Переселенец по маме. Как рожденные вдали от войны дети становятся внутренне перемещенными лицами

Maria Pedorenko
Переселенец по маме. Как рожденные вдали от войны дети становятся внутренне перемещенными лицами

За 7 лет войны в Украине почти 1,5 миллиона людей вынужденно покинули свои дома на оккупированных территориях. Из них без малого 200 тысяч — дети до 18 лет. И это только те, кто официально получили статус «внутренне перемещенного лица» (ВПЛ). Реальное число выехавших из Крыма и оккупированных территорий после 2014 года, по оценкам правозащитников, может колебаться. В то же время в переселенцы сегодня могут записать даже детей, рожденных на подконтрольной Киеву территории — и без справки ВПЛ ребенок не может рассчитывать на поддержку от государства. Редакторка Забороны Мария Педоренко рассказывает одну из таких историй и объясняет, с чем еще приходится сталкиваться переселенцам на седьмом году войны.


Рожденный переселенцем

Наталии Дыхно 27 лет, она живет в Киеве. В столицу Наталия перебралась совсем недавно, до этого успев несколько лет пожить во Львове. Родом девушка из Донецкой области — она росла там с трех лет и, как многие местные жители в 2014 году, оставила свой дом, чтобы не жить в оккупации. За линией разграничения у Наталии все еще остаются родители. Оттуда же и штамп с пропиской в украинском паспорте — ее пропуск на малую родину, которую ныне контролируют силы так называемой «Донецкой народной республики».

Летом 2021 года девушка временно оставила свою работу в IT и ушла в декрет. Уже в конце августа у них с мужем родился первенец — мальчика назвали Никитой. В частной клинике, где Наталия рожала, молодым матерям помогают оформить все необходимые документы, не выходя из палаты: от свидетельства о рождении до заявления на получение социальной выплаты по рождению ребенка. В случае с последним сложности возникли с самого начала. Предоставленные девушкой реквизиты счета в «ПриватБанке», на который она хотела бы получать «декретные», не вязались с ее донецкой пропиской — нужно было открывать счет в «Ощадбанке».

«Я согласилась, на что в клинике меня сразу предупредили: «90% гарантии, что его [заявление на получение выплат] завернут, и вам придется самим ехать [в Управление социальной защиты населения]», — рассказывает Наталия.

Спустя неделю после родов девушке позвонили из Управления соцзащиты и сказали, что получили ее запрос на «декретные». Однако, чтобы сформировать заявку, необходимо было приложить к документам справку переселенца. Причем не только самой Наталии: документ должен был подтверждать статус внутренне перемещенного лица и у ее ребенка — мальчика, рожденного в Киеве спустя 7 лет после начала оккупации Донбасса и совершенно ничего не знающего о войне в Украине.

Жилье и трудоустройство — в числе главных проблем

Такого рода проблемы — не единственное, с чем приходится иметь дело украинцам, выехавшим с оккупированных территорий. Права и свободы переселенцев с 2014 года регламентирует соответствующий закон Украины. За годы существования в него неоднократно вносили изменения — в частности, регулируя процесс получения справки переселенца и возможность голосовать на выборах. Тем не менее и 7 лет спустя у ВПЛ остаются нерешенными ряд системных проблем.

В тематических группах переселенцев в соцсетях нередко можно встретить жалобы, связанные с их статусом. Если раньше они касались нежелания сдавать жилье людям с оккупированных территорий, то в последнее время все чаще речь заходит о сложностях в банковском обслуживании. То откажут в проведении финансовых операций, поскольку Крым и ОРДЛО — «высокорисковые регионы Украины», то не дадут оформить кредит, то напомнят о непогашенных из-за войны кредитах.

Согласно свежему отчету Национальной системы мониторинга ситуации с внутренне перемещенными лицами, основные трудности переселенцы сегодня испытывают в вопросах трудоустройства, дохода, разъединения с членами семьи и жилья. Причем вопрос жилья все 7 лет остается самым сложным для решения. Переселенцы в основном арендуют недвижимость, а тысячи ВПЛ и вовсе живут в модульных городках, которые временно обустраивали еще в 2014-2015 годах. По информации уполномоченной Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой, сейчас в жилье нуждаются 70% переселенцев.

Правозащитница общественного холдинга «Група впливу» Мария Красненко говорит, что за последние 7 лет количество проблем, с которыми сталкиваются переселенцы, существенно уменьшилось. Сегодня связанные с ВПЛ вопросы лежат в плоскости долгосрочных решений со стороны государства и местных органов власти. Того же мнения и менеджерка по адвокации Центра прав человека ZMINA Алена Лунева. В числе долгосрочных вопросов, нуждающихся в решении, она называет психологическую помощь и реабилитацию людей, спасавшихся от конфликта: «Люди пережили конфликт, они по инерции бегут, но эти проблемы, в том числе психологические, их догоняют. Возможно, сейчас было бы удачное время, чтобы помочь ВПЛ пережить полученную травму, поскольку систематическая работа не проводится».

В целом же, согласно исследованию, проведенному Международной организацией миграции среди переселенцев, 55% людей в статусе ВПЛ считают себя полностью интегрированными в местные громады. Еще 35% считают себя частично интегрированными. В качестве критериев оценки респонденты учитывали жилье, регулярный доход, постоянную работу, доступ к социальным услугам, легкий доступ к документам, возможность голосовать и проводить время с друзьями и семьей.

Выбор без выбора

Справку переселенца новорожденному Никите в Управлении соцзащиты населения выдали без проблем. Обстоятельством, которое стало причиной «внутреннего перемещения», в справке указано проведение АТО/ООС. В графе «последнее зарегистрированное место проживания» в документе значится Донецк — адрес студенческого общежития, где в университетские довоенные времена жила Наталия и никогда не бывал ее месячный сын.

Сотрудник киевского Управления соцзащиты сказал девушке, что она может со временем аннулировать справку переселенца для своего сына, однако без документа заявку на получение декретных выплат у нее не примут.

В постановлении Кабинета министров Украины «Об учете внутренне перемещенных лиц» говорится, что справку переселенца получает каждый ребенок: «В том числе прибывший без сопровождения родителей, законного представителя, а также ребенок, родившийся у внутренне перемещенных лиц».

В то же время, по словам Марии Красненко, требование соцслужбы оформить в обязательном порядке справку ВПЛ на ребенка неправомерно. «Фактически ни один человек не может обязать вас получать данную справку. Это ваше право, а не обязательство», — отмечает правозащитница. О том же говорит и Алена Лунева, отмечая, что государство создает условия, в которых у родителей-переселенцев порой нет другого выбора, кроме как получить справку на своего ребенка.

«Некоторые вещи у нас до сих пор определяются через регистрацию места проживания. Для ВПЛ документом, подтверждающим то, где ты находишься, является справка переселенца. Потому и дети внутренне перемещенных лиц получают эти справки, так как складывается ситуация, в которой родители не могут полноценно обеспечить реализацию прав ребенка без наличия какой-либо регистрации места проживания», — поясняет Лунева.

Без прописки детей нельзя устроить в детский сад или школу. А в случае, если ребенок не является членом конкретной территориальной громады (например, живет в Киеве, но не имеет столичной регистрации), размер ежемесячной оплаты в детском саду будет в разы выше, поскольку питание детей с пропиской оплачивают городские власти. В подобных ситуациях, по мнению Луневой, справка переселенца приносит ее владельцу куда больше пользы, чем вреда.

15 июля 2021 года Верховная Рада Украины приняла в первом чтении закон об онлайн-прописке, инициированный Министерством цифровой трансформации. Помимо возможности зарегистрировать место проживания онлайн, документ позволит жителям оккупированных регионов получать прописку на подконтрольных Киеву территориях и одновременно с этим сохранять свою старую регистрацию.

«То есть они смогут иметь две записи онлайн, но на руках у них будет паспорт со штампом», — объясняет Алена Лунева.

Что делать переселенцам, если их права нарушают?

По словам правозащитниц, с которыми поговорила Заборона, универсального алгоритма действий нет: все зависит от характера нарушения. Главный совет — всегда стараться получить от стороны-нарушителя письменный ответ, поскольку именно он может быть основанием для обжалования тех или иных действий.

«Не полагайтесь на то, что «само рассосется». Пишите жалобы, запросы. А потом с этими документами обращайтесь к юристам», — говорит Лунева.

«В случае готовности обжаловать ряд организаций, в частности «Донбас СОС» и «Право на захист», предоставляют поддержку внутренне перемещенным лицам для решения подобных вопросов в правовой плоскости», — отмечает Красненко.

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх