Крепость «Европа»: как мигранты сталкиваются с полицейской жестокостью на Балканах | Заборона
Вы читаете
Крепость «Европа»: как мигранты сталкиваются с полицейской жестокостью на Балканах

Крепость «Европа»: как мигранты сталкиваются с полицейской жестокостью на Балканах

Крепость «Европа»: как мигранты сталкиваются с полицейской жестокостью на Балканах

Суровая зима в этому году на время ограничила приток беженцев в Евросоюз, но как только снег растает, многие из них вновь попытаются проникнуть в так называемую крепость «Европа». Один из популярных маршрутов ведет из Боснии в Хорватию, где беженцы часто сталкиваются с полицейским насилием на границе.


28-летний Ахмед из Афганистана ночует на крыше заброшенного завода в Бихаче — боснийском городе неподалеку от границы с Хорватией. Забраться туда непросто, так как лестница обрушилась, но, как утверждает Ахмед, это самое безопасное место. Время от времени боснийская полиция приходит сюда с рейдами и принудительно переселяет 250 беженцев и мигрантов в лагерь с ужасными условиями содержания. Но полицейские не хотят карабкаться на крышу, поэтому здесь Ахмеду ничто не угрожает.

«Я был солдатом в афганской армии, и это просто катастрофа, — рассказывает Ахмед, не называя своей фамилии. — Если у тебя нет денег или родственников в правительстве, тебя посылают в ужасные места. Я просто не мог больше. В Афганистане так много проблем, что я решил оттуда уехать». Ахмед живет в Боснии уже больше года.

Днем Ахмед сидит у костра среди обломков в одном из заводских зданий и готовит еду из того, что приносят местные — обычно это картошка. Многие из его афганских друзей, сидящих рядом, говорят, что у них был выбор: либо примкнуть к террористической организации «Талибан», либо покинуть Афганистан. Они выбрали последнее. Ахмед и его друзья пережили тяжелую зиму, но с приходом весны готовятся к очередной попытке проникнуть в заветный Европейский союз. В прошлом году Ахмед совершил 15 таких попыток — все были безуспешными. Однако он считает, что каждая из них чему-то его научила.

«Я просто мечтаю о мире. У меня нет конкретного видения того, какой будет моя жизнь. Я просто хочу быть в безопасности — вдали от бедности и войны. Вдали от Афганистана», — говорит Ахмед.

«Но пересечь границу с Хорватией сложно. Полицейские часто бьют меня дубинками. Бьют по лицу. Они отбирают все: деньги, мобильный, всю одежду — даже обувь. Ценные вещи они забирают себе, а остальное сжигают. Меня оставляют ни с чем», — продолжает он, добавляя, что каждый беженец в Боснии может рассказать историю о жестокости хорватской полиции.

8 тысяч человек готовы двинуться в путь

По оценкам ООН, сейчас в Боснии пребывает около 8 тысяч мигрантов и беженцев — большинство прибыли из Пакистана, Афганистана, Бангладеш, Сирии, Ирака и Ирана. Многие из них проделали путь через Турцию, Грецию, Северную Македонию и Сербию, прежде чем попасть в Боснию.

История Ахмеда о полицейской жестокости не уникальна. По данным Датского Совета по делам беженцев, который пытается помочь людям, депортированным из Хорватии, более 16 тысяч человек были депортированы назад в Боснию в 2020 году. Примерно в 60% случаев имелись признаки применения насилия хорватской полицией.

«Подавляющее большинство рассказывает о применении дубинок — резиновых и металлических, — говорит Никола Бэй, руководитель боснийского подразделения организации. — Хорватская полиция наносит удары по разным частям тела, в том числе и по голове. У некоторых беженцев были переломы. Некоторые из тех, кого побили в октябре, лечатся до сих пор».

Датский совет по делам беженцев — не единственная организация, которая говорит о применении хорватской полицией насилия в отношении вынужденных мигрантов. Human Rights Watch и Amnesty International среди прочих также осуждали такие насильственные методы хорватской полиции, как избиения, сексуальное насилие и унижения. Сама полиция отрицает правдивость таких историй.

Бэй, в свою очередь, говорит, что полиция лжет.

«Нет никаких сомнений в том, что это действительно происходит, — объясняет он. — Мы фиксировали это, сеть мониторинга границ фиксировала такие случаи, как и Amnesty International, Human Rights Watch и омбудсмен Хорватии. Даже сами хорватские полицейские рассказывали об этом в СМИ — иногда анонимно, иногда открыто».

«Таких свидетельств тысячи, что позволяет говорить о системной практике… Системное насилие применяется не только на хорватской границе. Это обычная практика в таких странах, как Венгрия, Румыния, Италия, Словения, Греция и Хорватия», — добавляет Бэй.

Миграционный кризис в Боснии продолжается с 2015 года, однако усилившийся в последние годы пограничный контроль в Венгрии и Румынии сделал маршрут в ЕС через Боснию более привлекательным для беженцев и мигрантов. По информации Агенства ООН по делам беженцев, большинство мигрантов — одинокие взрослые мужчины. Многие из них фрустрированы таким отношением хорватских властей.

«Мы — люди. Я не понимаю, как ЕС позволяет Хорватии так с нами обращаться. Мы не животные, — говорит 26-летний Джавад из Афганистана, которого хорватская полиция недавно отправила назад в Боснию. — Не понимаю, почему ЕС допускает такое. Как это возможно?»

Украинская мигрантка

Заборона встретилась с несколькими беженцами и мигрантами в Боснии. Все они мечтают о лучшей жизни в ЕС и не понимают, почему Евросоюз отказывается их впустить. По информации Николы Бэя, около 70 тысяч беженцев и мигрантов приехало в Боснию с 2018 года, но только 600 из них вернулись на родину из-за жесткого контроля на границе.

В паре километров от старого завода расположен заброшенный дом престарелых, в котором тоже живут сотни беженцев и мигрантов. В хорошую погоду некоторые из них играют в крикет на крыше, чтобы скоротать время. Одни играют среди строительного мусора, пока другие, свесившись из окон, наблюдают за игрой и готовят еду на костре — как 18-летний Эсан из Пакистана.

Он покинул родную страну три года назад и говорит, что целый день «почти ничего не делает» и только ждет следующей попытки пересечь границу. Большую часть времени он проводит с друзьями в задымленной комнате. Для 14-дневного пешего путешествия через Хорватию в Италию каждый раз нужно собирать подходящую одежду и запасаться едой, объясняет он. Эсан мечтает о лучшей жизни, чем та, что была у него в Пакистане. И хотя он знает, что получить статус беженца в ЕС трудно, он говорит, что «должен попытаться».

«Я снова попытаюсь через месяц, — говорит 19-летний Мурат из Афганистана. — Я должен попробовать снова… Я мечтаю о том, чтобы попасть в ЕС, найти работу, сделать документы и потом, может быть, вернуться домой, когда это будет возможно и безопасно».

Большинство жителей этого заброшенного здания — мигранты из Южной Азии. Но есть среди них и одно непривычно европейское лицо: 41-летняя Елена из Украины тоже пытается попасть в ЕС. Она покинула родную страну в далеком 1996-м и нелегально работала в Нидерландах около 20 лет. Примерно два года назад ее депортировали оттуда, запретив въезд в Евросоюз. Теперь она пытается вернуться.

К другим обитателям здания она относится с заботой, почти как любящая тетя. К ней приходят с вопросами и обращаются за помощью в бытовых делах — и Елена помогает, чем может. По ее словам, продукты сюда по большей части доставляют международные организации и местные жители. Например, однажды зимой боснийская женщина принесла много дров, чтобы беженцы не мерзли. Без такой помощи они не выжили бы.

«Как многие другие здесь, я покинула свою родную страну в поисках лучшей жизни, — рассказывает Елена. — После стольких лет я считаю Нидерланды своим домом, и когда меня депортировали в Украину, я не знала, что делать. Сейчас я просто пытаюсь вернуться».

«Я тоже дорого заплатила за попытки пересечь границу, — говорит она. — Мне ломали ребра и били по лицу, у меня забирали все вещи. Но, как и другие, я не сдамся».

Наверх