В Мозамбике исламисты массово обезглавливают людей. Объясняем, что там происходит - Заборона
Вы читаете
В Мозамбике исламисты массово обезглавливают людей. Объясняем, что там происходит

В Мозамбике исламисты массово обезглавливают людей. Объясняем, что там происходит

В Мозамбике исламисты массово обезглавливают людей. Объясняем, что там происходит

В мозамбикской провинции Кабо Дельгадо джихадисты массово отрубают головы тысячам людей, в том числе и детям. Об этом среди прочих заявила международная организация Save the Children — она ​​поговорила с семьями, чьих 11-летних сыновей убили боевики. Вместе с соучредителем Центра исследования Африки Александром Мишиным Заборона объясняет, в чем суть конфликта в Мозамбике, как давно он продолжается и чего хотят боевики.

Предупреждаем: материал содержит описания казней и пыток.

Ничего не могли сделать

Филипе, старшему сыну Эльзы, было 12, когда ему отрубили голову недалеко от места, где он прятался с мамой, братьями и сестрами.

«Той ночью на нашу деревню напали и сожгли дома. Когда все началось, я была дома со своими четырьмя детьми. Мы пытались убежать в лес, но они забрали моего старшего сына и обезглавили его. Мы ничего не могли сделать — иначе нас тоже убили бы», — рассказала Эльза международной организации Save the Children.

Похожую историю рассказала и другая женщина, 29-летняя Амелия, которая была вынуждена бежать из своей деревни после нападения. Ее 11-летнего сына тоже обезглавили — она ​​не смогла с ним попрощаться и похоронить.

Женщина со своим младшим ребенком в сожженном районе недавно атакованного джихадистами села возле Макомии, 24 августа 2019 года

«После убийства моего 11-летнего сына мы поняли, что оставаться в селе опасно. Мы бежали в дом отца в другом селе, но через несколько дней там тоже начались нападения. Я, мой отец и дети пять дней ели зеленые бананы и пили воду из бананового дерева, пока не нашли транспорт, который доставит нас сюда», — поделилась она. Из-за конфликта в Кабо Дельгадо по состоянию на сейчас оттуда были вынуждены бежать более 670 тысяч человек — эта цифра в семь раз больше, чем в прошлом году. Погибли по меньшей мере 2614 человек, сообщает Save the Children.

Джихадистская группировка

Нападения джихадистов в Мозамбике продолжаются с 2017 года — именно тогда началось джихадистское восстание. В октябре того года боевики террористической организации «Ахлю Сунна Ва-Джамо» (АСВД) напали на полицейские участки в городе Мосимбоа-да-Прая, столице провинции Кабо Дельгадо.

«Полиция и силы безопасности считали, что боевики АСВД вдохновляются местными фундаменталистами, поэтому начали закрывать отдельные мечети. Из-за этого у восстания джихадистов стали появляться новые сторонники. В ряды АСВД активно вливалась безработная мусульманская молодежь — легкая добыча для вербовщиков, провозглашающих лозунги построения справедливого общества без коррупции и элитаризма», — объясняет Мишин.

Мусульман в Мозамбике — примерно 19% от всего населения республики. Они преимущественно живут на севере и сильно пострадали от прихода многонациональных корпораций, уточняет исследователь, — особенно в сферах рыболовли и добычи драгоценных камней (рубинов), которые были для них традиционными способами заработка.

Внутренне перемещенные лица собираются общиной в районе Тара Тара в Матуге на севере Мозамбика, 24 февраля 2021 года

«Коррупция и политическая нестабильность делают правительство далеким от потребностей местного населения, и этим пользуются джихадисты, которые устраивают жесткие расправы под предлогом построения халифата над всеми, кто связан с правительством или лоялен к нему», — объясняет Мишин.

«Эта джихадистская организация действует по схеме «Боко Харам» [основанная в 2002 году радикальная исламистская группировка, целью которой является построение исламского государства по законам шариата] в Нигерии или ДАИШ [ИГИЛ] в Сирии и Ираке, — добавляет исследователь. — Она предлагает местным модель криминальной экономики, которая дает больше бонусов, чем было бы у них при законной власти».

