Ведущие мировые эксперты составили прогноз на следующий год. Возможно, закончится пандемия, возможно, будет война — вот главное

Andriy Sorokin
Прогнози на 2022 рік: пандемія та війна

В конце каждого года международные организации, крупнейшие банки, технологические компании, ведущие мировые издания и различные эксперты публикуют прогнозы на следующие 12 месяцев. Журналист и редактор телеграм-канала FintechWave Андрей Сорокин специально для Забороны разобрался в них и выяснил, что ожидать от 2022 года.


Пандемия закончится, но не для всех (и это не точно)

Конец пандемии и полное восстановление мировой экономики прогнозируют эксперты одного из крупнейших банков мира JPMorgan Chase. По их мнению, справиться с ней помогут новые вакцины и медикаменты.

Замредактора британского издания The Economist Том Стэндэдж также уверен, что медицина сможет победить вирус, но не везде: COVID-19 имеет все шансы стать болезнью развивающихся стран с низкими показателями вакцинации населения. Для жителей стран первого мира вирус уже не будет представлять опасность, считает он. 

Возвращение к допандемийному состоянию обещают и аналитики Bloomberg. Ведь новый омикрон-штамм не такой опасный, как его предшественник: само заболевание протекает легче.

Директорка Центра генетической медицины Медицинской школы Файнберга Северо-Западного университета (США) Элизабет МакНелли утверждает, что мы «будем дальше учиться жить с этим вирусом». По ее словам, новые штаммы не будут опасны для тех, кто вакцинировался и получил бустерную дозу. Для тех же, кто отказывается это делать, жизнь проще не станет.

«В какой-то момент мы можем просто перестать проводить так много тестов для тех, кто вакцинировался и получил дополнительную дозу, и сосредоточим ресурсы на защите непривитых», — отмечает она. Неясно только, что именно имеется в виду под этой защитой.

Есть и куда менее оптимистичные прогнозы. Например, эксперт по вакцинам из Медицинской школы Университета Мэриленда и руководитель бустерных испытаний NIH Кирстен Лайк считает, что даже трех прививок будет недостаточно, чтобы защитить человечество от новых штаммов. Эпидемиологиня Сира Мадад уверена, что их будет все больше — настолько, что придется использовать весь греческий алфавит, чтобы дать им названия. Декан Национальной школы тропической медицины Медицинского колледжа Бейлор в Хьюстоне Питер Хотез уверен, что этот процесс будет продолжаться, пока на Земле остаются территории с невакцинированным населением. Ранее он допускал возможность новых пандемий в 2026 и 2032 годах. 

Будет война — торговая, холодная или полномасштабная

Ежегодный поставщик «шокирующих предсказаний», датский инвестиционный банк Saxo Bank, не исключает вероятность нового витка холодной войны.

«Последние испытания гиперзвуковых ракет вызывают все большее чувство незащищенности. Эта технология делает устаревшей традиционную и даже ядерную военную технику. В 2022 году начнется массовая гонка гиперзвуковых вооружений среди лидирующих военных сил, и ни одна из стран не захочет чувствовать себя отстающей», — говорится в докладе банка.

Есть и сценарии похуже. Например, основатель крупнейшего в мире инвестиционного фонда Bridgewater Associates Рэй Далио считает, что между США и Китаем может усилиться торговая или даже случиться полномасштабная война. По мнению финансиста, в любом случае стоит ожидать серьезной катастрофы, которая подорвет мировую экономику. В то же время Рэй Далио признается, что нередко ошибается в прогнозах. Однако ему удалось предсказать кризис 2008 года.

Bloomberg справедливо указывает на то, что полномасштабный военный конфликт США и Китая — это наихудший сценарий. Но и без него любое напряжение между двумя странами может негативно повлиять на мировую экономику. 

Зарубежные аналитики не обходят вниманием и Украину, когда говорят о новых войнах. Например, колумнист прореспубликанского американского издания Bangor Daily News Мэтью Ганьон (Matthew Gagnon) ожидает «крупного международного инцидента» с участием России. Речь, разумеется, об эскалации войны с Украиной (деталей в его колонке нет). Автор также допускает и возможность войны Китая с Тайванем — или даже оба события.

Обозреватель японского издания JAPAN Forward Нанаэ Хасэгава считает, что Россия может захватить всю Восточную Украину во время Зимних Олимпийских игр в Китае. По его мнению, вероятность этого составляет 50%. Журналист указывает на то, что власти РФ не один раз начинали войны именно во время Олимпиады — так было с Грузией в 2008 году и с Украиной в 2014-м. При этом мировое сообщество вполне может без особого участия отнестись к эскалации конфликта, особенно если в США и Европе обострится ситуация с пандемией. А учитывая растущие цены на нефть и газ, Россия вполне сможет уверенно себя чувствовать в переговорах с Западом, считает Нанаэ Хасэгава.

Нас ждут инфляция, нищета и безработица

Глава МВФ Кристалина Георгиева заявила, что из-за нового штамма коронавируса мировая экономика может восстанавливаться медленнее, чем ожидалось. Об этом же говорит и главная экономистка фонда Гита Гопинат. Она считает, что мир может столкнуться с более агрессивными штаммами, которые нанесут еще более серьезный ущерб.

По мнению аналитиков Bloomberg, не лучшим образом на экономику могут повлиять следующие факторы:

  • новые локдауны;
  • военные конфликты;
  • свертывание господдержки бизнеса в ряде стран (примерно на 2,5% мирового ВВП по оценкам швейцарского банка UBS);
  • проседание развивающихся экономик;
  • приход евроскептиков к власти в самых развитых странах ЕС;
  • экономический спад в Китае;
  • рост цен на газ на фоне войны между Украиной и РФ.

Упомянутый ранее журналист The Economist Том Стэндэдж полагает, что инфляция будет беспокоить жителей большинства стран. В 2021 году сбои в цепочках поставок и всплеск спроса на электроэнергию уже привели к росту цен. В Центробанке уверяют, что это временно, но верят им далеко не все. Экономист Тарек Абдалла из школы менеджмента Келлогга Северо-Западного университета (США) допускает, что проблемы с цепочками поставок продолжатся и в 2022 году. Его коллега Филип Браун считает, что в мире вполне можно ожидать даже отрицательного экономического роста.

Если говорить о рынке труда, то Восточная Европа больше всего пострадает от последствий пандемии, считают в аналитическом агентстве Forrester. Ожидается, что в этом регионе низкие уровни вакцинации повлекут за собой низкие экономические показатели и увеличение числа безработных.

При этом мировые цены на продовольствие уже достигли самого высокого уровня за последние десять лет. Соответствующую статистику приводит Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО). По прогнозам нидерландского Rabobank, ожидать улучшения ситуации не стоит. Аналитики банка объясняют это высокой стоимостью доллара и энергоресурсов, ростом транспортных расходов и неблагоприятными погодными условиями. По их мнению, такая ситуация вполне может привести к серьезным социальным потрясениям.

«Это довольно пугающе. В таких событиях, как Французская революция и Арабская весна, виноваты высокие цены на продукты питания», — считает аналитик банка Карлос Мера.

За климат будут бороться, но не спеша

Запланированный «зеленый переход» и отказ от ископаемого топлива никто не отрицает, однако реализовать эти инициативы могут позже, чем планировалось.

«На фоне быстро растущих цен на сырьевые товары и сложностей с реализаций стратегией углеродной нейтральности политики сделают неожиданный противоречивый шаг в 2022 году, временно ослабив экологические ограничения на новые инвестиции в добычу сырой нефти и природного газа на 5 и 10 лет соответственно. Этот план будет позиционироваться как естественный прагматичный способ связать реальность нашего энергоемкого настоящего с желаемым низкоуглеродным будущим. Также он позволит ограничить риск социальных волнений, вызванных ростом цен на продукты питания и энергоносители», — считают в Saxo Bank.

При этом эксперты банка ожидают появления в ЕС суперфонда, который будет стимулировать климатический переход. Вероятно, финансирование будет поступать от негосударственных пенсионных фондов, которые начнут приобретать его акции.

Все тот же журналист The Economist Том Стэндэдж считает, что климатический кризис останется одной из главных проблем человечества — особенно с учетом того, что первые лица не спешат ее решать, а напряжение между Китаем и Западом и вовсе этому не способствует. Однако это не значит, что никаких полезных инициатив не предвидится. Например, исследователи из Гарварда планируют в 2022 году поднять воздушный шар на высоту 20 км и распылить в атмосфере частицы карбоната кальция, которые будут отражать солнечные лучи. По их задумке, это поможет охладить планету и выиграть больше времени на декарбонизацию.

Ожидание того, что общая позиция по вопросам климата будет компромиссной, кажется вполне оправданным. Так, на ноябрьской климатической конференции ООН (COP26) участники в итоге приняли соглашение с куда более мягкими формулировками, чем планировалось. В частности, вместо отказа от угля решено «постепенно сокращать» использование угольных электростанций. Такого рода решения уже раскритиковали многие — от генсека ООН Антониу Гутерриша до Греты Тунберг. Специалисты американской консалтинговой компании Kearney ожидают, что подобного недовольства будет все больше и больше.

«Правительства и компании столкнутся с растущим социальным и политическим давлением с целью принятия реальных мер по решению проблем ESG (англ. Environmental, Social, and Corporate Governance — экологическое, социальное и корпоративное управление), начиная с измеримого прогресса в борьбе с изменением климата после климатической конференции ООН (COP26). Давление будет только нарастать», — говорится в прогнозе компании на 2022 год.

Чтобы улучшить репутацию, все больше европейских компаний будут назначать руководителей в области устойчивого развития. В Forrester считают, что их доля увеличится на 25%. С другой стороны, потребители в ЕС часто воспринимают такие действия скептически. По данным компании за 2021 год, только 34% доверяют компаниям, когда те говорят, что возьмут на себя обязательства по части климата.

Технологии будут становиться все совершеннее

Если анализировать технологическую повестку, то кажется, что будущее обещает быть как минимум интересным. Вот некоторые из прогнозов. 

  • Космические путешествия станут еще популярнее. Китай достроит новую космическую станцию, в невесомости будут снимать фильмы, NASA врежет космический зонд в астероид, чтобы избежать будущего столкновения с Землей (Том Стэндэдж, The Economist). Еще более захватывающие прогнозы у основателя Tesla и SpaceX Илона Маска. Самый богатый человек в мире предсказывает первый орбитальный полет марсианского корабля и испытательные полеты с плавучих космодромов (в перспективе — гиперзвуковые путешествия вокруг Земли). А еще Индия может стать четвертой страной, которая запустит человека в космос (FutureTimelineNet).
  • Ученые могут сделать серьезное открытие в медицине. Например, изобрести новое средство, которое поможет омолодиться или замедлить старение. В итоге средняя продолжительность жизни вырастет на 25 лет (Saxo Bank).
  • Интернет станет еще доступнее. Правда, случится это не в 2022-м, а ближе к 2027 году. Низкоорбитальные спутники помогут охватить интернетом еще миллиард беднейших людей в мире, что выведет половину из них из нищеты (Gartner).
  • Рынок телемедицины вырастет до беспрецедентного уровня, изменив отрасль (Kearney). Аналогичная судьба и ожидает и приложения для психического здоровья (медитации, мониторинга стресса). Их рынок может достичь отметки в 500 млн долларов (Deloitte).
  • Вокруг VR возникнет новая волна шумихи. Сейчас пользователи часто избегают виртуальной реальности, поскольку она связана с кучей неудобств (тяжелые гарнитуры, укачивание). С появлением метавселенных ситуация может кардинально измениться (Джеймс Болл, The Guardian).
  • Из человеческого мозга начнут добывать данные. Речь о нейромайнинге — применении поведенческого интеллекта и сопутствующих технологий для масштабного анализа и влияния на поведение человека. К 2027 году 25% списка Fortune 20 будет состоять из компаний, которые собирают нейроданные и влияют на неосознанное поведение (Gartner).
  • Соцсети могут измениться. Так, бизнес-модель Twitter давно нуждается в преобразованиях на фоне более успешных конкурентов Уже в 2021 году компания анонсировала функцию «суперподписок» — платный доступ к дополнительному контенту. Не исключено, что соцсеть введет еще больше подобных функций (Джеймс Болл, The Guardian). Расслабляться не стоит и Facebook: молодежь может окончательно его покинуть, ведь TikTok для нее гораздо интереснее (Saxo Bank).
  • Активное внедрение Wi-Fi 6 и 5G. Причем устройств Wi-Fi 6 на рынок поступит больше, чем 5G — они нужны не только рядовым пользователям, но и компаниям (Deloitte). 
  • Курс биткоина достигнет 100 тыс. долларов. Впрочем, это может произойти все-таки немного позже — в 2023 году (NextAdvisor).
  • Интерес к NFT (невзаимозаменяемые токены) будет расти. Эта технология будет становиться более популярной — особенно среди компаний, продающих предметы роскоши (коммуникационная группа Dentsu). NFT также создает угрозу для стримингов вроде Spotify — особенно если артисты начнут распространять музыку напрямую, без посредников в их лице (Saxo Bank).
  • Технологии адресной телерекламы будут активно развиваться. Речь о решениях, с помощью которых можно показывать разную рекламу в зависимости от того, кто и где смотрит что-либо. По сравнению с 2012 годом рынок таких технологий вырастет в 40 раз (Deloitte).

…а как насчет Украины?

«В следующем году положительных сценариев практически нет. Поэтому мы вынуждены выбирать между относительно плохими и плохими», — с таких слов начинается прогноз на 2022 год от Украинского института будущего. Он предусматривает три возможных варианта развития событий.

  • Базовый. Украина выпадает из региональных логистических проектов и транспортных коридоров. Страна не использует возможность создания альтернативы транссибирской магистрали, чтобы перенести грузовые потоки из Китая с российского направления на украинское. Постепенно государство превращается в буферную зону и теряет геостратегическую ценность. Россия продолжает давить через ограничения поставок энергетики, Европа не вмешивается. НБУ пытается сдерживать инфляцию, правительство урезает бюджетные расходы. Из-за повышения цен растут протестные настроения, что отражается на авторитете Кабмина и президента. Ключевой риск при этом сценарии — возникновение эффекта «сырьевых ножниц». То есть цены на сырье падают, а на энергоресурсы — растут. Включается подсценарий «Финляндизация Украины». Президент идет на договоренности с Россией, опасаясь нового Майдана осенью. Это дает временную поддержку национальной экономике, но ставит под вопрос отношение к Украине как к субъекту.
  • Оптимистический. Украинская экономика растет на 3,6% благодаря благоприятной внешней конъюнктуре и вопреки неэффективной внутренней политике (отсутствие реформ). Правительство ничего не делает для создания эффективных институтов. Транзакционные издержки для бизнеса остаются высокими, что снижает его конкурентоспособность за пределами страны. «Зеленый переход» подталкивает украинский бизнес, работающий с Европой, к модернизации производства, что стимулирует рост инвестиционных расходов. Начинает работу «Дія Сіті», реализуется стимулирующая инвестиционная политика. Создаются свободные экономические зоны, правительство запускает крупные инвестиционные проекты. Местные компании проводят цифровую трансформацию бизнес-моделей, но делают это с большим опозданием или в большинстве своем продолжают работать в старой парадигме. IT-сектор продолжает расти и привлекает все больше людей разных возрастов.
  • Пессимистический. При первом подсценарии (мировой кризис) из страны бежит капитал, растут риски девальвации гривны. Заробитчане массово возвращаются домой, что приводит к уменьшению денежных переводов в страну. Реальные доходы и покупательная способность населения падают. Инвестиционные проекты замораживаются. Власти вынуждены увеличивать бюджетные расходы на поддержание национальной экономики и обращаться за помощью к донорам. Единственный позитивный момент — на фоне падения цен на энергоресурсы снижается возможность давления России. При втором подсценарии (экономический спад + инфляция) растут цены на продовольствие и потребительские товары. Увеличиваются риски блэкаутов. Зарплаты задерживают, безработица растет. Индексация пенсий и социальных выплат не успевают за инфляцией.

Составители прогноза утверждают, что в прошлый раз большинство их предсказаний сбылись. Доверять или нет Украинскому институту будущего — личное дело каждого: к нему имеют отношение люди с очень разным бэкграундом. Среди них и британский парламентарий Джонатан Джаногли, и экс-глава МИДа Павел Климкин, и Антон Геращенко, более 15 лет проработавший с Арсеном Аваковым.

Любопытно, что международные доноры не настолько пессимистичны в прогнозах. Так, в октябре МВФ предсказывал Украине рост ВВП до 3,6% (ранее — до 3,4%). Европейский банк реконструкции и развития и Всемирный банк приводят почти такой же показатель — 3,5%. В базовом сценарии Украинского института будущего эта цифра составляет 1,7%.

Такие прогнозы когда-нибудь сбывались?

Да, но не всегда и не у всех. Вот самые меткие попадания:

  • В конце 2015 года опрошенные Bloomberg эксперты считали, что стоит бояться избрания Дональда Трампа президентом США и выхода Великобритании из ЕС. 
  • В 2018 году JPMorgan Chase предсказал экономический суперкризис в 2020 году и такие социальные волнения, которых не было с 1968 года.
  • в 2018 году частично оправдались два маловероятных прогноза Saxo Bank — обвал биткоина после быстрого роста и взрыв волатильности. В целом «шокирующие предсказания» банка правильнее относить к так называемым «черным лебедям» — маловероятным событиям, которые могут оказать значительное влияние на финансовые рынки, если воплотятся в реальности. Например, ранее аналитики банка писали о выходе Венгрии из ЕС, провале Брекзита и поражении Дональда Трампа на выборах 2016 года.
  • МВФ в своем журнале «Финансы и развитие» за июнь 2018 года публиковал перечень возможных скорых эпидемий. Среди них был «тяжелый острый респираторный синдром», подозрительно напоминающий COVID-19. Описывали его как «респираторное заболевание, вызываемое коронавирусом, передаваемым от человека к человеку, а также от животных (возможно, летучих мышей). Уровень смертности достигает 10%».

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх