Коронавирус меняет геополитические расклады в мире. Демократию может сменить авторитаризм, за лидерство борются Китай и Россия | Заборона
Вы читаете
Коронавирус меняет геополитические расклады в мире. Демократию может сменить авторитаризм, за лидерство борются Китай и Россия

Коронавирус меняет геополитические расклады в мире. Демократию может сменить авторитаризм, за лидерство борются Китай и Россия

Одиннадцатого марта  Всемирная организация здравоохранения объявила эпидемию коронавируса пандемией. С тех пор более трех миллиардов человек пребывают на карантине. Международный валютный фонд объявил, что в мире начался новый экономический кризис, из-за пандемии перенесли Олимпийские игры, Евровидение, Каннский фестиваль и Евро 2020. Меняется и геополитический расклад сил: кризис планируют использовать в собственных интересах Китай и Россия, которые ведут проавторитарную пропаганду. Автор Забороны Самуил Проскуряков рассказывает, как государства пытаются изменить геополитическую конфигурацию с помощью пандемии.


Эпидемия COVID-19 началась в Китае еще в декабре 2019 года. Сначала китайские власти скрывали информацию о болезни, за это Пекин жестко критиковали западные СМИ. Уже в январе власти КНР ввели строгие карантинные меры – сначала в Ухане, где вспыхнул вирус, а затем и в других регионах. За жителями следили с помощью инструментов «больших данных», искусственного интеллекта и новейших технологий. В частности, полиция Уханя использовала дроны, которые подлетали к группам людей и требовали разойтись по домам или надеть маски.

В начале февраля в Китае ежедневно регистрировали от двух до четырех тысяч новых случаев заболевания. Сейчас китайские власти говорят, что с 19 марта не зафиксировано ни одного случая передачи инфекции внутри страны. В провинции Хубэй закрыли все временные госпитали для инфицированных, город Ухань посетил председатель КНР Си Цзиньпин, которого встретили криками: «Китай победил!», «Хубэй победил!», «Ухань победил!». Все новые случаи болезни связаны с людьми, которые вернулись в Китай из других стран. Теперь власти Китая начинают информационную войну за то, чтобы коронавирус не называли «китайским вирусом», а КНР не считали родиной эпидемии.

Фото: Patrick Seeger/dpa

Свобода в обмен на безопасность

С тех пор как Пекину удалось обуздать эпидемию, китайская пропаганда продвигает тезис, что либеральные демократии не способны справиться с такими сложными задачами, как пандемия, говорит Забороне аналитик «Украинского Института Будущего» Илья Куса. «Китай уже давно пытается опровергнуть популярное на Западе утверждение, что без демократии невозможны экономический рост и устойчивость к глобальным вызовам. В качестве альтернативы либеральной демократии КНР предлагает свою модель», – объясняет эксперт. Председатель КНР Си Цзиньпин утверждает, что система государственного управления КНР способна справиться с любыми вызовами. А подконтрольные китайским властям СМИ пытаются доказать, что существует простое лекарство против коронавируса – авторитаризм. «Китай может объединить воедино воображение и смелость, необходимые для борьбы с вирусом, в то время как США испытывает трудности», – пишет китайская ежедневная газета The People’s Daily, главный идеологический рупор Компартии КНР в мире.

Система слежки за людьми, которую построил Китай, действительно помогла контролировать распространение болезни. Камеры с функцией распознавания лиц и номерных знаков обнаруживали больных и тех, кто с ними контактировал. Власти могут отключать или ограничивать интернет, блокировать каналы и спутниковую связь – это позволило обуздать панику. А автоматизированные системы документации, уплаты налогов и доставки еды компенсировали негативные последствия изоляции в условиях карантина.

«Ситуация сейчас напоминает Холодную войну, но теперь успешная не та страна, в которой больше ядерных боеголовок, – добавляет Куса. – Главный критерий – гибкость и адаптивность системы госуправления, инновации и технологии, позволяющие эффективнее управлять обществом и экономикой. Благодаря пандемии китайский цифровой концлагерь привлекает тех, кто волнуется, прежде всего, за свою безопасность».

Стабилизировав ситуацию у себя в стране, Пекин теперь пытается расширить идею о своей «успешной» борьбе с коронавирусом. Власти КНР сейчас предлагают другим странам, которые страдают от вируса, финансовую, гуманитарную, консультационную и экономическую помощь. Пекин уже выделил 20 миллионов долларов ВОЗ на нужды здравоохранения в бедных странах и 12 марта отправил в Италию самолет с 31 тонной масок, респираторов и командой медиков. 

Борьба между Китаем и США

С 2018 года между Китаем и США продолжается торговая война. Президент Дональд Трамп еще в своей предвыборной кампании утверждал, что китайское правительство «насилует нашу страну», нарушая правила и нормы международной торговли, а также ворует иностранные технологии. В 2018 году США ввели повышенные пошлины на китайские товары на сотни миллиардов долларов, что замедлило китайскую экономику. КНР ответила повышением пошлин на американские товары. Американские эксперты пишут, что пандемия коронавируса – не просто стихийное бедствие, но и новый виток конфронтации между Китаем и США.

Американская система здравоохранения не была готова к пандемии. Администрация Трампа последовательно урезала финансирование этой сферы. Кроме этого, журналисты критиковали президента за запоздалую реакцию – он отказался признать серьезность ситуации на ранней стадии, когда вспышку коронавируса по всей стране еще можно было предотвратить. Поэтому сейчас США соревнуются за право быть первыми, кто изобретет вакцину против вируса, говорит Илья Куса. Успех не только подтвердит научно-технологическое доминирование США в мире, но и докажет, что модель либеральной демократии жизнеспособна и эффективна. 

16 марта в американском Сиэтле начался первый этап клинических испытаний на безопасность вакцины против коронавируса. Но 18 марта допуск к клиническим исследованиям получила и китайская вакцина. Если Китаю удастся победить коронавирус быстрее, чем демократическим государствам, тот факт, что он несет ответственность за вспышку и распространение эпидемии, потеряет значение. Зато авторитарные и популистские партии стран Запада получат новых сторонников, отмечает Илья Куса. 

Президент РФ Владимир Путин на встрече с немецкими предпринимателями в России. Фото: Kremlin/dpa

Коронавирус как шанс для России

22 марта Российская Федерация отправила в Италию средства защиты, мобильные комплексы для аэрозольной дезинфекции транспорта и территории, а также бригады специалистов для борьбы с коронавирусом. Италия считается одной из самых дружественных к Кремлю стран Евросоюза. В июне 2018 году в Италии к власти пришло правительство Джузеппе Конте, сформированное популистскими партиями «Пять звезд» и «Лига Севера». Обе партии, несмотря на идеологические различия, объединяют евроскептицизм и желание наладить отношения с Москвой, которую они считают «потенциальным партнером для ЕС и НАТО». Именно депутат от партии «Лига Севера» Паоло Гримольди обратился за помощью к России, которая быстро откликнулась на призыв. В то же время итальянская газета La Stampa писала, что 80% российских поставок в Италию для борьбы с коронавирусной инфекцией «абсолютно бесполезны или малополезны» для страны.

Актуально
теракты в мире

Помощь России беспокоит Евросоюз – там считают, что так Россия хочет добиться снятия санкций за аннексию Крыма и войну на Донбассе. Тем более, Италия давно выступает за отмену санкций. Уже через три дня после оказания помощи Италии на экстренном саммите «Большой двадцатки» Владимир Путин предложил отказаться от торговых войн и международных санкций «для взаимной поставки медикаментов, продовольствия, оборудования и технологий».

В феврале Госдепартамент США сообщил, что связанные с Россией аккаунты в соцсетях рассказывают, что коронавирус – биологическое оружие, созданное ЦРУ, с помощью которой США пытаются вести экономическую войну с Китаем и «продвигать антикитайские идеи». Со своей стороны Евросоюз обвинил Москву в том, что она распространяет в интернете фейковые новости на английском, испанском, итальянском, немецком и французском языках.

Трудные времена для ЕС

Коронавирус стал серьезным испытанием для европейской солидарности. Чехи перехватили грузы с масками, медпрепаратами и средствами защиты, которые предназначались соседним государствам. Польша заблокировала возможность транзитной эвакуации латышей через свою территорию, а Венгрия позволила румынам вернуться на родину через свою территорию только после длительных уговоров. Германия и Франция запретили экспорт средств индивидуальной защиты в другие страны ЕС, при том что наиболее пострадавшей европейской страной уже была Италия. Впоследствии эти ограничения сняли, но подобные действия привели к росту евроскептицизма. «Испания и Италия, население и экономика которых обескровлены вирусом, глубоко разочарованы [действиями ЕС]. Италия уже была одной из самых евроскептических стран-членов ЕС еще до появления COVID-19», – пишет ВВС. Научный сотрудник американского либертарианского Института Катона Даг Бандоу отмечает, что на фоне коронавируса позиции евроскептиков в Италии усилятся еще больше. Однако вместо того, чтобы сделать выводы после такой критики, европейцы предпочли изоляцию и поставили на первое место свои национальные интересы.

По мнению Ильи Кусы, среди государств ЕС пандемия вызовет еще больший спрос на сильных, уверенных в себе политических лидеров, особенно, если старые не справятся с вызовами. Это автоматически дает шанс на приход к власти различных радикалов и авантюристов, как это было во время миграционного кризиса 2014-2015 годов. «Европейской солидарности не существует, – сказал президент Сербии Александар Вучич во время выступления по национальному телевидению, объявляя в своей стране чрезвычайное положение. – Это была сказка на бумаге. Я верю в моего брата и друга Си Цзиньпина, и я верю в китайскую помощь».

«Пандемия коронавируса и глобальный экономический кризис демонстрируют процессы, которые мы наблюдали вот уже целое десятилетие, – заключает Илья Куса. – Старая мировая система, ее международные институты и правила игры, морально-этический кодекс, баланс сил и региональные альянсы – все, что родилось из пепла Второй мировой войны, умирает. На месте старого должно появиться что-то новое. Но перед этим мир должен пройти фазу перехода, которая характеризуется борьбой за «место под солнцем».

Наверх