Поселение для внутренне перемещенных лиц в районе Метуге на севере Мозамбика. Здесь проживает более 3000 человек

Криминальная экономика — это экономика, которая непосредственно запрещена законом и, соответственно, не перераспределяет доходы в бюджеты и государственные фонды, не платит налогов.

Сейчас в составе АСВД примерно три тысячи боевиков, в том числе из Танзании, Уганды и Конго. Ядро организации — это местные бывшие правительственные силовики и «приглашенные» инструкторы из других исламистских группировок Восточной Африки, в частности из Сомали, Танзании и Кении, которые получают за это вознаграждение.

«Боевики АСВД также тренируются за пределами Мозамбика — так возникла связь этой структуры с «Исламским государством». Однако АСВД — это группа ячеек с самостоятельными командирами, которые часто действуют несогласованно и объединены только идеологией и стремлением нажиться на контрабанде ресурсов. Значит, они могут иметь группу различных зарубежных спонсоров и выполнять наемнические функции в их интересах», — говорит политолог.

Женщина готовит в доме, город Пемба в провинции Кабо Дельгадо, где тысячи людей скрываются от вооруженных джихадистов

Истоки и требования

Джихадистская организация вдохновляется проповедями погибшего кенийского улема Абуда Рого Мохаммада, который поддерживал сомалийское движение «Харакат Аш-Шабаб аль-Муджахидин» и призывал к джихаду, уточняет Александр Мишин.

В его фетвах (богословско-правовые заключения в исламе, объясняющие те или иные предписания шариата) указано, что сотрудничество с правительством является харамом (то есть запрещенными действиями). Записи его проповедей распространяла террористическая организация Аль-Каида, потому что они сходились со взглядами ее идеологов. Современный ислам идеолог считал искаженным — и это повлияло на действия его последователей.

Цебо Саба, ее сын и племянник выглядывают из склада в Напали, который сейчас используется как убежище для 610 семей, бежавших от вооруженных джихадистов, оккупировавших их город

Идеи Рого стали популярными у части местных мусульман — боевики АСВД заходили в мечети с оружием, запрещали людям посещать школы и больницы.

«Они хотят сделать шариат основой мозамбикской системы правосудия. Но на самом деле цель руководителей организации заключается в захвате городов, путей коммуникаций, порта Мосимбоа-да-Прая и формировании здесь огромной дыры, зоны беззакония, в рамках которой можно зарабатывать на контрабанде наркотиков, драгоценных камней и слоновой кости. Провинция Кабо Дельгадо очень подходит для этих целей, учитывая ее геостратегическое положение», — говорит Мишин.

Восстание активизировалось в прошлом году — катализатором стало открытие крупных запасов природного газа на мозамбикском шельфе в регионе Ровума. Иностранные компании Anadarko и ENI, добавляет политолог, установили, что страна занимает 14-е место в мире по запасам газа. Страну охватила «газовая лихорадка» — и джихадисты сделали ее одним из центров своей деятельности.

Перемещенная семья сидит в доме в Пакитекете — районе города Пемба, куда 23 февраля после нападения в Кабо Дельгадо были перемещены тысячи человек

Обезглавливание

Обезглавливание — самый популярный вид казни «неверных» в интерпретации местных джихадистских боевиков. Несмотря на то, что от этой практики отказались в большинстве мусульманских стран, в Мозамбике она остается обычным видом смертной казни.

«Джихадисты используют этот вид казни на захваченных территориях с целью пропаганды террора и запугивания населения. Случаи казни детей имеют наибольший информационный резонанс, особенно в государствах Запада, и указывают на то, что джихадисты решительны в достижении своих целей», — объясняет Александр Мишин, кандидат политических наук и сооснователь Центра исследования Африки.

В 2020 году при участии боевиков было зафиксировано 570 насильственных инцидентов — нападений на поселения и массовых убийств людей путем обезглавливания. По данным НПО Acled, всего их жертвами стали до трех тысяч человек.

Наверх