Вы читаете
Казус «Тетради войны». Почему украинские документальные фильмы не выходят в прокат и при чем здесь языковой закон

Казус «Тетради войны». Почему украинские документальные фильмы не выходят в прокат и при чем здесь языковой закон

Роман Губа
Автор:
Казус «Тетради войны». Почему украинские документальные фильмы не выходят в прокат и при чем здесь языковой закон

Осенью 2021 года стало известно, что документальный фильм режиссера Романа Любого «Тетрадь войны», сделанный из личных записей украинских военных на Донбассе, не получил прокатное удостоверение от Государственного агентства Украины по вопросам кино. В Госкино отмечали, что производитель фильма настаивал на том, чтобы указать в прокатном удостоверении «Язык распространения русский», что «не соответствовало основам функционирования украинского языка как государственного». «Тетрадь войны» до кинотеатров так и не дошла — фильм появился на стриминговом сервисе Takflix. Почему так происходит и что предлагает власть, разбирался журналист Роман Губа.


Почему отказало Госкино?

В письме, которое Государственное агентство Украины по вопросам кино прислало продюсеру фильма «Тетрадь войны» Владимиру Тихому, указано, что, согласно пункту 6 статьи 23 Закона Украины «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», «фильмы, произведенные субъектами кинематографии Украины, распространяются и демонстрируются в Украине с языковой частью звукового ряда, исполненной на государственном языке, в том числе путем дубляжа или озвучки».

Эта норма закона позволяет демонстрировать на экране субтитрированные реплики на других языках, но их суммарная продолжительность не может превышать 10% от всех реплик в фильме. В «Тетради войны» этот процент значительно больше.

В Госкино отмечают, что в случае отсутствия дублирования или озвучки на государственном языке документальные фильмы можно показывать с украинскими субтитрами, но есть одно условие: фильм должен набрать не менее 2 баллов по критериям «культурного теста», предусмотренного Законом Украины «О государственной поддержке кинематографии в Украине».

Что еще за культурный тест?

Культурный тест — это определенный набор характеристик, позволяющий фильму иностранного производства получить государственную поддержку в Украине. Критерии культурного теста указаны в приложении к закону «О государственной поддержке кинематографии в Украине». Среди них и принадлежность сюжета фильма к украинской или европейской культуре, и съемки на территории Украины, и постпродакшн силами украинских субъектов хозяйствования.   Чтобы распространять документальные фильмы без дубляжа/озвучки на государственном языке, но с субтитрами на украинском, фильм должен набрать не менее 2 баллов на этом тесте.

Но в Госкино говорят, что пройти «культурный тест» может только «иностранный субъект кинематографии, желающий получить субсидию для возврата части квалифицированных расходов, осуществленных при производстве фильма». Речь идет о механизме, поощряющем иностранных производителей кино снимать в Украине. И хотя производители украинского фильма имеют право пройти «культурный тест», согласно языковому закону, Госкино и Совет по вопросам кино не имеют права назначать его проведение.

Что думает прокатчик «Тетради войны»?

С 16 июля 2021 года вступили в силу положения закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», предусматривающие, что «фильмы, производимые субъектами кинематографии Украины, распространяются и демонстрируются в Украине с языковой частью звукового ряда, исполненной на государственном языке, в том числе путем дубляжа или озвучки».

По мнению Ильи Гладштейна, директора компании «86PROKAT», занимавшейся дистрибуцией «Тетради войны», эти нормы очень плохо определяют процедуру получения прокатных удостоверений для украинских документальных фильмов.

«Закон [о языке] это [прокат документальных фильмов на языке оригинала] позволяет, но не прописаны процедуры, как именно Госкино, занимающееся реализацией этой политики, должно это делать. Они решили не делать ничего и ждать инструкций в [новом] законе от депутатов, поэтому оригинальной языковой версии фильма и не выдали прокатное удостоверение», — объясняет он.

Юристы из Axon Partners, сотрудничающие с 86PROKAT, предложили несколько вариантов решения ситуации без изменений в законе о языке. В частности, они считают, что норма о культурном тесте может относиться не только к документальным фильмам иностранного производства.

«Я знаю, что наш вопрос может быть решен без внесения поправок в закон, — говорит Гладштейн. — Для индустрии лучше эти поправки не вносить, потому что это политический вопрос, и это отложит решение нашей проблемы на бесконечный срок. Много конфликта — мало результата».

В конце концов прокатчики организовали несколько фестивальных показов для фильма «Тетрадь войны» в разных городах Украины. Для этого не нужно получать прокатное удостоверение — достаточно иметь письмо от Госкино, что агентство не против показов. Гладштейн считает, что агентство могло бы выдавать такие письма на все документальные фильмы, которые сталкиваются с похожей проблемой, но не делает этого.

У фильма Романа Любого есть версия на украинском, которую сделали, чтобы получить удостоверение национального фильма. Этот статус позволяет кинотеатрам не платить 20% НДС с проданных билетов, что поощряет их брать украинские фильмы в прокат. Именно эта версия «Тетради войны» и получила прокатное удостоверение от Госкино. Но Гладштейн говорит, что она сделана «для галочки» и качество ее невысокое.

Самым вопиющим моментом в этой ситуации Гладштейн называет тот факт, что иностранные фильмы, идущие в Украине на языке оригинала, получают прокатные удостоверения без проблем, в то время как оригинальные языковые версии украинских документальных фильмов не могут их получить. Он считает, что борьба за украиноязычное медийное пространство могла бы быть похвальной, если бы вместе с тем топовым каналам не разрешали транслировать русскоязычные сериалы в праймтайм.

Как государство предлагает решить проблему?

В разъяснении своей позиции по «Тетради войны» в Госкино, в частности, анонсировали, что правовую коллизию, не позволившую фильму Любого выйти на экраны, сможет решить законопроект, который в ближайшее время подадут на рассмотрение в Верховную Раду Украины. Речь о законопроекте №6194 «О внесении изменений в некоторые законы Украины о государственной поддержке кинематографии в Украине».

Документ предлагает разрешить фильмам со статусом национальных иметь более 10% реплик не на украинском или крымскотатарском языках, если это «оправдано художественным, творческим замыслом авторов фильма». Разрешать это должно «мотивированное решение Совета по государственной поддержке кинематографии».

Народный депутат, заместитель председателя депутатской фракции «Слуга народа» Павел Сушко отмечает, что законопроект №6194 должен «урегулировать все проблемные вопросы киноотрасли». Документ разрабатывался более года, над его текстом работала группа при подкомитете в сфере кинематографа и рекламы, который возглавляет сам Сушко.

По словам нардепа, 1 декабря 2021 года на заседании Комитета по гуманитарной и информационной политике обсуждали внесение изменений в закон о языке, которые предусматривает законопроект №6194, и договорились доработать этот вопрос до второго чтения.

О ситуации вокруг «Тетради войны» и подобных кейсов Сушко отвечает, что сейчас культурный тест применяется только к кэш-рибейтам, поэтому и возникла коллизия, не позволяющая Госкино выдать прокатное удостоверение. Кэш-рибейт — это возможность возврата производителям части затрат на производство фильмов на территории Украины. К примеру, для этого Netflix частично снимал в Украине боевик «Последний наемник» с участием Жан-Клода Ван Дамма. Кстати, впоследствии стриминговый гигант жаловался на долги со стороны украинского Минкульта.

Почему часть киносообщества против?

В декабре 2021 года в фейсбук-группе «Язык объединяет» появилось общественное обращение против законопроекта №6194. Подписавшиеся обвинили его инициаторов в грубом вмешательстве в действующее языковое законодательство и ограничении применения украинского языка в кинематографе.

Одна из подписанток, режиссерка, продюсерка и председательница Украинской гильдии режиссеров Жанна Максименко-Довгич, считает, что прокат «Тетради войны» заблокировали искусственно не из-за неправильного закона [о языке], а из-за безответственности государства.

По мнению режиссерки, пока не работал закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», Украина была недорогим офшором по производству русскоязычного контента для пространства СНГ, когда украинские съемочные группы выполняли чисто технические функции, а украинские актеры были «на подтанцовках» у российских, получая разве что роли статистов.

«Если удастся протянуть нормы, согласно которым национальными могут считаться фильмы на любом языке, ситуация может сложиться еще хуже для украинских кинематографистов, чем это было раньше, — говорит режиссерка. — Олигархические медиагруппы и большие продакшны, производящие бесконечных «Сватов» и «патриотический» контент на обе стороны, теперь смогут делать это на средства из госбюджета, предусмотренные для украинского кино».

Максименко-Довгич предлагает решать проблемы проката «Тетради войны» и других неигровых картин через «культурный тест».   «Госкино должно было разработать эти критерии — на это было достаточно времени, и проводить этот самый культурный тест, а не спекулировать на том, что закон не позволяет показать столь важное украинское документальное кино якобы из-за языка», — говорит режиссерка.

Еще одной из претензий подписантов письма инициативы «Язык объединяет» является изменение языкового закона, которое позволит использовать в картинах название и символику полиции на иностранном языке. По мнению оппонентов законопроекта, это открывает путь к съемкам российских сериалов в Украине.

Этот момент нардеп Сушко объясняет увеличением возможности сотрудничества украинских кинопроизводителей с иностранными. А упрек о возможности производства фильмов для российского рынка считает безосновательным из-за действующих норм закона Украины «О кинематографии». Документ запрещает распространять и демонстрировать фильмы, популяризирующие или пропагандирующие органы государства-агрессора.

В то же время режиссер-документалист и автор фильмов «Круговорот» и «Цвет фасада: синий» Алексей Радинский, в свое время подписавший открытое письмо в поддержку «Тетради войны», считает, что со вступлением в силу языкового закона возникла ситуация, повторяющая худшие практики советского соцреализма и контроля над тем, что можно показывать на экране, а что нельзя.

«Документальное кино — это реалистичное искусство, а в реальности у нас куча людей общается на разных языках в рамках одного разговора, и документальное кино это воспроизводит, — отмечает Радинский. — В неигровом кино теперь одного из этих людей нужно дублировать актерским голосом. Можно было бы над этим посмеяться, но, к сожалению, у этого есть печальные последствия, потому что я уже, например, слышал о режиссерах, которые во время съемки документального фильма останавливают запись и просят своих персонажей перейти на украинский язык, потому что никто не хочет актерского дубляжа. А это уже не документалистика».

О законопроекте №6194 Радинский говорит, что он вызывает недоверие у многих участников кинопроцесса из-за отношения не только к игровому кино. По мнению режиссера, документ лоббируют агенты кинорынка, которые не видят проблем в той его части, что касается использования языка в кино.   «Я не считаю, что языковая проблема существует только в документальном кино. У нас игровое кино тоже страдает от этих абсурдных квот, — говорит режиссер. — Игровое кино тоже бывает реалистичным. И то украинское авторское кино, которое ценится в мире, — это фильмы, реалистично изображающие нашу многоязычную действительность. Я не вижу никакой угрозы национальной безопасности Украины, если в украинских фильмах разрешат больше десяти процентов реплик не на украинском или крымскотатарском языке».

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх