Забытая архитектура 1930-х. Что стоит знать о межвоенных проектах в Киеве | Заборона
Вы читаете
Забытая архитектура 1930-х. Что стоит знать о межвоенных проектах в Киеве

Забытая архитектура 1930-х. Что стоит знать о межвоенных проектах в Киеве

Забытая архитектура 1930-х. Что стоит знать о межвоенных проектах в Киеве

Архитектурное и градостроительное наследие 1930-х годов мало изучено и сейчас в основном игнорируется. Одна из причин — посттоталитарная травма, подталкивающая общество к отрицанию прошлого, а также последствия борьбы с излишествами в архитектуре после смерти Сталина. Все это привело к тому, что этот период вообще вычеркнули из обсуждений. 

Исследователь архитектуры Семен Широчин написал серию книг о межвоенной архитектуре Киева и собрал огромный архив проектов и эскизов, а сейчас готовит к выходу новую книгу — «Несуществующий город». Специально для Забороны он рассказывает о главных неосуществленных проектах Киева межвоенного периода.


Главное межвоенное событие

Генеральный план Киева появился в 1935 году, став самым грандиозным событием в жизни новой столицы Украины и важнейшим этапом ее развития. Именно он заложил ряд тенденций, определивших застройку города на несколько десятилетий вперед. Генплан учитывал как существующие проблемы, так и новые вызовы. Например, несмотря на отсутствие частных автомобилей в то время, туда были заложены будущий рост автомобильных потоков и необходимые для них магистрали. Именно тогда были сформированы многие ключевые транспортные артерии, уже ставшие привычными для киевлян.

Функционально генплан связывал разрозненные городские периферии с центром и между собой, создавал новые дороги и инфраструктуру. Планировалось построить множество больниц, поликлиник, кинотеатров, библиотек и школ. Особенно важны школы, поскольку именно в 1930-х годах в Киеве наблюдался максимальный за всю историю темп строительства детских образовательных учреждений. 

Школы покрывали город сетью: необходимо было сделать так, чтобы ученик мог пешком или на трамвае добраться туда из любой точки города. Они строились в центре и на перифериях, где возвышались среди одноэтажной частной застройки. 

В 1930-х также началось массовое строительство яслей и детсадов, многие из которых сейчас перепрофилированы. Внушительная часть этой структуры за годы разрушилась либо опустела, хотя сегодня в Киеве как никогда остро не хватает детских садиков: люди записываются в очередь за несколько лет. 

Генплан 1935 года отличался не только силой своего влияния на развитие города, но и амбициозностью. Тоталитарное общество стремилось к окончательному решению вопросов — в том числе  урбанистических. Поэтому Генплан был невероятно масштабен и грандиозен: реализация всего задуманного за 10-15 запланированных лет даже без войны была сомнительной. При этом важность и правильность ряда подходов подтверждается тем, что многие идеи этого документа будут использованы и в последующих генпланах.

До чего не добрались совсем — так это до оформления ансамблей центральных районных площадей. Из-за грандиозности Генплана денег на все не хватило бы, а инфраструктурное строительство имело более высокий приоритет. Часть планов были перечеркнуты войной, многое в городе пришлось отстраивать заново.

Лукьяновка

Помимо общих градостроительных идей внимание уделялось и деталям. Генплан предусматривал формирование районных центров Киева с административными и инфраструктурными объектами. В каждом районе проектировалась центральная площадь — просторная, озелененная и архитектурно согласованная в виде целостного ансамбля. 

Самый интересный пример — Лукьяновская площадь, которая с начала 20 века и до сегодняшнего дня остается неприятным нагромождением торговых помещений и транспортных путей. В середине 1930-х годов был разработан проект реконструкции Лукьяновки, предусматривавший единый ансамбль с четко выраженной доминантой — 16-этажным административным зданием со ступенчатым силуэтом. Его планировали построить на месте кинотеатра «Киевская Русь» и ряда соседних домов — боковым фасадом оно должно было выходить на зеленый сквер возле улицы Глубочицкой, где сейчас располагается визовый центр Великобритании. Сама площадь должна была застраиваться зданиями одинаковой высоты, чтобы создать единый ансамбль. Рынок с площади убирался, уступая место свободному пространству. 

Часть транспортной нагрузки планировалось перенести на выпрямляющую магистраль, начинающуюся от улицы Кудрявской и примыкающую к трассе начала современной улицы Ильенко. Планировалось, что улицу Глубочицкую магистраль будет переходить виадуком, с которого должен был открываться вид на дали киевских холмов.

Подобные проекты реконструкции были разработаны для многих ключевых площадей Киева. В послевоенное время архитекторы задумывали новые варианты оформления: под площадью предлагалось построить тоннель, соединяющий современные улицы Черновола и Глубочицкую. Но все это так и не было реализовано: Лукьяновская площадь продолжает оставаться хаотичным пространством — смесью рынка и остановок транспорта без эстетически согласованного и комфортного публичного пространства.

Татарка

Планировалась в 1930-х и реконструкция соседней Татарки. Вместо старой малоэтажной застройки задумывались зеленые жилые кварталы со зданиями клуба и библиотеки, а также монументальными лестницами, спускающимися по склону на улицу Глубочицкую. В проекте роль главной магистрали отводится улице Лукьяновской, которая обретает новый профиль и продлевается мостом через улицу Соляную, объединяясь с Подгорной и продолжаясь через Кмытов Яр. Она должна была стать еще одной артерией, соединяющей Подол и Лукьяновку. Улица Печенежская и Татарский переулок оформлялись в виде бульваров. 

На улице Татарской должны были построить виадук для уменьшения угла ее наклона. Самой грандиозной идеей проекта реконструкции было строительство туннеля, соединяющего улицу Глубочицкую (возле завода «Электроприбор») с Нижнеюрковской (там, где она поворачивает у котельной). Со стороны Глубочицкой въезд в 500-метровый туннель собирались оформить статуями. Учитывая существующую транспортную напряженность на этой улице, подобная идея не теряет своей актуальности и сегодня.

До реконструкции Татарки дошли только в 1980-х, застроив ее типовыми проектами своего времени. Никакие ансамблевые идеи, равно как и попытки обыграть рельеф, здесь уже не применялись. Стандартизация и типизация сыграли свое.

Еще одна характерная черта эпохи — ансамблевое градостроение. При проектировании здания учитывались пространственная роль улицы (магистраль всегда важнее, а значит и здания должны быть торжественней), положение здания в квартале (угловое положение требовало проработки, а центральное — симметричной композиции), а также будущие планы по реорганизации пространства. Ведь здание должно вписываться не только в уже существующие окружение, но и в перспективное.

Силуэт района

Наиболее удачным на Лукьяновке и в ее окрестностях решением стало строительство жилого дома для некогда существовавшего на улице Багговутовской завода «Укркабель». Дом, построенный на углу Овручской и Нагорной, имел восьмиэтажную угловую секцию с башенкой и шпилем. Его высотная композиция удачно обыгрывала положение на ближайшей к склону улице: дом проектировался таким образом, чтобы его силуэт был виден с Куреневки. Любопытно, что этот дом проектировался как часть ансамбля: вдоль улицы Нагорной планировалось его продолжение и строительство еще одной башенной секции, но это не было реализовано.

Есть еще как минимум два неосуществленных ансамблевых проекта на Лукьяновке, созданных в межвоенный период. Один из них планировался в 1934 году на современной улице Ильенко. Архитектор Георгий Домашенко разработал проект Дома специалистов, имевший особое политическое значение и финансировавшийся из общесоюзного бюджета. Дом планировался в центральной части длинного квартала и должен был иметь развернутую композицию с курдонером и высокой аркой. Но трудности с первым Домом специалистов на современном проспекте Победы не позволяли начать строительство второго: первый еще не был закончен, а выделенных средств на его постройку не хватало. Первый Дом специалистов сдали окончательно только в конце 1935 – начале 1936 года. Второй же строить не начали и вовсе: на его месте уже в 1934 году Киевский военный округ начал строительство жилого дома (современный адрес — Ильенко, 12).

Второй проект — жилой дом Горсовета, разработанный архитектором Семеном Яхненко в 1937 году. Дом должен был находиться на пересечении современных улиц Котарбинского и Сечевых Стрельцов. Семиэтажный пятисекционный дом должен был иметь выступающие секции, акцентированные террасами на крыше. Постановка дома, как и акцентирование крайних секций, были неслучайными: он завершал перспективу улицы Глубочицкой и хорошо просматривался на повороте улицы Сечевых стрельцов. Строительство несколько раз откладывалось: он переходил из одного годового плана в другой. В итоге дом так и не построили.

Культура надстроек

Еще одна тема, в которой есть чему поучиться у архитекторов 1930-х, — это культура надстроек. Надстройки жилых и административных зданий — не только современная тенденция. Она была особенно актуальна и в 1930-х, когда вследствие переноса столицы из Харькова в Киев город оказался в жилищном кризисе. Надстройка существующих зданий была одним из выходов, более дешевым, чем новое строительство.

Многие дома царской эпохи получили надстройки именно в тот период. Правда, взглядом из 21 века порой трудно отличить надстроенные этажи от оригинальных. В этом и суть: качество надстройки определяется ее незаметностью. Чем более органично архитектор разовьет мысль предшественника, тем более целостно будет выглядеть здание. Ныне такой подход почти полностью забыт, а вместо надстройки зданий практикуется их полное уничтожение.

В 1930-х уровень архитектурной мысли позволял поступать совсем иначе. Каноническим примером такой надстройки является здание Национального банка, которому в 1934 году надстроили два этажа. Полное сохранение первоначального стиля и участие в работе архитектора Александра Кобелева, который построил Нацбанк, позволили сделать одну из самых удачных и эффектных надстроек в Киеве. 

На Лукьяновке тоже планировались надстройки. Один из нереализованных проектов — надстройка особняка в стиле модерн на улице Ильенко, 8, построенного в 1911 году. В 1941 году архитектор Семен Барзылович мастерски разработал проект надстройки здания на два этажа, придав верхним этажам то же стилистическое оформление, что было у двух оригинальных. Надстройка не состоялась из-за войны. 

Впоследствии культура надстроек осталась в прошлом, что хорошо видно по бездарно надстроенному уже в 21 веке зданию Киевэнерго на противоположной стороне улицы (Ильенко, 31).

Архитектура межвоенного периода невероятно интересна для изучения. Сегодня множество оригинальных идей забыты, как незаслуженно забыты и их авторы, которые жили в одном городе с нами и стремились сделать его пространство более красивым и удобным. 

Наверх