Вы читаете
«Талибан» — это новый ИГИЛ? Есть ли угроза для Украины? Отвечаем на главные вопросы о войне в Афганистане

«Талибан» — это новый ИГИЛ? Есть ли угроза для Украины? Отвечаем на главные вопросы о войне в Афганистане

Svitlana Stepanchuk
Афганистан сегодня: что происходит и чего ждать от талибов

Афганистан перешел под контроль «Талибана». 15 августа боевики исламистского движения, признанного в Европе и США террористическим, без боя захватили Кабул и вошли в президентский дворец. В тот же день президент Афганистана Ашраф Гани бежал из страны, чтобы, по его словам, не допустить кровопролития. Тем временем вице-президент страны Амрулла Салех объявил себя действующим президентом и призвал афганцев к сопротивлению «Талибану». Власти западных стран эвакуируют своих граждан из Афганистана, то же самое делает и Киев. Эскалация в стране набрала обороты через несколько недель после вывода американских войск — последние находились там 20 лет. До этого президент США Джо Байден говорил, что вывод армии не приведет к захвату страны талибами. Заборона рассказывает о предпосылках нынешней ситуации в Афганистане, а также о том, чем победа «Талибана» может обернуться для мира и для Украины в частности.


Что в Афганистане делали США?

США пришли в Афганистан в 2001 году — после теракта 11 сентября. Армия охотилась на Усаму бен Ладена и в последующие 10 лет уничтожила и его, и «Аль-Каиду». Достигнув своей цели, американцы приняли решение остаться и попробовать демократизировать Афганистан, сделав его полноценным светским государством. Однако с годами из освободителей они превратились в оккупантов, насаждая чуждые населению ценности и культуру, объясняет украинский предприниматель Евгений Шевченко. В Афганистане последние годы он строил свой бизнес, в частности охранную компанию, которая должна была выполнять контракты Госдепа, но после сокращения американского контингента в стране эта идея стала неактуальной.

О намерении вывести большую часть войск в свое время говорили и Барак Обама, и Дональд Трамп, но каждый раз планы срывались из-за наступления боевиков «Талибана». При этом решение вывести армию из Афганистана было для США более выгодным — как экономически, так и в плане сохранения жизней своих граждан. Джо Байден в своей речи по факту захвата Афганистана талибами заявил, что целью США никогда не была помощь афганцам в построении нового государства, которое может дать отпор террористам: «Американцы не должны воевать и умирать на чужой войне, если афганские войска не хотят бороться на своей».

Почему талибы так легко захватили власть?

Безусловно, вывод американских войск стал катализатором захвата Афганистана «Талибаном», говорит Илья Куса, политический аналитик Украинского института будущего. Однако предпосылок для такой ситуации было много и до того: это и неприятие американских ценностей, и разложение афганской армии, и неэффективность политической системы в Кабуле. За 20 лет правительство в Кабуле не сумело выстроить эффективные, сильные и целостные политические и экономические институты. Экономика Афганистана оставалась слабой и зависимой от мировой конъюнктуры.

Евгений Шевченко рассказывает, что до прихода талибов Афганистан был хоть и светским государством, но во многом достаточно отсталым.

«Это реально страна третьего мира. Столовые приборы там роскошь, кровать дома — роскошь. Светофоров в Кабуле почти не было, а где висели — никто на них не обращал внимания. Первым проезжал тот, у кого машина больше. Банкомат на всю страну был один — в Центробанке Афганистана. Реку Кабул было сложно назвать рекой, потому что все нечистоты шли туда», — говорит он.

Афганскую армию, хоть ее и создавали с нуля, тренировали иностранные силы, поэтому у нее было общей национальной идеи. Кроме того, армия очень зависела от племенного уклада в Афганистане.

«Благодаря чему талибы нащупали это слабое место, когда уговаривали старейшин разных племен и кланов оказать давление на своих сородичей, особенно в вооруженных силах, чтобы те не воевали. Поэтому мы видели сдачи гарнизонов, городов, целых корпусов талибам», — поясняет Куса.

Кроме того, несмотря на огромные финансовые вливания США в Афганистан, там не сформировалось сильного гражданского общества или вспомогательных структур, которые помогали бы бороться с коррупцией, эффективно использовать средства, осваивать их, реализовывать проекты, строить инфраструктуру. Политическая система в Афганистане, которую США строили последние 20 лет, оказалась абсолютно несостоятельной и неэффективной.

Что приход талибов к власти будет означать для Афганистана?

Будет провозглашена исламская политическая система в форме Исламского Эмирата Афганистан, то есть по сути страна вернется к формату 1996 года, когда талибы были у власти в стране, поясняет Илья Куса. Возможны какие-то послабления, поскольку «Талибан» обещал международному сообществу в обмен на признание, что будет более мягким и умеренным в некоторых вопросах, не проводя такую жестокую и репрессивную политику, как в прошлом. «С 1996-го по 2001-й, когда талибы были у власти, они преследовали этнические меньшинства, например, хазарейцев массово убивали за то, что они шииты. Уничтожали культурные статуи и монументы, считая их языческими, еретическими. Были широко распространены публичные казни, были пытки, похищения, грабежи, погромы этнического и конфессионального характера. «Талибан» вел себя как репрессивный тоталитарный аппарат, который пытался вычистить всех, как им казалось, неверных. Но со временем это настроило против них значительную часть населения, за счет чего талибов быстро свергли в 2001 году», — рассказывает аналитик.

В то же время, по мнению Кусы, «Талибан», скорее всего, не будет править в одиночку и пригласит другие мелкие исламские партии — представителей местных региональных элит, этнических меньшинств, чтобы таким образом создать видимость инклюзивного правительства, которое они обещали Западу.

«Талибан» — это новый ИГИЛ?

Исламское государство и «Талибан» — это две разные организации с очень разной структурой и идеологией, между которыми существует жесткий конфликт, объясняет Илья Куса. В глазах талибов ИГИЛ — радикалы и фанатики. Именно поэтому, когда Исламское государство пыталось закрепиться в Афганистане в 2014-2016 годах, талибы их просто уничтожили. Враждебные отношения между ними сохраняются до сих пор.

В отличие от Исламского государства, талибы не ставят себе целью провозглашение Всемирного исламского халифата. «Талибан» — это национально-религиозное движение. Их интересует только Афганистан.

«У них не было никаких амбиций за пределами Афганистана, и никаких терактов талибы за пределами Афганистана не совершали — в отличие от ИГИЛ, которые ратуют за установление халифата на всех территориях, где проживают мусульмане, — поясняет Куса. — Пропаганда талибов зиждилась на очень простой идее о том, что талибы — это мусульмане, афганцы, которые проводят оправданный джихад против иностранных оккупантов. Многим афганцам это понравилось, такая пропаганда была всем понятна. Поэтому кабульская администрация и не смогла противопоставить им какую-то иную, более эффективную идею».

«Талибан» как-то угрожает Украине?

«Нет, я не вижу никакой угрозы Украине, — говорит Илья Куса. — По крайней мере, я не помню, чтобы «Талибан» когда-либо угрожал Украине. Но если будет новая волна миграции, то афганские беженцы, конечно же поедут в Европу по старому проверенному маршруту — через Иран и Турцию. Может быть, часть беженцев побежит и через Украину как транзитную страну. Не так много, конечно, но бывали такие инциденты».

Того же мнения и Евгений Шевченко. По его словам, его знакомые из Афганистана начали интересоваться возможностью эмигрировать в Украину еще два месяца назад: «Единственное, что я мог посоветовать — это обратиться в посольство Украины в Таджикистане, которое в том числе занимается вопросами Афганистана, и получить визу на обучение».

При этом и Шевченко, и Куса считают, что приход «Талибана» к власти в Афганистане никак не повлияет на наркотрафик, в том числе и через Украину. Большой процент теневой экономики страны приходится на продажу героина. 

«Все богатые люди — кого ни спроси — занимаются «сельским хозяйством». Стандартный ответ, под которым стоит понимать выращивание опиумного мака, потому что это гораздо прибыльнее, чем выращивать, например, гранат. Люди, живущие за пределами больших городов, часто в этом задействованы», — говорит Шевченко.

И хотя в 90-х талибы уничтожили производство наркотиков в Афганистане, сейчас, по мнению Ильи Кусы, они вряд ли будут так поступать, поскольку на сегодняшний день страна является главным поставщиком опиатов в мире: «И я не думаю, что те теневые бизнес-группы, которые сейчас сидят на этих потоках, так легко от них откажутся. Наверное, «Талибан», для видимости будет заявлять, что они против, ведь с точки зрения ислама это очень большой грех. Но с другой стороны есть большое неформальное теневое измерение, в котором отдельные полевые командиры талибов, может быть, даже руководство, крышуют наркобизнес».

Чего боятся жители Афганистана?

Как только талибы начали свою жесткую военную кампанию, укрепились опасения резкого возвращения к экстремистскому правлению и/или кровопролитной гражданской войне между этническими группами. С мая 2021 года, как только США заявили о выводе войск, количество переселенцев из Афганистана достигло 330 тысяч человек. Уже к августу, по данным ООН, через соседние государства еженедельно пытались сбежать 30 тысяч человек. Откуда такие цифры? Рональд Нойман, бывший посол США в Афганистане, заявил, что «тысячи, возможно, сотни тысяч афганцев, которые верили в США, становятся объектом репрессий со стороны талибов». Он настаивает, что казни начались еще до полномасштабного захвата власти экстремистами.

Особая опасность грозит женщинам. «Талибан» в первый период управления Афганистаном установил строгие правила. По словам активистки за права афганских женщин Мариам Атахи, они не могли работать или контактировать с мужчинами, не являющимися кровными родственниками, и были вынуждены носить паранджу в общественных местах. За нарушение правил грозило суровое наказание в виде тюремного заключения, публичной порки или даже казни.

В то же время Марианна О’Грейди, заместительница регионального директора CARE International в Кабуле, считает, что лишить городских афганских женщин их достижений не так просто. «Невозможно разобразовать миллионы людей, — говорит она. — Если женщины снова окажутся заперты в четырех стенах и не смогут, как до талибов, выходить в свет, то, по крайней мере, теперь они смогут обучать своих двоюродных братьев, соседей и собственных детей. Это не было возможно еще 25 лет назад».

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх