Украина планирует покорить космос спутником «Сич-2-30», но он может не долететь до орбиты. Расследование Забороны | Заборона
Вы читаете
Украина планирует покорить космос спутником «Сич-2-30», но он может не долететь до орбиты. Расследование Забороны

Украина планирует покорить космос спутником «Сич-2-30», но он может не долететь до орбиты. Расследование Забороны

Украина планирует покорить космос спутником «Сич-2-30», но он может не долететь до орбиты. Расследование Забороны

В декабре 2021 года Украина планирует запустить на орбиту спутник «Сич-2-30». В последний раз страна отправляла спутник десять лет назад, поэтому событие это незаурядное. Власти уже громко заявляют о возвращении государства в космос, обещают дальше запускать собственные ракеты. Но на самом деле радоваться нечему: проект обойдется Украине в 250 млн гривен, а по факту спутник может сломаться еще до прилета в космос. Да и занимается им предприятие, которое регулярно фигурирует в коррупционных скандалах. Заборона рассказывает, почему спутнику «Сич-2-30» место в музее, а космическая отрасль ежегодно приносит государству миллионные убытки.


Звездный пуск

2021-й — это год, когда Украина возвращается в космос. Да еще и как: отечественный спутник на орбиту будет поднимать ракета компании SpaceX, принадлежащей Илону Маску. И цена вопроса почти пустяковая. Запуск обойдется всего лишь в миллион долларов — другие компании запросили бы в десять раз дороже, подтверждают Забороне независимые специалисты.

Казалось бы, все складывается идеально, в стиле лучших предвыборных обещаний президента Владимира Зеленского и масштабных проектов правительства вроде «Большого строительства». Спутник даже назвали «Сич-2-30», ведь в космос он должен полететь на тридцатый год независимости Украины.

«Украина должна возобновить лидерство и статус ведущей аэрокосмической державы. […] Покорение космоса человечеством было бы невозможным и без Украины. […] Мы с вами должны сделать свой значительный вклад, каждый на своем месте, чтобы Украина и в дальнейшем сохраняла статус космической державы», — заявлял Зеленский.

Спутник запускают, чтобы мониторить состояние водоемов, лесов, градостроительства, отслеживать природные катаклизмы. А еще, как объяснили Забороне в Государственном космическом агентстве, для «решения задач обороны и безопасности страны» и международного сотрудничества в сфере обмена спутниковой информацией.

Однако есть несколько важных «но». На самом деле «Сич-2-30» — не новая разработка украинских инженеров. Этот спутник собрали еще в 2011 году. Сегодня, чтобы его запустить, нужно обновить комплектующие на самом аппарате и на системе, которая будет управлять им и снимать информацию. Поэтому на самом деле бюджет проекта — не миллион долларов, о котором говорят чиновники. Его бюджет в девять раз больше — но об этом они упоминают куда реже.

Долетит ли «Сич-2-30» до пункта назначения и сколько проработает — тоже вопрос. Ведь его делали под запуск с другим ракетоносителем. Да и с технической стороны разработка была актуальна десять лет назад: сейчас собирают спутники, выдающие в 26 раз более точные снимки.

«Мы возвращаемся в космос — и это позитив. Но «Сич-2-30» — это музейный экспонат», — говорит Забороне независимый эксперт по вопросам космической деятельности и экс-советник председателя Государственного космического агентства Андрей Колесник.

Старая копия космического мусора

Спутник «Сич-2-30» раньше назывался «Сич-2-1». И неспроста: в 2011-м украинские инженеры построили спутник «Сич-2». Его успешно запустили, однако проработал он менее полутора лет, хотя должен был не меньше пяти. Проблема была в некачественных комплектующих, объясняет Андрей Колесник. Этот спутник завис космическим мусором, однако на Земле остался его близнец — «Сич-2-1». Спутники, говорит Колесник, всегда изготавливают в двух экземплярах. Один остается, чтобы отрабатывать на нем внештатные ситуации, которые могут случиться на орбите.

Второй экземпляр спутника «Сич-2-1» отправился на склады конструкторского бюро «Южное» в Днепре, где и пролежал все эти годы, припадая пылью, пока из Украины не решили снова делать космическую державу. Но к тому времени, как о нем вспомнили, мир уже серьезно продвинулся вперед в плане мощности спутников.

