Уйти в айти. Почему нельзя просто взять и перестать быть бедным | Заборона
Вы читаете
Уйти в айти. Почему нельзя просто взять и перестать быть бедным

Уйти в айти. Почему нельзя просто взять и перестать быть бедным

Уйти в айти. Почему нельзя просто взять и перестать быть бедным

Более 19 миллионов украинцев в 2020 году жили за чертой бедности, а около 10% вообще не имели работы. Пандемия обострила проблему безработицы, но тезис о том, что каждый может изменить свою жизнь к лучшему, если захочет, до сих пор популярен. Журналистка Забороны Алена Вишницкая объясняет, почему финансовое положение человека не может зависеть исключительно от его мотивации, и почему концепция успеха на самом деле вредит всем.


Бедность по собственному желанию

«Бедность — это набор стереотипов».

«Бедные люди более пассивны и зависимы, не такие целеустремленные, жизнеспособные и волевые».

«Они не имеют внутренних сил организовать свою жизнь так, чтобы преодолеть сложные обстоятельства. Для таких людей деньги — это что-то страшное и недостижимое».

«У украинцев психологическая зависимость от несчастий и безденежья».

Это всего лишь несколько примеров, которые можно найти на первых страницах поисковика, загуглив что-то вроде «причины бедности» или «почему люди бедные». Среди причин называют также жадность, жалость к себе и неправильное отношение к деньгам.

На самом деле всеобщее богатство — это утопия, а бедность — комплексная и системная проблема. Ее усугубила в том числе и пандемия — по расчетам Всемирного банка, количество бедного населения на планете за год выросло на 150 миллионов, а в ООН прогнозировали, что число тех, кто живет за чертой бедности (живет менее чем на 1,9 доллара на день), может вырасти еще на 420-580 миллионов. Пандемия больше всего финансово задела и без того уязвимых: пенсионеров, людей с инвалидностью, бездомных, женщин с детьми. Они не обеднели из-за нехватки мотивации или фантазии — это мир устроен так, что нельзя просто взять и перестать быть бедным, когда ты на грани выживания.

Мы уже писали о том, как люди работают круглосуточно, но все же не могут обеспечить себе достойную жизнь, и как убиваются, чтобы заработать на жилье.

Система

Как правило, человек не делает выбора быть бедным. Каждая и каждый живет в обществе — в системе рыночной экономики, где до сих пор многое значат привилегии и барьеры. Все не могут быть «успешными» одинаково, поскольку исходные условия у всех совершенно разные, а сама система создает неравенство.

«В рыночной экономике всегда кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Так работает капитализм и рыночная экономика. Человек живет в этом мире — и может оказаться как в проигрыше, так и в выигрыше в этих структурных условиях», — объясняет Алена Ляшева, социологиня и исследовательница городской политической экономии.

Стартовые условия в жизни формируют десятки различных факторов. Например, в какой семье человек родился, в городе или в селе, в Западной Европе или в Индии, родился человек женщиной или мужчиной, какая у него этничность и какой уровень образования.

«Наличие жилья — это уже важная привилегия. Если у человека, например, есть все условия для развития, то ему придется преодолевать меньше барьеров на пути к тому, чтобы стать условно «средним классом». А тому, у кого этих привилегий нет, придется потратить больше времени и усилий, чтобы получить тот же уровень образования. Это очень хорошо видно по преподаванию английского в городах и селах», — объясняет ученая.

Поэтому важен не только экономический аспект — зарплата родителей или собственность. Существенную роль играют культурный и социальный капиталы.

«Образование и социальные связи очень хорошо конвертируются в экономические блага. То есть человек, который приехал в Киев, обычно имеет меньше шансов получить классную работу, чем тот, кто знает, где ее искать и с кем знакомиться», — добавляет Ляшева.

Кроме того, серьезным барьером для социальной мобильности является репродуктивный труд — обычно женский.

«Если государство, например, не берет на себя функцию воспитания детей — то есть не гарантирует всем детсады, в школах нет групп продленного дня, нет социальной инфраструктуры — вероятность, что человек сможет достичь чего-то в профессиональной жизни, будет меньше. Репродуктивный труд и годы декрета — это еще один очень большой удар по карьере и то, что удерживает нас от успехов, получения лучшего образования, смены сферы деятельности и так далее».

Не ленись

Еще один распространенный аргумент в пользу того, что человек часто сам виноват в своей бедности — то, что многих останавливает лень и прокрастинация. Мол, если убрать их из уравнения, то можно будет достичь вершин успеха. Но это тоже не так.

Психологи все чаще соглашаются с тем, что лени не существует в принципе. Причины прокрастинации лежат глубже — например, в недостатке мотивации, высоком уровне стресса, депрессии, истощении, выгорании, тревоге.

«Скажем, если у человека тревожное расстройство, то даже имея привилегии, ему будет труднее чего-то добиваться. За твою жизнь общество уже может накапать тебе на мозг, что ты не сможешь, что у тебя не получится, что надо все уметь и все знать — и ты чувствуешь, что какой-то не такой. Это тоже очень сильно демотивирует в отношении поиска лучшей работы, смены сферы занятости или достижения еще каких-то успехов. Кроме того, если человеку с депрессией или тревожным расстройством говорят «давай, иди зарабатывай деньги и становись успешным», то это не только не поможет, но и навредит», — объясняет Ляшева.

Собственно, психологические проблемы — это тоже часто структурно сконструированное явление и следствие условий, в которых мы живем. И именно психологические проблемы становятся серьезной преградой и могут отбросить человека на десятки шагов назад от вожделенных работы, денег и карьеры.

Смени сферу

В Украине, в отличие от многих западных стран, нет прямой связи между уровнем образования и доходом.

«Есть отрасли — например, образование и медицина — которые требуют высокого уровня образования и много вложенных усилий. Но в Украине они оплачиваются смешно. Это доказывает, что нужно менять структурные условия, а не просто работать и добиваться успеха».

Если всем, в том числе медикам и учителям, воплотить в жизнь утопический совет о переходе в другую сферу, то эти отрасли просто придут в упадок.

«Совет перейти в другую отрасль, во-первых, вообще не соответствует праву человека на самореализацию и условный «сродный труд», — говорит Алена Ляшева. — И, очевидно, никто не будет спорить с тем, что обществу нужны школьные учителя. Если общество не вознаграждает учителей — это точно не их проблема».

Проблема бедности коллективная и структурная. Значит, и решать ее нужно коллективно.

«Если этого не делать, то будут бесконечные попытки решить проблему с работой и жильем на индивидуальном уровне. Для кого-то они сработают, но для кого-то — нет. И на таком фоне будет появляться своеобразная ксенофобия в сторону проигравших. Если изменений в структурных условиях не произойдет, кто-то будет проигрывать всегда».

Как может быть

Существуют государства, которые пытаются выровнять стартовые условия для всех — например, Швеция. Она входит в список так называемых «социальных государств», или государств всеобщего благосостояния. Такие страны ведут политику, обеспечивающую ряд основных услуг по типу медицины и высокого уровня образования из государственного финансирования. Если коротко, то это работает так: граждане платят большие налоги на свои доходы, а взамен получают бесплатные социальные блага. Чем больше люди получают, тем больше отдают государству — но могут рассчитывать на то, что получат от государства поддержку, когда будут в ней нуждаться. Например, если останутся без работы.

«Важным условием формирования такого типа государства были протесты, активное давление со стороны профсоюзов и социальных движений. Не просто так стали облагать налогами большой бизнес, инвестировать в образование или медицинскую систему», — объясняет Алена Ляшева.

Поэтому, чем больше граждане организованы на то, чтобы отстаивать свои права — тем больше у них этих прав будет. Трудовые права можно отстаивать через профсоюзы, образовательные — через студенческие движения, права на жилье — через городские движения.

«Понятно, что в Украине история солидарности и коллективного действия короче, поскольку в советское время, например, людей, которые отстаивали свои права, расстреливали и сажали. Мы довольно долго жили в системе, где было невозможно протестовать и выражать свою позицию. Но сейчас у нас есть достаточный уровень свободы, чтобы защищать свои права — то есть у нас есть все шансы шаг за шагом что-то менять. С мифом о том, что кто-то будет принимать решения за нас, надо спорить», — уточняет Алена Ляшева.

Ресурсы и привилегии у каждого человека разные. Очевидно, что женщина с тремя детьми, болезнями и несколькими работа не будет инициировать создание профсоюза или принимать в нем активное участие.

«Но есть люди, у которых больше привилегий — в частности, здоровья, времени. Приятно видеть, что люди, которые имеют какие-то привилегии — образование, стабильную работу или просто работу — не становятся в позицию, что надо рассказать другим, как стать успешными, а рефлексируют над тем, как использовать свое положение для того, чтобы последующие поколения имели базовые блага вроде жилья, зарплаты за работу и образования».

Наверх