Шесть миллионов слов лжи. Путеводитель Забороны по хейтерской музыке | Заборона
Вы читаете
Шесть миллионов слов лжи. Путеводитель Забороны по хейтерской музыке

Шесть миллионов слов лжи. Путеводитель Забороны по хейтерской музыке

Шесть миллионов слов лжи. Путеводитель Забороны по хейтерской музыке

Есть прекрасные произведения — послушав их, вы никогда не догадаетесь, кто и для чего их сочинил. Есть концерты, на которые страшно идти. Есть авторы, в которых трудно разглядеть жестоких убийц. Журналист Забороны Самуил Проскуряков написал путеводитель по самой безумной музыке и музыкантах, прославляющих зло.


Баптистские каверы

Несмотря на то, что в Баптистской церкви Вестборо, штат Канзас, всего около ста прихожан, она известна на весь мир. Дело в том, что они ненавидят всех: гомосексуалов, евреев, католиков, мормонов, политиков, чиновников, знаменитостей и американских ветеранов.

Ее члены колесят по США, «акционируя» на концертах, гей-прайдах, политических мероприятиях высшего уровня и даже похоронах солдат. Их лозунги: «Ветераны — пидоры», «Спасибо, Боже, за мертвых солдат!», «Бог ненавидит тебя», «Америка обречена», «Ты попадешь в ад», «Господи, спасибо за 11 сентября!»

А еще эта церковь любит делать каверы на популярные треки. В их пародиях оригинальные тексты заменяются на гомофобные, антисемитские, антикатолические. Например, в кавере на «Feel Good, Inc.» британской виртуальной группы Gorillaz есть такие строки: «Пидоры и лесбухи требуют, чтобы люди аплодировали», а культовая новогодняя песня «Jingle bells» после «обработки» получила название «Off to hell», что переводится как «Прочь в ад». Тут собраны все их каверы.

Поклонники австрийского художника

Музыкальное направление white power rock через тексты и сценические образы продвигает идеи расизма, антисемитизма и гомофобии. Самыми яркими его представителями в странах бывшего соцлагеря можно назвать два коллектива: российский «М8Л8ТХ» и украинский «Сокира Перуна».

«М8Л8ТХ» — культовая среди национал-социалистов блэк-метал группа из России. Буквы «о» в названии заменены на восьмерки, которые складываются в неонацистское кодовое число 88 — оно означает «Хайль Гитлер». Журналисты Забороны даже побывали на концерте коллектива в Киеве. Вокалист «Молота» Алексей Левкин также является одним из основателей неонацистской организации «Wotanjugend», члены которой прославляют Адольфа Гитлера и ультраправых боевиков, развивают культ ненависти в Украине и находят единомышленников по всему миру. Сам Левкин, однако, утверждает, что отсылок к Гитлеру в названии группы нет. 

Патриархи украинской ультраправой сцены —  хейткор-группа «Сокира Перуна». Это  один из самых популярных коллективов среди праворадикалов Восточной Европы. В их треке «Шесть миллионов слов лжи» отрицается Холокост, а песня «17 августа» посвящена дню смерти нацистского деятеля Рудольфа Гесса. В 2018 году Заборона сделала фоторепортаж с юбилейного концерта «перуновцев», на котором были замечены нацистские флаги и свастика. Бывший ударник «Сокиры Перуна» Дмитрий Волков в свое время отбыл наказание за участие в погроме синагоги Бродского в Киеве. Концерты группы посещал в 2017 году россиянин Александр Скачков: в 2020 году его задержали украинские спецслужбы за пропаганду идей австралийского террориста Брентона Тарранта.

Голоса джихада

В Коране нет прямого запрета на музыкальное творчество. Однако многие исламские богословы относятся к музыке с подозрением. При неправильном подходе она может привести к духовному растлению человека — так же, как разврат или алкоголизм. Поэтому в исламской музыке вокальная составляющая преобладает над инструментальной. 

Нашид — мелодичное мусульманское песнопение, традиционно исполняемое мужским вокалом без сопровождения музыкальных инструментов — самое популярное направление в исламской музыке. Исполнителей нашидов называют мунашидами.

По словам украинского исламоведа Дениса Брилева, идеолог международной террористической организации «Аль-Каида» Анвар аль-Авлаки высоко ценил нашиды. Этот радикальный исламистский проповедник считал, что песнопение может принести больше пользы, чем проповеди или книги.