Пространственное разрешение — одна из ключевых характеристик таких аппаратов. Это площадь земной поверхности, которую фотографирует спутник и которая будет зафиксирована в одном пикселе изображения. Чем выше пространственное разрешение изображения, тем оно подробнее и качественнее, объясняет Забороне кандидатка технических наук и доцентка кафедры аэрокосмической геодезии и землеустройства Национального авиационного университета Лилия Гебрин.

«Сич-2-30» имеет разрешение 7,8 метра. А современные спутники способны передавать изображение с разрешением 30 сантиметров, то есть в 26 раз лучше.

«7,8 метра — это размер для общего наблюдения. По нему можно увидеть, что на местности появился лагерь или колонна военной техники. Но мы не сможем рассмотреть конкретно, грузовик это или ракетный комплекс «Смерч». А современные разработки способны это показать», — говорит Андрей Колесник.

Однако для научных целей «Сич-2-30» вполне пригоден, считает Лилия Гебрин. Ведь его мощности достаточно, чтобы отследить застройку участка или, например, изучить состояние водоема. Сейчас украинские ученые покупают такие фото у других стран за свой счет, потому что государство не выделяет на это денег. Стоимость одного снимка — ориентировочно 100 евро.

Еще один ключевой параметр спутника — временная разрешающая способность. Это периодичность, с которой мы можем получать изображение с аппарата. Некоторые из них дают снимки раз в день, другие — раз в неделю или даже месяц. Чем чаще можно видеть изображение, тем более качественный мониторинг ситуации, говорит Гебрин. «Сич-2-30», по информации Колесника, может передавать снимки раз в неделю. С одной стороны, это не самый плохой показатель, а с другой он может стать чуть ли не самой большой проблемой. Дело в том, что украинская разработка не может делать снимки сквозь облака — для этого нужно было установить дополнительное оборудование, а оно дорогое, говорит Гебрин.

«Если время съемки будет совпадать с облачной погодой хотя бы два раза подряд, мы не сможем мониторить ни один объект. Изображения просто не будут информативными», — уточняет ученая.

Андрей Колесник говорит, что с самого начала был против запуска «Сич-2-30», ведь в том же конструкторском бюро «Южное» почти готов спутник «Сич-2М». Его пространственное разрешение — два метра, а не 7,8. То есть средства могли направить не на то, чтобы дорабатывать устаревший спутник с половиной наземного сегмента, а профинансировать завершение более нового аппарата.

Сейчас Украина запускает спутник, который в идеальных погодных условиях способен показать только пятно — им могут оказаться военные в палатках, а могут — «Грады». Если же погода будет неблагоприятной, то мы увидим это пятно только через две недели. Возникает вопрос: насколько актуальна такая информация для страны, которая находится в состоянии войны с Россией?

Взлетит, если повезет

Несмотря на все недостатки, эксперты сходятся во мнении: это лучше, чем ничего. Но есть другие нюансы. В классической комплектации спутник не получится прикрепить к ракете Falcon 9.

«Чтобы адаптировать «Сич» под новые требования, нужны другие крепления, он будет располагаться не так, как планировали в 2015-м, будет иметь другие нагрузки. Ведь у каждого ракетоносителя свои вибрации, акустика, динамика, — говорит Колесник. — И все это может привести к тому, что спутник выйдет из строя прямо во время запуска. Поэтому сейчас проводят новые испытания, чтобы рассчитать нагрузки под ракету и добавить то, чего не хватает, чтобы он выдержал пуск»

Однако самая большая проблема, по мнению Колесника, не в самом спутнике, а в его наземной части, отвечающей за управление и сбор информации с него. До 2014 года такие работы проводились в Национальном центре управления и испытаний космических средств, базировавшемся под Евпаторией. Но после аннексии Крыма все оборудование осталось там. Наземная часть сегодня готова наполовину, потому что у Украины сохранилась только часть необходимого оборудования на подконтрольной территории.

«Но чтобы корректно управлять спутником, необходимо сегодня искать оборудование, которое изготавливали еще 15 лет назад. Кроме этого надо проверить, будет ли найденное оборудование совместимо с тем, что стоит на спутнике сейчас», — говорит Колесник.

Стране действительно нужны спутники. По словам эксперта, ежегодно 35 млн гривен из бюджета тратят на приобретение высокоточных фото с чужих спутников. Получается, что вместо того, чтобы вложиться в новую разработку, запустить ее и больше не покупать ни у кого снимки, госслужащие решили потратить 250 млн гривен на запуск спутника, который может даже не добраться до орбиты.

«Почему выбрали этот спутник [«Сич-2-30», а не современный «Сич-2М»]? Это удачно продал свой товар ныне покойный генеральный директор [конструкторского бюро «Южное»] господин [Александр] Дегтярев. Ему как руководителю предприятия были нужны деньги. И он удачно продал этот спутник государству, пользуясь тем, что на тот момент принимавшие решение люди еще не до конца были подкреплены профессиональной экспертизой», — вспоминает Колесник. Он уточняет: тогда не стоял вопрос о том, какой из двух спутников «продать» руководству государства. Вопрос был лишь в том, удастся ли прорекламировать старую разработку, ведь «Сич-2М» и так должны запустить на орбиту.

Космические таланты «Южного»

Конструкторское бюро «Южное» работает с 1951 года. Подразделение, которое занимается спутниками, еще во времена Советского союза делало продвинутые на то время аппараты для военной разведки. Но с годами бюро теряло свою мощь. В прошлом году оно реализовало только 64% запланированных проектов. Официальная причина — пандемия. Неофициальные — в дополнение к пандемии коррупция, низкие зарплаты инженеров, сокращение штата и работа в лучшем случае на полдня.

«Инженеры получают до 10 тысяч гривен, — рассказывает источник Забороны в конструкторском бюро «Южное». — Молодые уходят. [Получается], ты сегодня делаешь ракеты, спутники, а на следующий день уже работаешь на макаронной фабрике. Это очень угнетает».

Однако зарплата руководства в десятки раз выше, чем у рядового инженера. Дирекция получает более 110 тысяч ежемесячно.

Немалую роль в упадке предприятия «Южное» сыграло его руководство. Как это часто бывает в Украине, на «Южном» десятилетиями работали одни и те же директора.

В течение последних десяти лет бюро руководил ныне покойный Александр Дегтярев. Он пришел работать туда инженером еще в 1975-м, и впоследствии дослужился до генерального директора и генерального конструктора. Примечательно, что именно при нем «Южное» запустило спутник «Сич-2», не проработавший даже гарантийного срока из-за некачественных комплектующих.

Еще одним неудачным кейсом предприятия оказался проект «Сапсан». В 2013-м Украина отказалась от ракетного комплекса «Сапсан», над которым работало КБ «Южное».

«Мы отказались от программы «Сапсан» потому, что за несколько лет предприятие потратило 200 с лишним миллионов гривен и не выпустило не то что образца — за пять лет не появилось даже документации»,заявил тогдашний министр обороны Павел Лебедев.

Он добавил, что неэффективное использование бюджетных средств должна изучить полиция. Впрочем, это дело так ничем и не закончилось, а Дегтярев остался на своей должности.

Однако это не все. При руководстве того же Александра Дегтярева Бразилия вышла из совместного с Украиной проекта по запуску ракетоносителя «Циклон-4». Под него в 2011-м бюро получило кредит от «Сбербанка России» на 260 млн долларов. Деньги дали под государственные гарантии. Ракетоноситель так и не построили, а проект закрылся. Поэтому Украина не только не получила прибыли, но и влезла в еще большие долги. Пришлось отдавать средства, да еще и с процентами за просрочку. Интересно, что сам Дегтярев говорил, что предприятие не виновато в провале проекта. Мол, вся вина лежит на Государственном космическом агентстве — это его представители не продумали всех нюансов.

В 2016 году военная прокуратура открыла уголовное производство по факту хищения бюджетных средств. Счетная палата пришла к выводу, что «руководство «Южного» использовало кредитные средства по собственному усмотрению, без учета требований самого кредитного соглашения и экономических интересов государства. Как сообщалось в СМИ, в отдельных случаях средства предоставлялись как беспроцентная ссуда коммерческим структурам или банкам — под низкие процентные ставки». Например, 18,5 млн долларов на десять лет банк выдал фирмам, прямо связанным с его компанией-акционером.

Делать это было удобно, ведь КБ «Южное» было крупнейшим акционером банка «Новый». Кстати, Дегтярев был председателем наблюдательного совета того же банка, а его невестка владела десятью процентами его акций. То есть Дегтярев имел доступ и к деньгам госпредприятия, и к банку, и мог управлять финансовыми потоками. Однако это уголовное дело так ничем и не закончилось.

Также прокуратура расследовала страхование «Циклона-4» и «распил» на этом около 50 млн грн из денег под госгарантии. Но платить за его страхование не было смысла. Ракетоносителя не существовало — поэтому и страховой случай наступить не мог. Деньги просто «слили» в никуда.

Несмотря на все неудачные и финансово убыточные решения, Дегтярев оставался на своем посту до последнего. И, вероятно, руководил бы и дальше, но в 2020 году умер от коронавируса.

После смерти Дегтярева обязанности директора временно исполняет его первый заместитель. Судя по всему, на предприятии не любят кадровых перемен и новых лиц. За 67-летнюю историю у «Южного» было только четыре руководителя.

Например, до Дегтярева директором «Южного» был Станислав Конюхов. Он же, как и Дегтярев, был председателем совета банка «Новый». Сын Конюхова — совладелец «Нового», а сын Дегтярева — главный конструктор «Южного» сегодня.

Черная дыра для украинского бюджета

Исходя из приведенных фактов несложно догадаться, почему украинская космическая отрасль убыточна. Ведь «Южное» — лишь одно из 15 предприятий.

«Общие финансовые результаты пятнадцати космических государственных предприятий — это 810 млн гривен чистых убытков за 2020 год», — говорит Забороне Глеб Каневский, руководитель организации State Watch и проекта «Марлин», который целенаправленно пишет об убытках государственных предприятий и том, как можно изменить ситуацию. Украина дошла до точки, когда о запуске ракет речь уже не идет, считает эксперт. Весь потенциал космического сектора сводится к тому, чтобы обслуживать кратковременные проекты по изготовлению компонентов для американских или европейских разработок.

Каневский называет несколько причин, почему за тридцать лет независимости Украина не смогла стать космической державой по-настоящему, а не только на словах.

«У Украины 30 лет не было государственно-частного партнерства в космической отрасли. Система была законсервирована и ориентирована только на государственные средства, которых не хватает. Второй момент — ориентация на российский рынок. После 2013 года правительство не приложило усилий, чтобы переориентировать отрасль на другие рынки, — отмечает Каневский. — Третье — исчерпание кадрового потенциала. Оставшиеся в Украине специалисты стареют, а молодые и перспективные едут в Китай, Израиль или ту же Россию. Четвертая причина — коррупция. Весь потенциал, оставшийся после Советского Союза, просто разграбили».

Чтобы изменить ситуацию, нужно превратить госпредприятия в корпорации. Тогда они смогут привлекать инвестиции и «технически перевооружаться», считает Андрей Колесник. Впрочем, в Украине пока нет закона, который позволил бы это сделать.

Кстати, пока Украина пытается запустить не самый новый спутник, другие страны запускают миссии на Марс, Луну и астероиды, отправляют туда своих роботов. В планах США, например, в ближайшие десять лет организовать серию пилотируемых миссий в дальний космос.

Но если в 20 веке за первенство в космической отрасли соревновались только Америка и Россия, то сегодня к гонке присоединился Китай. Также стараются не отставать Индия, Япония и ОАЭ. Последние, например, в 2020-м запустили межпланетный зонд и стали пятым государством, достигшим красной планеты. Да и осваивать космос берутся не только государственные компании. SpaceX и Boeing работают над тем, чтобы астронавты отправились на их кораблях на космическую станцию.

Впрочем, у украинского правительства и Государственного космического агентства тоже есть далеко идущие планы. Например, государство до 2023 года определило для себя три инвестиционных проекта как приоритетные. Деньги из бюджета должны пойти на ракетно-космический комплекс воздушного старта, создание жидкостного ракетного двигателя и систем навигации для ракетно-космической техники и систем военного назначения.

Президент сейчас ищет в различных отраслях интересные и масштабные проекты, с помощью которых можно быстро продемонстрировать свои успехи, предполагает Каневский. Например, построить новый государственный университет или запустить государственную авиакомпанию.

«Возможно, «Сич» — одна из трендовых историй, когда нужно продемонстрировать обществу грандиозный проект, — говорит специалист. — Но подобные решения следует проговаривать со всеми стейкхолдерами: парламентскими комитетами, профильными депутатами, Минфином, специалистами из частной отрасли. Возможно, есть более прибыльные альтернативы».

Основная миссия любого предприятия — зарабатывать деньги. Но делать это, когда отрасль убыточна, а топовые коррупционеры не сидят, фактически невозможно.

Наверх