LEM Station, арт-завод «Механика» и Urban CAD: как в Украине заводы превращаются в арт-пространства | Заборона
Вы читаете
Лаунж-зона и перформансы вместо цехов. Как в украинских городах заброшенные заводы и депо превращают в креативные хабы

Лаунж-зона и перформансы вместо цехов. Как в украинских городах заброшенные заводы и депо превращают в креативные хабы

LEM Station, арт-завод «Механика» и Urban CAD: как в Украине заводы превращаются в арт-пространства

Старые полуразрушенные заводы и фабрики — типичный элемент пейзажа многих городов Украины. Большинство из них стали ненужными после распада Советского Союза, некоторые закрылись из-за финансовых трудностей или неспособности адаптироваться к запросам рынка. Но в одних городах здания продолжают разрушаться, а в других им пытаются дать вторую жизнь. Заборона рассказывает, как во Львове, Харькове и Херсоне переосмысляют старые промышленные здания и превращают их в современные креативные хабы и арт-пространства.


LEM Station во Львове

На территории старого депо во Львове ежедневно работают ремонтники и строители. Они спускаются в подвалы, чтобы укрепить фундамент, поднимаются на крышу, чтобы залатать дыры, снимают оконные рамы, демонтируют трухлявые деревянные балки.

«Аквапарк, торговый центр, жилой комплекс, рынок — есть масса версий того, что здесь строят, но я всегда стараюсь объяснить и показать тем, кто живет рядом, что именно вскоре появится по соседству», — говорит Михаил Лемак, руководитель проекта LEM Station, в рамках которого во Львове ревитализируют старое трамвайное депо.

В 2023-м в старых ангарах должны заработать ивент-площадки, фуд-корт, коворкинг-зона и еще ряд локаций, которые относятся к категории «креативных индустрий».

От площади Рынок до депо — 20 минут пешком. Во времена Австро-Венгрии оно было сердцем электрификации Львова — именно отсюда в 1894-м выехал первый электрический трамвай. Один скромный деревянный ангар менее чем за полвека превратился в три. Были достроены складские помещения, административные здания, поликлиника для работников.

Но спрос на транспорт рос, поэтому когда в городе построили еще два депо, это использовали уже как вагоноремонтные мастерские и точку для обслуживания линии электропередач. А после 1930-х ангары стали по большей части складскими помещениями, ведь основной транспорт направили в другие, новые и более мощные, депо.

Денег на содержание становилось все меньше, и здания начали разрушаться. В начале 2000-х здесь хотели развернуть исторический музей науки и техники, но пока удалось открыть лишь небольшую экспозицию ретро-автомобилей в старом ангаре, говорит Лемак.

В 2016-м украинская дирижерка Оксана Лынив, которая сейчас работает в австрийской опере, искала необычную локацию для первого международного фестиваля классической музыки LvivMozArt. Депо показалось лучшим вариантом не только из-за внешнего вида и значимого исторического бэкграунда, но и из-за акустики. Событие приняли на «ура» — билеты на фестиваль раскупили.

Городские власти наконец поняли, что помещению можно дать вторую жизнь. И решили ревитализировать большую часть комплекса по примеру европейских проектов. Ближайший ориентир — старое депо в Амстердаме, восемь ангаров которого превратили в креативное пространство De Hallen.

Львов согласился отдать помещение и территорию на нескольких условиях: аренда без права выкупа на 50 лет, инвестор сохраняет первоначальный вид ангаров и вкладывает не менее 30 миллионов гривен в реставрацию, создает рабочие места, а внутри обустраивает концертный зал, мейкерспейс и арт-центр. Остальное — на усмотрение вкладчика средств. Условия инвестиционного конкурса приняли шесть бизнесменов — владельцы IT-компаний, ресторанов, гостиниц.

Проект назвали LEM Station в честь писателя-футуриста и фантаста Станислава Лема, который родился в 1921-м во Львове и жил здесь 20 лет. «Он мыслил вне рамок и нам это очень импонирует», — говорит Лемак.

За работу по ревитализации депо взялись в 2019 году. Львиная доля времени уходит на согласование документации, еще столько же отобрали работы по обеспечению безопасности здания и банальной уборке. Когда разбирали горы мусора, вспоминает Лемак, нашли целую машину. Персонал даже не знал, что она стоит в ангаре.

«Мы хотим сохранить все, что здесь есть, по максимуму. Окна, двери, колонны и старые деревянные балки, не пригодные для эксплуатации, мы не выбрасываем, а реставрируем. И даже если мы не используем их по прямому назначению, они станут элементами декора, — уверяет руководитель проекта. — Бытует мнение, что все австрийское или польское — клево, а советское — плохо. У нас такого отношения нет, ведь все имеет свою ценность. И как раз интересно показывать, как все развивалось, как менялись подходы, эстетика».

Проекты, построенные на ценностях, имеют более высокую стоимость, говорит Лемак. И сегодня, считает он, людям неинтересно просто прийти в новостройку. Им интересно прикоснуться к дверям, которым более ста лет, даже если их используют уже иначе. Потому что это история.

Техническую часть работ по укреплению сооружения и водоотводу должны завершить осенью этого года. Ориентировочно через полгода позади депо обустроят сквер имени Ийона Тихого — одного из героев произведений Станислава Лема. Территория, которая всегда была закрытой, примет форму амфитеатра, соединит два городских парка и будет доступна всем.

Позже на месте парковки рядом с депо появится пешеходная площадь. В планах — открыть вид на подземную реку Полтву, протекающую под этим участком. Центральный ангар до 2023-го станет зоной нетворкинга, местом для крафтового бизнеса, а в правом ангаре будет зона на 400 мест для концертов или образовательных мероприятий.

«В планах, конечно, сделать LEM Station прибыльной. Ведь так мы сможем привлекать лучших специалистов. Но 20% от прибыли будем направлять на помощь социальным и культурным инициативам, чтобы они становились постоянными», — говорит Лемак.

События в LEM Station проводят уже сейчас. Время от времени здесь устраивают блошиный рынок TLUM & KRAM, фестиваль вина, тот же LvivMozArt. С 2019 года локацию «протестировало» более 55 тысяч человек на 60 мероприятиях.

«Благодаря этому мы понимаем, на что обратить внимание при планировании. Например, стало ясно, что надо завести гардеробы и часть туалетов под землю, на место ремонтных ям», — добавляет Лемак.

С появлением LEM Station район из тихого понемногу превращается в активный и шумный. Соседи, говорит руководитель проекта, иногда жалуются на шум или слишком яркий свет вечером. С ними идут на диалог и учитывают замечания, чтобы избежать конфликтов.

«Наш приоритет — построить сообщество, — говорит Лемак. — Стены — важный, но не первоочередный момент. Во Львове немного подобных проектов. И часто старые здания просто разрушают, а на их месте строят жилые кварталы. Это не наш формат взаимодействия с городом. Мы хотим создать магнит, который будет притягивать лучших людей».

Харьковская «Механика»

В пяти минутах от станции метро «Завод имени Малышева» в Харькове стоит арт-завод «Механика». Территорией в 40 тысяч квадратных метров здесь заправляют пять человек. Превратить заброшенные помещения старого паровозостроительного завода в масштабное креативное пространство в 2016 году решил организатор событий Сергей Пилюгин. Он вырос «на районе» и после организации ряда концертов в локациях вроде бомбоубежища и ипподрома решил замахнуться на нечто большее.

«Пять лет назад здесь не было ничего, кроме стен, мусора и деревьев, которые росли прямо в цехах, — вспоминает администраторка «Механики» Екатерина Романова. — А хотелось сделать интересное пространство, где могли бы собираться музыканты, художники. Мы хотели, чтобы здесь была жизнь».

Желание превратилось в действительность уже через год. За это время цеха расчистили от мусора, убедились, что участок не аварийный, сделали минимальный ремонт. Но ремонтировали так, чтобы сохранить первоначальный вид: старые стены не сносили, а просто почистили и покрыли специальным раствором, препятствующим разрушению. Из элементов цехов сделали барные стойки, часть оборудования превратили в декор.

«Пока одна локация строилась, на другой уже проводили вечеринки. Ведь зарабатывать надо было сразу, — говорит Романова. — Речь идет о миллионных инвестициях».

Правда, ни точной суммы, ни имени инвестора в «Механике» не называют. Не знает о них и Романова. Харьков — такой город, объясняет Романова, «что никто ничего старается не говорить».

«Есть — и есть. Мы понимаем, что это много стоит, но деталей никто не озвучивает», — добавляет она.

Центральные ворота арт-завода открыты с 10 утра до 22 вечера ежедневно. Если мероприятий нет, то вход на территорию свободный. Если есть — цену устанавливает организатор события. Сначала команда «Механики» проводила исключительно свои вечеринки: Хэллоуин, Новый год, 14 февраля. Сейчас более 80% ивентов — посторонние. Хотя, говорит Романова, такими их трудно назвать.

«Друзья часто спрашивают меня: «Катя, почему ты на мероприятиях не принаряженная, а не улыбаешься?» А как я буду такой? Мне трудно, потому что обгорело на солнце пол-лица, монтаж сцены не закончен, хотя до события полчаса, и я два дня не спала», — шутя объясняет администраторка и говорит: нет «наших» или «не наших» мероприятий. Команда «Механики» присоединяется к организации всех ивентов.

Завод стал центром не только для вечеринок на тысячи людей. Здесь работают студия танцев, барабанов, звукозаписи, тату-студия, школа кофе и еще десятки бизнесов. Они приносят прибыль заводу: покрывают расходы на электроэнергию, отопление, охрану. А «Механика» привлекает их к мероприятиям, которые происходят на ее территории.

До недавнего времени в пространстве работал и скейт-парк. Но в 2019-м, вероятно, его же посетители устроили пожар. По убеждению Романовой, дети бросали окурки на территории и попали ими в материалы для утепления стен. Стекловата быстро загорелась, а команда понесла убытки на более чем 800 тысяч гривен. Виновных так и не нашли.

«Но мы работаем несмотря на все. Недаром наш символ — шестерни. Они крутятся и происходит движение. Так и мы», — говорит администраторка.

Сейчас на «Механике» реализовали 85% из всего задуманного. В планах остаются хостел, площадки для футбола и баскетбола, автостоянка. Но для всего этого нужно место, а его уже не хватает. Удастся ли получить в аренду дополнительные помещения — неизвестно. Хотя заброшенные здания стоят по соседству, «город не дает их в аренду, не продает». Они просто приходят в упадок, но под охраной, констатирует Романова.

Urban CAD и Херсон

Туристы обычно обходят Херсон стороной. Те, кто едет на море, или не заезжают сюда вообще, или не задерживаются надолго, потому что в городе нет магнита, который притягивал бы к себе внимание. Точнее, не было. В 2017 году двенадцать херсонских предпринимателей скинулись по тысяче долларов и открыли Urban CAD — креативное пространство на территории бывшего комбайнового завода «Турбина». Год спустя Заборона снимала там часть проекта «Пидпалюй» — смотрите историю здесь.

В свое время завод был одним из градообразующих предприятий, на котором работало около десяти тысяч человек, вспоминает соучредитель Urban CAD Виталий Белобров. Но с годами производство сокращалось, все больше территории простаивало, пока в 2017-м отсюда не забрали последние комбайны. После начала войны с Россией исчез основной рынок сбыта. Производить что-то было банально не для кого, а на новые рынки переориентироваться не удалось.

Тогда на оупенспейс-локацию в 1500 квадратных метров и заброшенное трехэтажное здание на три тысячи квадратов обратила внимание бизнес-ассоциация «Мы — херсонцы». Территорию решили ревитализировать с минимальными вмешательствами, «чтобы сохранить лофт и дух времени», ведь завод до сих пор остается знаковым для местных.

«Мы провели экспертизу — выяснили, что здание не аварийное, но требует капитального ремонта. Цена вопроса — около полутора миллионов долларов», — говорит Белобров.

Пока искали инвестора, решили уже работать с пространством — например, провели там «Гоголь фест». А сегодня запускают уже пятый сезон Urban CADа. И если в 2017-м 90% мероприятий организовывали предприниматели, то сегодня «гости» напрашиваются сами. Здесь проходят выставки, фестивали, перформансы и лекции, а туристы «заезжают в Urban CAD, чтобы пофоткаться».

«Наша цель была — создать точку притяжения. И сегодня это работает, — уверен Белобров. — Жизнь туда зашла вместе с нами. Мы подсветили завод и теперь он пользуется спросом».

Поскольку за дело взялись предприниматели, объясняет Белобров, одной из приоритетных задач было сделать его устойчивым. Ведь «когда заканчиваются деньги, заканчивается и проект». В первом сезоне команда ушла в минус, во втором удалось выйти в ноль, а последующие годы уже стали прибыльными. Теперь проект самоокупается, и его основатели на форумах в разных уголках Украины рассказывают, как обустроить в городе подобную локацию.

«Если бы у нас власть работала эффективно и прозрачно, бизнес отвечал бы только за создание рабочих мест. Но в нашем случае нужно объединяться социально ответственным людям и создавать позитивную волну, чтобы в городе начались преобразования. Потому что в последние годы Херсон не просто не развивался — он катился в пропасть», — говорит предприниматель.

Неважно, оживлять промышленную площадку в маленьком городе или в большом, уверен Белобров. Все зависит от людей: если кто-то один горит идеей, он зажигает других, и дело идет в гору.

Арт-пространство на заводе — мировой тренд

Обустраивать на месте промышленных предприятий арт-пространства или хотя бы бизнес-учреждения — мировой тренд, говорит урбанист и инженер-проектировщик Дмитрий Макагон. Если во времена индустриализации города формировались именно благодаря строительству заводов и фабрик, то сегодня все больше людей заняты в сфере услуг, информационных технологий. И городам просто не нужно столько предприятий, сколько их было в прошлом веке.

«Поэтому заводы или приходят в упадок, или их выносят за пределы центра, ведь там экономически выгоднее строить жилье или офисы. Кроме того, такие предприятия часто экологически вредны и имеют большие санитарные зоны вокруг», — объясняет Макагон.

Но есть промышленные здания с красивой архитектурой и историей, которые можно не просто сохранить, а заработать на них и превратить в нечто большее, чем обычное предприятие. Именно поэтому и начали менять их функцию — создавать там арт-пространства, креативные хабы. Это интереснее, чем просто строить новое, говорит урбанист. И для людей история здания — это дополнительная аттракция, то, о чем хочется узнать и что притягивает в разы больше посетителей, чем очередная новостройка.

В Украине одним из первых ревитализированных пространств можно считать завод «Большевик» в Соломенском районе Киева. В 2006 году там открыли торговый центр, но сохранили исторические элементы здания — например, туалеты обустроили в бомбоубежищах. Также известные примеры в столице — заводы «Арсенал» и «Платформа».

«Даже экономически выгоднее переделать здание, чем демонтировать его и создать новое, — говорит Макагон. — А для людей, живущих рядом, плюс в том, что исчезает лишний шум — как минимум, грузовики не ездят рядом. А еще растет в цене недвижимость».

По словам урбаниста, превратить старый завод в модное арт-пространство — это не обязательно устраивать там только шумные вечеринки, которые могут мешать местным. Руководители таких проектов должны учитывать запросы и жалобы жителей.

«Всегда хорошая идея — комбинировать различные сферы. Например, досуг, коммерцию и офисы», — говорит Макагон.

И если раньше бизнес занимался только зданиями, то сегодня обращает внимание и на прилегающую территорию, отмечает урбанист. Ведь в этом есть не только польза для общества, но и коммерческая выгода. Если обустроить территорию вокруг, шансы на то, что человек купит что-то в кафе в креативном хабе, куда выше. Даже если внутри не будет места, он сможет перекусить на лавочке в сквере и хорошо провести время.

Наверх