законодательство.

Мария Садовская-Комлач объясняет: в отличие от других государств, например, Украины, в Беларуси нет практики протестов, которые приводили бы к смене власти.

С начала правления Лукашенко оппозиционных кандидатов преследовали, иногда – убивали; бизнес, который пытался открыто поддерживать противников действующего президента, доводили до банкротства; независимые СМИ закрывали и тому подобное. Подробнее Заборона писала об этом здесь.

А чем нынешние протесты отличаются от предыдущих?

Прежде всего изменились люди, которые участвуют в протестных акциях. Мария Садовская-Комлач и Андрей Стрижак говорят: выросло новое поколение тех, кто не помнит протестов, которые были 10 лет назад.

Кроме того, люди стали чаще выезжать за границу, они не зависят от телевидения, а получают информацию из различных источников, могут сравнивать, чем Беларусь отличается в положительном и отрицательном плане от других стран.

По мнению Садовской-Комлач, еще одно отличие в том, что сейчас на улицы вышли представители самых разных сфер белорусского общества: от студентов до бизнесменов и работников государственных предприятий. Хотя, например, в 2006 году в Беларуси против действующего президента протестовала в основном молодежь.

Свою роль сыграла и политизация людей, уверен Андрей Стрижак. Активист считает, что после «налога на тунеядство» и отсутствия борьбы с коронавирусом, граждане осознали, что политика касается каждого.

С технической точки зрения, ключевое отличие – интернет. Даже пять лет назад в стране не были столь распространены мессенджеры, через которые можно мгновенно передавать информацию. Впрочем, сейчас власть глушит связь. Уже третьи сутки в Беларуси отсутствует стабильный интернет, есть перебои с телефонной связью.

Наверх