Now Reading
Есть ли в храме искусства место для цензуры? Колонка Киндер Альбум

Есть ли в храме искусства место для цензуры? Колонка Киндер Альбум

Автор:
Есть ли в храме искусства место для цензуры? Колонка Киндер Альбум

Утром 13 февраля неизвестные напали на Львовский художественный центр, где проходила выставка украинского художника Давида Чичкана. Нападающие со скрытыми лицами требовали закрыть экспозицию и сорвали радужный флаг, висевший в гардеробе. Для Львова подобный случай агрессивной реакции на искусство не первый, но почему это вообще происходит? По просьбе Забороны львовская художница Киндер Альбум размышляет о причинах и последствиях.


Во Львове у меня была единственная персональная выставка — первая и последняя — в галерее «Дзиґа» в 2013 году. Предугадав негативную реакцию некоторых посетителей, я оставила на выставке фломастеры и альбомные листы. Так я получала фидбек: прямо на этих листах мне оставляли жалобы и комментарии. В итоге все прошло без инцидентов. Разве что неизвестные украли три листа графики, и галерея никак не компенсировала мне это.

Еще я делала во Львове два стрит-арт-проекта.

Первый — серия рисунков об общественном транспорте. Я сделала постеры и наклеила их ночью на трамвайных остановках. Самые стойкие провисели от силы сутки — обычно их сдирали с утра люди, ожидавшие трамвая.

Второй — стикеры на фасадах домов. Изображения так или иначе затрагивали тему секса. Они тоже провисели очень недолго: этим сразу же занялись коммунальные службы.

В принципе это весь мой опыт художественных проектов в родном городе.

Почему так?

Потому что во Львове мало институций и галерей, занимающихся современным искусством. Потому что на данный момент мое искусство нуждается в безопасной среде и разъяснительной работе для определенного круга зрителей.

А теперь — некоторые зарисовки из художественной жизни Львова.

В октябре 2021 года на групповой выставке во Дворце Искусств из экспозиции изымаются работы художника Олега Сусленко, на которые якобы пожаловались посетители. На живописных полотнах, по словам администрации Дворца Искусств, дети прочли непристойные фразы на английском. Об изъятии художник узнает случайно: однажды он просто придет на выставку и не увидит своих работ.

В январе 2022 года посетительница Львовского художественного центра на горячей линии Львова жалуется на художественный зин «Грешница» (где напечатаны и мои работы). Она хотела, чтобы этот журнал убрали из помещения художественного центра, потому что, по ее мнению, это порнография (хотя есть юридическое заключение о том, что журнал не содержит порнографических материалов). За одной жалобой следуют другие, за ними — посты в соцсетях, местный священник отец Юстин Бойко посвящает «Грешнице» прямой эфир в фейсбуке, и дискуссия перерастает в затяжной сеанс у сексолога для целого города.

В феврале 2022 года Давид Чичкан открывает персональную выставку во Львовском художественном центре. Позже в центр приходят люди в балаклавах, которые даже не смотрели выставку, но сразу начинают выражать возмущение личностью и идеями художника. Они требуют закрыть экспозицию, крадут висящий в гардеробе ЛГБТ-флаг, ведут себя агрессивно и обклеивают все флаерами со ссылкой на статью о прошлых работах Чичкана и выставке «Первый львовский квир» Яны Бачинской.

В мае 2021 года, когда во Львовском художественном центре показывали «Первый львовский квир», никаких нападений не было. Только соседи постоянно срывали плакат, висевший на стене Центра — не нравилось слово «квир». Теперь, после выставки Чичкана, его враги вспомнили о Яне и ее провокационных акциях.

Чтобы понять, почему каждая выставка Давида заканчивается нападениями людей со скрытыми лицами, которых называют «ультраправыми», нужно проводить отдельное расследование. Я же хочу объединить все эти случаи и задать вопрос: WTF???

Что происходит? Почему работы снимают, выставки закрывают, ЛГБТ-флаги воруют, а в художественных журналах выискивают порнографию?

Разве в храме искусства есть место для цензуры? Разве художник должен бояться выставлять свои работы из-за угроз или опасений, что их уничтожат?

Я сама работаю с провокативным искусством. Я хорошо знаю, для чего оно существует, как оно работает, и верю в его силу. Так вот: я считаю, что художник имеет право на любое художественное высказывание, и это высказывание создано для дискуссий, размышлений и диалога. Не может культурный, образованный человек снять работы без разрешения художника или прийти в балаклаве и агрессивно, с угрозами требовать закрыть выставку. Мне лично не нравится большинство работ, которые присутствуют в художественном поле, но я очень рада, что они есть, что художники думают, ищут, создают, выставляют, и таким образом общество двигается вперед. Ведь сила визуального искусства состоит в том, чего нельзя сказать словами — только Образами.

Какие есть цивилизованные пути выражения недовольства чьим-то искусством?

  • Художественная критика
  • Журналистика
  • Организация дискуссий и круглых столов
  • Публичный разговор с художником (artist talk)
  • Обсуждение в социальных сетях

Самая распространенная претензия зрителей, которые остались недовольны увиденным на выставке, — это громкий приговор «Это не искусство!». Но подавляющее большинство не углублялось в вопрос, что является искусством. Поэтому у каждого свое представление о том, каким это «истинное искусство» должно быть. В то же время «неискусством» считают такие произведения, которые не нравятся или непонятны.

Во Львове напали на художественный центр. Почему это происходит?

Если произведение несет художественную функцию, значит, это искусство. Художественных функций много, и, кроме эстетической, есть еще социальная, которая идейно влияет на общество, меняя его. Именно поэтому оно находит отклик у зрителя — позитивный или негативный. И главное — если художник утверждает, что это искусство, значит, это искусство.

Должно ли искусство быть политическим, аполитичным, пропагандистским или социально-критическим?

Искусство вправе быть любым. История знает много политических художников, таких как Диего Ривера, Ай Вэйвэй, Бэнкси, Pussy Riot и другие.

Искусство — это пространство свободы. Защищая это пространство от цензуры и нападений, мы одновременно расширяем его. Возможно, когда-нибудь вся Украина станет территорией свободы, территорией толерантных, непредубежденных людей, которые садятся говорить и слушают друг друга.

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Scroll To Top