И он оказался прав. Экстремистская группировка «Исламское государство», о которой на Забороне есть целая серия подкастов, использует нашиды в целях пропаганды джихада. На пике могущества у террористов даже был целый медиацентр, который специализировался на производстве нашидов. Причем они выходили не только на арабском языке, но и на английском, немецком, русском, китайском.

«Хитом» джихадистов стал нашид «Qariban Qariba», рассказал Брилев. Это устрашающее послание врагам ИГ — международной коалиции во главе с США — о том, что война придет в их дома. Этот нашид звучит во многих пропагандистских роликах ИГ, где пленников обезглавливают и расстреливают в замедленной съемке без какой-либо цензуры. Еще один популярный нашид, «Звон мечей», стал известен благодаря документальному фильму ИГ с одноименным названием. Нашид призывает воевать с врагами, сражаться с тиранией и утверждает, что погибшие на этом пути будут «наслаждаться вечностью в раю». Западные СМИ сравнивали качество фильма с продукцией голливудских студий. Вот только вместо кетчупа там — настоящая кровь.

Самым известным мунашидом ИГ стал саудовец Абу аз-Зубейр аль-Джазрауи. Он примкнул к группировке в апреле 2013 года, чем удивил фанатов, так как считался умеренным мусульманином. Еще один известный исполнитель — немецкий рэпер Deso Dogg, автор нашида «Haya Alal Jihad», что переводится как «Вперед, на джихад». Нашид звучал на видео ИГ, вышедшем после теракта в Брюсселе в 2016 году — его жертвами стали 35 человек.

Культ любви и террора

Летом 1967 года американец Чарльз Миллз Мэнсон собрал вокруг себя коммуну хиппи и дал ей название «Семья». Ее участники — преимущественно молодые девушки — жили на ранчо в Лос-Анджелесе, употребляли наркотики, пели песни и занимались групповым сексом. Деньги на жизнь зарабатывали перепродажей угнанных автомобилей и торговлей наркотиками. Мэнсон предлагал своим последователям то, чего им так не хватало: понимание и принятие, ощущение поддержки и сопричастности. Вокруг харизматичного Чарльза начал формироваться культ личности.

Музыка занимала особое место в жизни Мэнсона. Ошеломляющее впечатление на него произвел культовый «Белый альбом» The Beatles. Чарльз слушал его днями напролет и был уверен: в текстах песен закодировано послание, которое лишь он один смог правильно понять.

«Helter Skelter» — словосочетание, почерпнутое Мэнсоном из «Белого альбома». С английского оно переводится как «суматоха» или «кавардак». Мэнсон же полагал, что Helter Skelter — это пророчество о конце света, предсказание глобальной войны, когда «белая раса» будет полностью истреблена чернокожими — кроме членов «Семьи» Мэнсона. Коммуна переждет бойню в подземном убежище в калифорнийской Долине Смерти, а когда чернокожие столкнутся с кризисом идей и власти, им понадобятся наставления и лидер. И тогда «Семья» выйдет со своим учением на поверхность, а Мэнсон возглавит новое человечество.

Очень быстро «Семья» превратилась в тоталитарную секту, где Мэнсон обрел абсолютный контроль над своими последователями. Вначале лета 1969 года члены «Семьи» совершила ряд серьезных преступлений, в том числе убийство торговца наркотиками Гари Хинмана.

Однако, по мнению прокурора Винсента Буглиози, поворотным моментом для секты стал провал Мэнсона как музыканта. Воспользовавшись знакомством с участником популярной рок-группы The Beach Boys Дэннисом Уилсоном, Мэнсон попытался пройти прослушивание у продюсера Терри Мэлчера. Но Мэлчера демо-записи не впечатлили: он отказал Мэнсону в продвижении.

Лидер «Семьи» затаил злобу на продюсера, посчитав, что тот не оценил по достоинству его музыку. По приказу Мэнсона в ночь с 8-го на 9-е августа 1969 года «Семья» напала на особняк Сьело-драйв, 10050, где предположительно проживал Терри Мэлчер. Оказалось, что продюсер давно съехал, и вместо него дом арендовала супружеская пара знаменитостей ― актриса Шэрон Тейт и кинорежиссер Роман Полански. Члены секты устроили бойню, убив гостевавших в особняке трех друзей семьи и беременную Тейт. 

На следующий день Мэнсон и шесть его последователей отправились на поиски места, где «Helter Skelter разгорится с новой силой». В этот раз жертвами стали владельцы сети небольших магазинов Лено и Розмари ЛаБианка. 16 августа 1969 года полицейские провели на ранчо обыск, но из-за неправильно оформленного ордера всех арестованных освободили. Мэнсон решил, что один из работавших на ранчо людей, Дональд «Шорти» Ши, является информатором полиции, и приказал убить его ночью, что и было сделано. Труп расчленили и закопали. Окончательный арест членов секты произошел в октябре 1969 года.

В результате четырех отдельных судебных процессов в 1970–1972 годах Чарльза Мэнсона и шестерых членов «Семьи» приговорили к смертной казни. Затем наказание всем заменили на пожизненное заключение.

Уже после ареста и осуждения Мэнсона кое-какие его записи стали издаваться в коммерческих целях. Наиболее известна полноформатная пластинка «Lie: The Love and Terror Cult», которая вышла в 1970 году. Техника игры на гитаре очень простая, тексты дезорганизованы ― отличная почва для множества интерпретаций и гипотез. Если ваши бабушка и дедушка знают английский, возможно, они даже похвалят пластинку за отсутствие вездесущей крамолы и матерщины. Что интересно, ретроспективные обзоры альбома в основном положительные. Его можно прослушать на Spotify.

Музыкальный критик Алекс Хендерсон отметил, что в какой-то степени Мэнсон считал себя «пятым битлом» — в некоторых треках звучит индийский ситар, что считывается как намек на The Beatles. Песня «Look at Your Game Girl», по мнению Хендерсона, демонстрирует, как Мэнсон влиял на молодых женщин, внушая им, что его путь лучше и свободнее. В другом треке «Cease to Exist» встречается манипулятивное внушение: «Покорность — это подарок, отдай ее своему брату».

На некоторые композиции делали кавер-версии и семплы известные исполнители — среди них Marilyn Manson, Rob Zombie, Front Line Assembly, GG Allin, Guns N’ Roses, Devendra Obi Banhart, The Brian Jonestown Massacre. 

Молоточники

У треков российской нойзкор-группы «Расчлененная ПугачОва» из Иркутска ужасное качество звука. Тексты короткие, но насыщенные насилием, мыслями об инцесте и нецензурной лексикой. На обложках альбомов и сплитов — свастики, кельтские кресты, пентаграммы из столовых приборов, расчлененная девушка и море крови. 

Однако широкую известность коллективу принесла не музыка. С декабря 2010 года по апрель 2011-го по академгородку города Иркутск прокатилась волна жестоких убийств и нападений. Их жертвами стали женщины, дети, бездомные.

Убийца, или, как его прозвали газеты, «академовский маньяк», всегда действовал в темное время суток, нападал со спины и наносил десятки ударов молотками, битами или ножами. Затем издевался над трупами: выкалывал глаза, отрезал пальцы.

Когда полиция раскрыла преступление, оказалось, что маньяков двое: это 18-летние участники группы «Расчлененная ПугачОва» Артем Ануфриев и Никита Лыткин. Оба из неблагополучных семей, в школе были изгоями. Теперь они получили новое прозвище: «молоточники».

Вероятным мотивом следователи считали увлечение неонацизмом. Однако среди жертв не было мигрантов или чернокожих. К тому же убийцы восхищались другими маньяками: Ануфриев создал в одной из соцсетей группу, посвященную «битцевскому маньяку» Александру Пичушкину, а еще скорбел на своей стене «ВКонтакте» о смерти Андрея Чикатило.

Один из альбомов «Расчлененной ПугачОвой» называется «Магия крови». Это отсылка к жестокой банде подростков из Иркутска. За первую половину 2008 года ее члены совершили пять убийств, одно изнасилование, а также искалечили трех людей. В интродукции к альбому участники «Расчлененной ПугачОвой» открыто заявили о своем намерении продолжить дело банды:

«Группа «Расчлененная ПугачОва» станет продолжателем дела «Магии крови» не только в музыкальном смысле, но и в настоящем смысле. В нашей группе не место позерам. Допускаются только те, кто вершит судьбы быдла либо только собирается начать серьезные действия. Если ты настроен решительно — тебе сюда».

Вот как попались убийцы: издевательство над телом последней своей жертвы снимали на камеру Владислава Лыткина — дяди Никиты. Когда Владислав решил проверить камеру, оказалось, что племянник забыл вытащить флеш-карту с записью убийства. Мужчина обратился в полицию.

«Академовские маньяки» сразу признали вину и с удовольствием делились подробностями своих преступлений. В 2013 году Артема Ануфриева приговорили к пожизненному заключению, а Никита Лыткин получил 20 лет тюрьмы.

Почему «Любэ», возможно, хуже «Молота Гитлера»

По мнению социолога Богдана Горобчука, музыканты, призывающие к агрессивному поведению — «низовая» экстремальная музыка — гипотетически оказывают менее разрушительное воздействие на общество, чем одобренные и поддерживаемые авторитарным государством коллективы. Последние легитимируют зверства режима, создают тонус «любви к вождю» и «всеобщего одобрямса». К тому же, как и любая массовая культура, такая музыка вытесняет локальную культуру. Из ярких примеров — группа «Любэ», любимчики российского президента Владимира Путина. Тема произведений — патриотизм, подвиги российских военных и элитного подразделения «Альфа» ФСБ. 

«Любимая группа Путина и сотен тысяч российских военных — «Любэ» — всегда готова поднять патриотический дух, возглавить движение «дедов на палках» и раздуть, при необходимости, самые разные сорта ненависти к кому угодно. Пропаганда имеет символическое наполнение, собственную форму, экономику, свою ресурсную базу, заказчиков, производителей и потребителей. Путин любит «Любэ». Солдат любит «Любэ». Солдат не сомневается, что любит Путина», — объяснил Горобчук. 

Социология, по словам эксперта, — это не наука о простых и однозначных решениях, «а очень тонкая штука с различными взглядами на один и тот же объект». Вполне возможно, что «низовая» экстремальная музыка выполняет функцию «разрядки» склонной к насилию молодежи, и без ее потребления такая молодежь будет совершать преступления чаще. Эту гипотезу не стоит исключать — впрочем, как и ту, что скинхед-коллективы стимулируют слушателей нападать на мигрантов. 

Творчество исполнителей-экстремистов можно изучать в рамках социологии девиантного поведения — отрасли социологии, изучающей причины такого поведения социальных групп, которое нарушает общественные нормы и законодательство. После глубокого исследования мы можем выяснить, действительно ли характер музыки непосредственно порождает девиантные поступки слушателей — такие, как агрессия по отношению к прохожим, хулиганство, насилие — или все же это совокупность других факторов, таких как просмотр экстремистских видео, общение на форумах, влияние локальных «вождей», которые к музыке не имеют никакого отношения, и, наконец, травмы детства. 

Бихевиоризм — отрасль знания на границе психологии и социологии, в основе которой лежит понимание поведения человека как реакции на стимул — поможет проанализировать непосредственный акт творчества экстремальной музыки: как появляются лозунги и призывы к насилию в текстах, влияет ли использование более тяжелой гитары или двойной педали для бас-бочки на увеличение агрессивности творческого акта, хотят ли музыканты мотивировать слушателей на совершение насилия, осознают ли они такую ​​угрозу.

«То есть мы не можем сказать, что избитые феминистки — это прямой результат деятельности музыкантов, в песнях которых есть призыв избивать женщин. Даже если на это укажет сам нападающий: «Побил, поскольку переслушал «Skinhate». Исследователь всегда проверяет такие утверждения, а не верит на слово: погрешность на перенос ответственности всегда должна учитываться», — объяснил Горобчук.

Есть хорошее исследование немецкого социолога Зигфрида Кракауэра «Орнамент массы. Веймарские эссе». В нем есть рассуждение о том, как нацистские марши со стройными колоннами вели к обезличиванию личности и коллективной безответственности за зло. 

«Музыка как искусство имеет хронологическое измерение, позволяет организовать людей при массовых действах, отмерить ритм. Поднимать флажки, ноги, руки, выгибаться телом именно тогда, когда этот ритм, эта музыка того требуют. То есть человеку в массе можно делать только то, что предусматривает сценарий: не дай Бог нарушить визуальную часть. Именно музыка упорядочивает эту тотальность», — подытожил Горобчук. 

Наверх