«Мне сказали: тебя купил мужчина». История жертвы сексуального рабства из сериала «Со мной это не произойдет» - Заборона
Вы читаете
«Мне сказали: тебя купил мужчина». История жертвы сексуального рабства из сериала «Со мной это не произойдет»

«Мне сказали: тебя купил мужчина». История жертвы сексуального рабства из сериала «Со мной это не произойдет»

MEGOGO Audio вместе с редакцией Забороны выпустили документальный аудиосериал «Со мной это не произойдет», посвященный торговле людьми. В четырех сериях мы рассказываем истории людей, которые попали в современное рабство — их заставляли продавать наркотики, перевозить нелегальных мигрантов, заниматься секс-работой. В текстовой версии мы публикуем самое главное, что вам стоит знать о такой форме рабства, и рассказы людей, переживших это. Первая история — о девушке, которая попала в сексуальное рабство в Македонии, а затем и в Лондоне.


Ирине (имя изменено из соображений безопасности) было где-то восемнадцать, когда она уехала из Украины в Македонию работать танцовщицей в клубе. Это был конец 90-х, когда президентом еще был Леонид Кучма, а в Киеве роскошь граничила с экстремальной бедностью. Ирине не хватало денег на жизнь и хотелось уехать из страны на поиски счастья, а знакомая как раз предложила работу за границей — та быстро согласилась. Но эта работа обернулась долговременным сексуальным рабством.

Клуб, где Ирина должна была работать танцовщицей, находился в центре Скопье — столицы маленькой балканской страны на границе с Грецией.

«Туда приходили состоятельные мужчины, — рассказывает Ирина. — Были и македонцы, и иностранцы, много американцев. За месяц можно было заработать 2-3 тысячи [долларов]».

В обязанности Ирины, как ей сказали вначале, входили танцы и консумация. Консумация — это сопровождение гостя в ресторане или клубе, когда специальный работник или работница обслуживает клиента: разговаривает с ним, предлагает коктейли. От заказов такой человек получает свой процент — и, собственно, на этом зарабатывает. Но Ирине почти сразу сказали, что она должна предлагать клиентам секс. А это не входило в ее планы.

«В клубе работали девушки из разных стран, и у местных были бойфренды, которые работали там же, но от нас, украинок, ожидали, что именно мы должны оказывать такие [секс-] услуги, — рассказывает Ирина. — Не напрягали, но четко говорили, что мы должны это делать».

Ирина довольно быстро поняла, что условия, которые ей пообещали, не очень соответствуют реальности. Она не хотела спать с клиентами. А потом случилось странное: две девочки из Украины, с которыми она работала в клубе, сбежали.

«Мне сказали, что две украинки обратились в украинское посольство и там им помогли бежать [из Македонии], — вспоминает она. — Тогда нас предупредили: еще раз такое повторится — и клуб закроют. Начальник клуба не хотел таких проблем. Наконец полиция начала приходить к нам домой, и мне начали намекать, что с полицией надо иметь дружеские отношения, то есть переспать. И вообще, что надо делать так, как все. Но я наотрез отказывалась, протестовала».

Возможность бегства

Вскоре охранник клуба подошел к Ирине и сказал, чтобы собиралась — мол, поедем в посольство делать документы (у девушки не было визы). Она согласилась и села в машину. Но повезли ее вовсе не в посольство, а в другую часть страны, поближе к Албании.

«Там я узнала, что меня продали в бордель, — говорит Ирина. — Сказали: будешь делать то, что делают все здесь, и будешь оказывать [сексуальные] услуги каждый день, как другие девушки. Говорили, если не буду слушаться, меня могут избить или перепродать даже тем, кто хуже».

Ирина вспоминает: в этот клуб приходили клиенты и выбирали из танцовщиц, с кем ехать в отель. За ночь платили примерно 100 долларов, но эти деньги шли к владельцам. Это продолжалось около шести месяцев. С другими девушками Ирина иногда обсуждала возможность сбежать или другие варианты. Одним из них был выкуп.

«Мне говорили, что в клуб может приехать кто-то, кто сможет нас выкупить и вывезти за границу, — рассказывает она. — В клубе был начальник, который находил покупателей для девушек, договаривались, потом переправляли их по поддельным паспортам в Европу. Ну, и меня выбрали. Сказали: в такой-то день тебя купил мужчина».

Рабство в центре Лондона

Ирину посадили в автомобиль и сказали, что едут за границу. После долгого и рискованного путешествия с поддельными документами она с рабовладельцем оказались в Лондоне.

Рабовладелец был албанцем. Вместе с группой земляков он основал бизнес по секс-работе в английской столице и покупал себе рабынь в борделях вроде того, где оказалась Ирина. За украинку он заплатил 10 тысяч долларов.

«У него был план, что я буду с ним все время и буду приносить доход, — рассказывает Ирина. — Он выкупил меня не потому, что пожалел. Ему нужно было больше денег, и я должна была их отработать».

Так прошел год. Ирина жила вместе с албанцем-рабовладельцем в одном из спальных районов Лондона. С ними жили его брат и девушка из Молдовы, тоже рабыня. Оттуда Ирина ежедневно отправлялась на квартиры в других районах. Там были такие же рабыни, как и она. Чтобы освободиться из рабства, Ирина должна была вернуть рабовладельцу все деньги, что он отдал за нее. Но каждый раз он находил причину, почему деньги еще не отработаны.

«Он заставлял меня работать каждый день, и когда я отказывалась — бил, — вспоминает Ирина. — Это был полный контроль: я не получала денег на руки, он меня отвозил на «работу» и привозил обратно, не было выходных и не могла выходить сама на улицу. Я была очень худой и уже просто не могла работать. У меня начало срывать крышу, особенно когда он начал меня бить перед друзьями — тогда поняла, что надо что-то делать».

Сбежать от мужчины, державшего Ирину в сексуальном рабстве, помог англичанин — ее клиент. Она рассказала ему, что происходит, и тот перевез ее к себе. Впоследствии они поженились и провели в браке почти 14 лет. Недавно Ирина вернулась в Украину, но уже без мужа.

Ирина пыталась получить документы на постоянное проживание в Англии, но там узнали, что паспорт поддельный, и ее депортировали на родину, в Украину.

То, о чем молчат

По данным Национальной полиции Украины, за 2020 год задержали 87 преступников, которые вовлекли женщин в сексуальную эксплуатацию, а за четыре месяца 2021 года таких было 34. Эти цифры кажутся несущественными — в основном из-за того, что женщины, которые оказались в рабстве, не обращаются в полицию из страха, что человек, который держал их в заложниках, может угрожать, шантажировать, причинить им вред.

Сексуальное рабство — это явление, которое до сих пор существует, и одна из самых сложных и табуированных тем в украинском обществе и в целом в странах с нестабильной демократией. Публично пострадавшие женщины об этом почти не говорят.

Как реагирует полиция?

Оперативник 4-го отдела по борьбе с сексуальной эксплуатацией в миграционной полиции Киева Руслан (фамилию не указываем из-за того, что он работает под прикрытием) говорит, что ситуации, когда женщина оказывается в сексуальном рабстве, происходят достаточно часто. В его отделе в этом году состоялись две спецоперации — оперативники задержали вербовщиков, которые пытались отправить украинок за границу оказывать услуги сексуального характера под видом другой работы.

«Банальный пример: девушку приглашают работать в бар официанткой, — рассказывает Руслан. — А в аэропорту у нее забирают документы, селят в какую-то квартиру и говорят, что надо оказывать секс-услуги. Она говорит, что не хочет этого делать, ее закрывают на три дня, и после того, как посидит в четырех стенах, начинает соглашаться на их условия. Таких девушек держат в изоляции: нельзя выйти в город, постоянно находишься с охраной. Для того чтобы начали выпускать на волю хотя бы на немножко, нужно завоевать доверие — это происходит со временем — и затем обращаться в консульство или посольство родной страны, чтобы те забрали и сделали документы».

Руслан говорит, что полиция реагирует на обращения женщин, если был факт введения в заблуждение. Именно это позволяет зафиксировать преступление и арестовать виновных. Он рассказывает, что большую роль в организации сексуальной эксплуатации играют местные вербовщики.

«Девушки отсюда, как правило, не вылетают самостоятельно, — объясняет оперативник. — Есть кураторы, которые отвечают за билеты, посадку, трансфер от дома до аэропорта. Чтобы задокументировать факт вербовки, девушки пишут заявление в полицию, мы получаем санкцию суда и контролируем попытку переправки девушек этими кураторами и задерживаем их в момент отправки».

 

Что делать, если оказалась в секс-рабстве?

В Украине немного неправительственных организаций, которые помогают людям, попавшим в рабство. Это одна из самых сложных тем по всему миру. Например, Ирина, когда вернулась в Украину, обратилась к Международной организации по миграции, которая помогает жертвам торговли людьми, и получила статус потерпевшей, который дает возможность получать различную помощь.

Еще есть украинская общественная организация «Ла Страда», которая оказывает психологическую и юридическую поддержку пострадавшим. Юристка организации Дарья Пыльо рассказывает, что нужно делать женщине, чтобы не оказаться в ситуации, когда тебя эксплуатируют.

«Надо начать с документов. Если работу [за рубежом] предлагает компания, необходимо проверить в Министерстве социальной политики, в службе занятости, есть ли она в реестре компаний, которые могут осуществлять свою деятельность за рубежом, — объясняет Пыльо. — Если компания работает легально и фигурирует в этом реестре, нужно проверять документы, которые вы подписываете по трудоустройству и визе. Это должна быть трудовая виза, а не туристическая на 90 дней. Далее нужно поддерживать связь с родственниками, чтобы они постоянно контактировали с человеком, который находится за границей — например, созваниваться каждый день в определенное время».

Раскрытие преступления

Ирине трудно рассказывать свою историю, несмотря на то, что это было так давно. Два года назад она написала заявление в полицию о незаконном содержании ее в сексуальном рабстве, полиция открыла дело и признала Ирину потерпевшей. Но она не верит, что преступную группировку раскроют — прошло слишком много времени.

Женщина проходила психотерапию, но до сих пор не может справиться с последствиями случившегося — говорит, это травма на всю жизнь.

«После того, что со мной произошло, я больше не доверяю людям вообще, если честно, — говорит Ирина. — Невозможно передать, что я чувствовала в тот момент, как это — быть жертвой, зная, что все могло бы быть по-другому. Ты оказываешься в ситуации, где не можешь себя контролировать, должен делать то, что тебе говорят, и ты остаешься этим рабом. Ты живешь не своей жизнью, а чужой».


Этот документальный аудиосериал создан при поддержке Канадско-украинского проекта развития полиции.

Над подкастом работали: Екатерина Сергацкова, Юлиана Скибицкая, Роман Степанович. Производство MEGOGO Audio.

Наверх