Как узнать, кому принадлежит улица? Катя Сергацкова рассказывает о микроисследованиях | Заборона
Вы читаете
Как узнать, кому принадлежит улица? Катя Сергацкова рассказывает о микроисследованиях

Как узнать, кому принадлежит улица? Катя Сергацкова рассказывает о микроисследованиях

Раз в две недели главная редакторка Забороны Катерина Сергацкова рассказывает истории о местах, которые формируют нашу реальность и часто остаются незамеченными. В этой колонке она размышляет о том, как вернуть себе право на улицу. 

Если вы свернете с шумного Андреевского спуска на Боричев Ток, то окажетесь в удивительно типичном для Киева и одновременно ни на что не похожем пространстве. Улица Боричев Ток фигурирует в истории города еще со времен христианизации Руси – говорят, по ней когда-то шагали древляне на прием к княгине Ольге, чтобы сообщить, что убили ее мужа Игоря. Потом было много всякого: например, в 1811 году на этой улице начался пожар, уничтоживший весь Подол. С тех времен, кстати, уцелел каменный особняк на углу спуска. А до Первой мировой войны на Боричевом проходили ярмарки и праздничные городские попойки.

Теперь здесь – расползающиеся заброшки, халабуды для бездомных, свежие особняки и стройки. Причем закономерность такая: чем дальше от Андреевского спуска вглубь улицы, тем шире особняки и выше заборы застройщиков.

Однажды урбанисты, менторы Харьковской школы архитектуры, предложили своим студентам, среди которых была и я, изучить Боричев Ток и составить «профиль» улицы. Для этого нужно было проделать небольшую исследовательскую работу: пройтись неспешно при дневном свете и при освещении фонарей, посмотреть под ноги и по сторонам, позаглядывать во дворы и за заборы, поговорить с обитателями и прохожими, замерить уровень инклюзии. Конечная цель – понять, кому принадлежит улица, для кого она и в чем нуждается.

По Боричевому Току легко прочитать, что горожане давно не пользуются улицей. Она неудобная: машины паркуются на тротуарах, часть пешеходной зоны перекрыта стройками, зеленые склоны «съедены» частными особняками. Эта улица принадлежит кому угодно, только не жителю. Кусок холма – в частных руках. Большинство таких особняков – без опознавательных знаков, а вместо консьержей – охрана, пресекающая попытки прохожих узнать, что же тут такое.

Актуально

Один из таких охранников на вопрос, что за здание он стережет, ответил мне: «Офисы тут, ничего «такого» нет, а вы кто такая?» – и поспешил закрыть дверь. Для улицы, превратившейся в перманентную стройку, это обычное дело. Владельцы новостроек через своих сторожей передают: ваша улица – не ваше дело. Не спрашивайте, не интересуйтесь, не узнавайте – и проблем не будет, потому что они, как известно, возникают, когда ты начинаешь интересоваться и узнавать.

Боричев Ток в этом смысле – типичная киевская улица. Интересы застройщиков подавляют интересы жильцов. Чтобы изменить траекторию, жильцам нужно становиться исследователями: смотреть по сторонам, изучать, спрашивать, формировать субъектность. Исследуя, мы возвращаем себе право распоряжаться улицей, районом, городом – и в конце концов, страной. А до тех пор, пока мы проходим мимо, закрываем глаза на асфальт под ногами и не интересуемся, что там, за заборами, нам ничего не принадлежит.

Наверх