«Я ксендз, я не причиню тебе вреда». Как в Польше процветает церковная педофилия и почему священников не наказывают

Nastya Podorozhnya

10 ноября Ватикан опубликовал «Отчет Маккаррика» — документ о церковной педофилии, который ставит под угрозу репутацию святого Папы Иоанна Павла II. Согласно отчету, Иоанн Павел II лично номинировал на должность кардинала Вашингтона Теодора Маккаррика, которого неоднократно обвиняли в домогательствах и педофилии.  На родине папы, в Польше, церковь активно покрывает священников, которые обвиняются в домогательствах и насилии над детьми. Специально для Забороны журналистка Настя Подорожная из Польши поговорила с жертвой сексуального насилия ксендза и рассказывает, почему священникам сходят с рук их преступления.


Касе (она не называет свою фамилию) было 15 лет, когда она решилась рассказать учительнице, что последние два года ее регулярно насилуют. Кася боялась, что ей не поверят: так случилось в прошлый раз, и насильник пообещал, что девочка пожалеет, если попытается рассказать кому-то еще. На этот раз она на всякий случай соврала, что насильником был ее ровесник. Учительница отнеслась к рассказу серьезно и ответила, что видит у Каси симптомы травмы от сексуального насилия. Тогда Кася призналась, что насильником был священник — учитель предмета «Религия» в ее школе.

Родители Каси злоупотребляли алкоголем. Папа избивал маму до крови. Оба напивались так, что иногда забывали открыть Касе двери домой, и ей приходилось ночевать на улице. В шестом классе, когда Касе было 12 лет, ксендз Роман Берендт заметил, что она плачет. Он начал подходить к Касе на переменах, интересоваться, что происходит в семье. Кася не сразу доверилась священнику, но он говорил: «я же ксендз, я не причиню тебе вреда». Через некоторое время ксендз пришел к Касе домой. Он предложил родителям забрать Касю из деревни в город Щецин, где ее можно было устроить в хорошую католическую школу с интернатом.

Спальный район Шецина. Фото: wikimedia

Родители легко согласились на предложение, потому что считали, что ксендз — это как Бог, — рассказывает Кася Забороне. На самом деле в щецинской школе не было интерната. Ксендз поселил девочку в пустую квартиру, которая принадлежала его матери, и заблокировал Касин мобильный.

Перед тем, как изнасиловать ее в первый раз, он сказал: «ты не представляешь, как долго я этого ждал». Кася прожила с ксендзом почти два года. 

«Я была практически изолирована от общества, а единственным человеком, с которым у меня была связь, был ксендз», — вспоминает она.

Берендт издевался над Касей по-разному: сажал на колени и трогал, раздевал, бил, насиловал посторонними предметами, морил голодом, заставлял цитировать молитвы за еду или убеждать ксендза, как он ей нужен. Берендт говорил Касе, что родителям она больше не нужна. Иногда ксендз забирал Касю с собой в поездки. Им всегда выдавали одну комнату на двоих в костелах и одноместные номера в отелях. Кася вспоминает, что при ней никто не интересовался, почему ксендз ночует на одной кровати с девочкой-подростком.

Ксендз следил за тем, чтобы Кася принимала противозачаточные таблетки. Как-то раз он посадил ее к себе на колени, начал трогать и сказал: «малая, ты в последнее время потолстела, тебя рвет. Ты что, беременна?» Тест на беременность показал положительный результат. Касе тогда было 13 лет. Она вспоминает, что ксендз был в ярости. Он забрал девочку куда-то на машине. 

«Это было вечером. Мы вошли в жилое здание, где был кабинет гинекологини — подруги ксендза. Она ни о чем со мной не говорила, с ксендзом, насколько я помню, тоже. Все произошло быстро, а потом я очнулась от боли в доме ксендза», — рассказывает она.

Кася увидела родителей почти через два года после отъезда. Тогда она решилась обратиться к учительнице.

Коллаж: Снежана Хромец / Заборона

«Когда я рассказала, что ксендз Роман меня обижает, дело попало в прокуратуру. К моим родителям приехала судебная надзирательница, которая рассказала родителям, что случилось. Мама не поверила и ударила меня по лицу. Семейный суд принял решение, что родители не в состоянии позаботиться обо мне и поддержать в такой трудной ситуации. Меня отправили в приют».

В приюте здоровье Каси ухудшилось: ее мучили симптомы посттравматического расстройства. Кася занималась селфхармом, у нее были ночные кошмары, усилились суицидальные наклонности, которые проявились за время жизни с ксендзом. Девочка попала в психиатрическую больницу. Она несколько раз пыталась покончить жизнь самоубийством.

У Берендта в ноутбуке нашли детскую порнографию и переписки с другими детьми. Сначала суд дал ему четыре с половиной года тюремного заключения, затем срок смягчили до четырех. Берендт вышел на свободу в 2012 году, а в 2017 журналистка «Газеты Выборчей» Юстына Копиньска выяснила, что после выхода из тюрьмы он продолжил работать ксендзом, но уже в другом городе.

Суд за церковь

Когда Касе исполнилось 23, она решила подать в суд на религиозную общину «Towarzystwo Chrystusowe» («Сообщество Христово»), в которую входил ксендз Берендт. До Каси никому в Польше не удавалось выиграть дело, возлагающее ответственность за педофилию или домогательства на католическую институцию.

Штаб-квартира «Towarzystwo Chrystusowe» у Познане. Фото: wikimedia

Девушка боролась несколько лет и окончательно выиграла в апелляционном суде только весной 2020 года. Дело Каси стало абсолютным прецедентом: суд признал «Towarzystwo Chrystusowe» виновным и обязал выплатить потерпевшей 1 миллион злотых компенсации, плюс пожизненную ежемесячную ренту — 800 злотых. Сейчас Касе 27 лет. Она говорит, что судебные тяжбы плохо повлияли на ее восстановление после травмы. 

«Я потратила много нервов. С момента, когда все закончилось, мне стало однозначно легче. Я очень много над собой работаю, но все еще случаются дни, когда травма побеждает. Иногда я боюсь засыпать», — признается она.

Юристка Каролина Бучко объясняет Забороне, что выиграть в польском суде с таким делом, как у Каси, непросто. Она ведет дела пострадавших от церковной педофилии в суде и часто сталкивается с тем, что к духовенству на суде относятся иначе. «Когда на дачу показаний вызывают епископов, те принимают извинения от состава суда за то, что их вызвали. Чувствуется неловкость со стороны суда.

[Я вижу привилегированность обвиняемых священников], начиная от невербальной сферы и заканчивая конкретными судебными постановлениями. Не говоря уже о том, что на этапе досудебного следствия потерпевшим часто не верят », — говорит она.

Церковь финансово поддерживает священников, которых подозревают в домогательствах или педофилии. «Обычно такой обвиняемый пользуется услугами двоих защитников, а не одного. У обычного обвиняемого, как правило, на двух адвокатов просто нет денег», — говорит Бучко.

Культ папы-поляка

В 2016 году опросы показывали, что около 87% процентов поляков считают себя католиками. Авторитет католической церкви в Польше огромен и окончательно он укрепился в 1978 году, когда новым Папой Римским стал поляк Кароль Войтыла, который взял себе имя Иоанн Павел II. Вероятно, он — самая уважаемая фигура в Польше. В одном только Кракове, где Кароль Войтыла учился в университете, стоит 19 посвященных ему памятников, а его именем в городе названы аэропорт, больница, бульвар, университет, детский сад и несколько школ.

Папа Иоанн Павел ІІ у польской Соснице, 1999 год. Фото: Krzysztof STIMOROLL Popławski/Wikimedia

Иоанн Павел II активно высказывался в поддержку прав человека и пацифизма. Папа запомнился извинениями за ошибки католической церкви в истории — например, убийства протестантов в Варфоломеевскую ночь в XVI веке или молчание во время Второй мировой войны и Холокоста. Этим он сильно отличался от своих предшественников, хотя в вопросах репродуктивной политики (абортов, барьерной и гормональной контрацепции, целибата) оставался крайне консервативен.

В 80-90 годах «папа-поляк» поддерживал и вдохновлял польское антисоветское движение «Солидарность» и в конечном итоге способствовал ненасильственному распаду Советского Союза.

«Привилегированный статус духовенства в Польше в большой степени объясняется культом святого Иоанна Павла II», — говорит Анна Франковска, юристка и активистка, которая занимается борьбой с церковной педофилией.

«[В Польше] епископат до сих пор многие воспринимают как нечто святое. Это отражается на том, как прокуроры и судьи ведут себя с представителями церкви. [Сегодня] ксендзы-педофилы и епископы, которые их покрывают — именно покрывают, прячут преступников — очень редко привлекаются к ответственности», — объясняет она.

В 2019 году Анна Франковска вместе с коллежанками подготовила большой отчет, в котором рассказывалось, что польские церковные иерархи защищают ксендзов, виновных в педофилии. Отчет передали лично в руки Папе Римскому Франциску.

«Эффект нашего отчета [в Ватикане] был нулевой. Для меня это было болезненное столкновение с лицемерием этой институции. Я стояла возле жертвы [церковной педофилии], руку которой Папа взял в свои ладони, наклонился, поцеловал. В глазах у него были слезы, он попросил прощения. Папа нам прямо ответил, что прочитает отчет. И мы [до сих пор] не получили никакого ответа. В общем, меня развели». 

Папа Иоанн Павел ІІ, 1985 год. Фото: Rob Croes (ANEFO)/Wikimedia

В том же году вышел документальный фильм польских режиссеров братьев Секельски «Только не говори никому». Деньги на двухчасовой фильм собрали на краудфандинговой платформе. Герои ленты — взрослые жертвы священников-педофилов — встречаются со своими насильниками. Все священники, показанные в «Только не говори никому», на момент съемок либо продолжали служить в церкви, либо пребывали на пенсии в специальных пансионатах для священнослужителей. 

Ватикан уже не молчит

В ноябре 2020 года Ватикан опубликовал большой отчет про Теодора Маккаррика — бывшего кардинала и архиепископа Вашингтона, которого обвиняют в сексуальном насилии и домогательствах к мальчикам и взрослым мужчинам. Маккаррик — единственный в XXI веке кардинал, который отрекся от своего сана. Ему пришлось это сделать из-за обвинений в домогательствах в 2018 году.

Кардинал Теодор Маккарик (справа) на первой молитве в честь погибших 11 сентября 2001 в городе Арлингтон, штат Верджиния. Фото: US Navy / Wikimedia

Отчет по Маккаррику спровоцировал скандал в Польше, так как на должность архиепископа в 2000 году его номинировал как раз «папа-поляк» Иоанн Павел II. В отчете говорится, что в Ватикан неоднократно приходили разные свидетельства домогательств Маккаррика. Несмотря на это, Папа сделал его архиепископом.

Неизвестно, действительно ли Иоанн Павел II принимал решение по Маккаррику самостоятельно, и владел ли он всей информацией. До смерти Папы оставалось пять лет, он был тяжело болен синдромом Паркинсона. Некоторые исследователи предполагают, что к тому моменту «серым кардиналом» Ватикана был личный секретарь и лучший друг Папы Станислав Дзивиш. Так, в 2000 году Дзивиш лично получил от Маккаррика письмо, в котором кардинал убеждал его в своей невиновности. Всего в ватиканском отчете фамилия Дзивиша упоминается 46 раз.

Кадр из репортажа TVN «Дон Станислао»

18 ноября на польском телеканале TVN вышел репортаж «Дон Станислао» журналиста Марчина Гутовски, посвященный кардиналу Станиславу Дзивишу. Автор репортажа приходит к выводу, что Дзивиш мог не только скрывать секс-скандалы в Ватикане и Польше, но и брать взятки за организацию частных аудиенций с Иоанном Павлом II и торговать церковными санами.

Эти факты подняли волну протестов против сокрытия сексуальных скандалов в польской церкви, а также лично против Станислава Дзивиша. Реакция на обвинения в адрес Иоанна Павла II не такая однозначная: часть верующих надеется, что Папа не знал о церковной педофилии. 

Станислав Дзивиш, личный секретарь Папы Иоанна Павла II. Сейчас — кардинал с титулом церкви Санта Мария дель Пополо и куриальный сановник, архиепископ города Кракова. Фото: Wikimedia

На данный момент польская католическая церковь понесла юридическую ответственность за педофилию только один раз — в случае с Касей. 

«Я всегда буду чувствовать себя куклой из битого стекла. Сейчас, может быть, какие-то кусочки удалось склеить благодаря моей борьбе и решительности, но все равно я никогда не буду целой», — говорит Кася.

Когда Кася выиграла суд у “Сообщества Христова”, католический правый обозреватель Станислав Михалкевич заявил: “Я уверен, что теперь дамочки одна за другой, наперегонки, будут вспоминать, как их домогались. Миллион злотых может такая дамочка и за всю жизнь не заработать, а тут — за один трах. Ни одна шлюха столько не получает во всём мире. Не знаю, как наша бедная страна это выдержит”.

“Когда меня насиловал священник, я была ребёнком, а не проституткой. Поэтому я подала в суд на господина Михалкевича за нарушение личных прав и выиграла иск”, — рассказывает Кася. Ей удалось отсудить у Михалкевича 150 000 злотых. Михалкевич в качестве мести опубликовал настоящее имя и фамилию Каси. Однако Кася ни в блоге, ни в многочисленных интервью не показывает свое лицо и голос.

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх