Катерина Горностай и ее «Стоп-Земля»: как создавали фильм-призер ОМКФ 2021 - Заборона
Вы читаете
Школа, в которой вы не учились. Фильм «Стоп-Земля» Катерины Горностай

Школа, в которой вы не учились. Фильм «Стоп-Земля» Катерины Горностай

Катерина Горностай и ее «Стоп-Земля»: как создавали фильм-призер ОМКФ 2021

Главным фильмом нынешнего Одесского кинофестиваля стала дебютная полнометражная картина режиссерки Катерины Горностай «Стоп-Земля» — фильм о взрослении, любви и страхе перед будущим. Журналист Роман Губа посмотрел его, пообщался с режиссеркой и рассказывает о том, как фильм о школе стал утопией.


На сцене одесской Музкомедии после премьеры фильма Катерина Горностай была похожа на учительницу, которая выпускает свой первый класс: не сильно старше своих учеников, с застенчивой улыбкой, окруженная шумными подростками. Для нее это тоже был своего рода выпускной экзамен — показать фильм украинскому зрителю. Можно сказать, что она сдала его удачно: «Стоп-Земля» забрала три из шести наград ОМКФ — Гран-при, призы за «Лучший украинский полнометражный фильм» и «Лучшую актерскую работу». Последнюю, кстати, получил весь ансамбль актеров-подростков из фильма — выделять кого-то не стали.

«Стоп-Земля» — это рассказ о последнем учебном году учащихся условной киевской школы. Уже не дети, но еще не взрослые, они живут, учатся, любят и страдают. На уровне пересказа фильм Горностай не выходит за рамки жанра «школьного фильма», популярного в СССР, но почти пришедшего в упадок в постсоветское время и даже переродившегося в школьную «чернуху», где на смену чистым школьным кабинетам пришли улица или подъезд с «неблагонадежными» подростками. Но «Стоп-Земля» далека и от первого, и от второго подходов: школа здесь становится комфортным пространством, где почти нет конфликтов, учителя относятся к детям с уважением, а на школьных вечеринках играет современная украинская музыка.

При этом Горностай рассказывает, что в первом варианте сценария школа не была такой идеальной, и во многом режиссерка опиралась на собственный школьный опыт.

«У нас была форма. И это была форма не такая красивая, как бывает в европейских сериалах, — вспоминает Горностай свою родную киевскую школу номер 172 (сейчас уже гимназию). — Для парней — зеленый оттенок пиджака, а у девушек странный баклажанный. Их [пиджаки] я вообще терпеть не могла все время, пока училась. Были даже люди, которые специально проверяли эту школьную форму. Однажды меня отправили домой, потому что я была в белых гетрах, и это показалось одной из работниц школы «очень вызывающим».

Режиссерка рассказывает также, что в ее школе нельзя было носить длинные ногти, раз в месяц даже была специальная проверка. Поэтому в первом драфте сценария главная героиня фильма Маша грызла ногти так же, как это делала Горностай в школьные годы. Но при подготовке к написанию сценария режиссерка отказалась от этой детали.

«Мы начали документальный рисерч для того, чтобы найти своих героев, посмотреть, как школа выглядит сейчас. Не только моя, а вообще все школы, в которые мы смогли попасть, — говорит она. — Там я встретила и учителей от бога, очень классных, и тех, от которых внутри все холодеет. Я почувствовала это через 15 лет после того, как окончила школу, и поняла, что некоторые вещи не изменились. Или, например, школьный туалет, где только перегородки и нет никаких дверей — это все тоже есть. Или коридор, где очень классные подоконники, на которых теоретически можно сидеть, но они все заставлены растениями для того, чтобы дети не садились, потому что им надо ходить на перемене, ведь они сидят в классе. Я на это все посмотрела и думаю: «Черт, а почему мы будем проигрывать у нас в фильме те вещи, от которых уже хотелось бы избавиться в реальности?»

Так «Стоп-Земля» стала тем, чем есть — маленькой школьной утопией, где даже неразделенная любовь — это просто один из этапов взросления.

Чтобы отобрать актеров для участия в фильме, проводили кастинг, где из 250 детей в конце концов выбрали 25, с которыми режиссерка и ее команда занимались три раза в неделю в течение двух месяцев.

«Некоторые из них имеют очень конкретное отношение к киноиндустрии — их родители работают в современном украинском кино. Но, опять же, мы выбирали их не потому, что у человека есть опыт и он знает как-то опосредованно, что такое кино. У нас не было никакого намерения взять кого-то из-за родственных связей. Выбирали только за то, что человек искренне к нам пришел, — рассказывает Горностай о кастинге. — Я могу за себя сказать, что я была во всех них влюблена. Это было решение абсолютно субъективное и абсолютно эмоциональное».

Режиссерка уверена, что у многих детей, участвовавших в фильме, будет актерское будущее.Правда Марии Федорченко, сыгравшей главную героиню Машу, уже даже успели отказать при поступлении в университет Карпенко-Карого. Сегодня она учится на актрису в Киевском национальном университете технологий и дизайна.

Важная часть фильма — отдельные интервью с героями, разделяющие эпизоды основного сюжета. Выполненные в минималистичной манере, словно документальные, на самом деле они являются полноценной частью фильма. Горностай объясняет, что частично подростки отвечают на вопросы как персонажи картины, но некоторые вещи имеют корни и в реальности. Интервьюировала героев сама режиссерка — ее можно услышать и увидеть в кадре.

«Мы с ними не делали никаких дублей, я никого не просила сказать что-то еще раз, — объясняет Горностай. — Это была просто беседа, которую записывали с самого начала до конца карточки на камере. Потом мы меняли карточку и говорили дальше».

Сначала интервью с героями могут даже казаться определенной хитростью — будто бы то, что не получается рассказать с помощью художественных средств, произносится буквально вслух, но игровая и документальная по форме части фильма в конце концов сливаются в один завершенный сюжет. Разговоры с актерами снимали после основных событий фильма, и дети уже полностью понимали своих персонажей, прожили с ними некоторое время, а кое-кто даже успел повзрослеть.

Сейчас режиссерка собирает первые отзывы на картину. По словам Горностай, некоторые ожидали другого, «супермощного фильма в плане событий и прожитых вещей».

«Но на самом деле жизнь рядового тинейджера — такого, как [была] я, — это довольно печальная жизнь, — говорит Катерина Горностай. — Ну, не печальная, а не насыщенная какими-то головокружительными штуками. И первый сексуальный опыт сейчас по статистике происходит немного позже. Мы думаем, что они как будто такие более открытые к этому, больше знают и видят, потому что есть интернет, — а на самом деле нет. Они часто даже немножко дольше остаются детьми, чем когда-то мы. В хорошем смысле слова».

Сделать собственные выводы из фильма можно будет уже этой осенью, когда начнется широкий прокат картины. «Стоп-Земля» вряд ли даст ответ на то, легко ли быть молодым, хотя интервью с героями все равно отсылают к уже классическому фильму Юриса Подниекса с тем же вопросом в названии. Но картина Горностай все равно дает повод подумать о своих шестнадцати, даже если они были десять, двадцать или больше лет назад.

Наверх