Заключенный курьер. История жертв преступной эксплуатации из аудиосериала «Со мной это не произойдет» - Заборона
Вы читаете
Заключенный курьер. История жертв преступной эксплуатации из аудиосериала «Со мной это не произойдет»

Заключенный курьер. История жертв преступной эксплуатации из аудиосериала «Со мной это не произойдет»

Заключенный курьер. История жертв преступной эксплуатации из аудиосериала «Со мной это не случится»

MEGOGO Audio вместе с редакцией Забороны выпустили документальный аудиосериал «Со мной это не произойдет», посвященный торговле людьми. В четырех сериях мы рассказываем истории людей, попавших в современное рабство: их заставляли продавать наркотики, перевозить нелегальных мигрантов и заниматься секс-работой. В текстовой версии мы публикуем самое главное, что стоит знать о торговле людьми, а также истории тех, кто это пережил.

Эта история — о так называемых наркокурьерах, которых заманили на работу в Россию, а потом отправили в тюрьму.


С 2015 года на улицах крупных украинских городов начали появляться объявления, где искали на работу курьеров. Обещали хорошую зарплату — даже очень хорошую для такой работы: не менее 20 тысяч гривен в месяц. Для 2015 года это были огромные деньги.

Такое объявление увидел в Киеве Юрий. Парень приехал в столицу из Львовской области в поисках заработка. Дела у него шли плохо: Юрий пытался построить свой бизнес по продаже телефонов в родном городе, но прогорел. Нужно было отдавать долги.

«Он пошел на собеседование, но не рассказывал, о чем там спрашивали, — рассказывает Забороне жена Юрия Светлана. — Сказал, что был детектор лжи, что информация конфиденциальная и поэтому подробностей не будет. А еще сказал, что надо ехать работать водителем в Россию».

Юрий уехал в Россию в июле 2018 года, а оттуда позвонил жене и сказал, что очень зол. Мол, все оказалось совсем не так, как ему обещали, — но в подробности снова не вдавался. А в марте 2019-го Светлане позвонили и сказали, что ее мужа задержали.

Схема вербовки

Точно неизвестно, сколько именно человек пострадали от такой вербовки. Правозащитники и следователи называют разные цифры — от двух до восьми тысяч человек. Но всех вербовали примерно по одинаковой схеме, говорит правозащитник Хельсинкской группы по правам человека Евгений Чекарев. Эта организация помогала пострадавшим.

«Человек шел на собеседование, там ему говорили, что надо ехать в Россию, — говорит Забороне Чекарев. — Давали деньги на билет и российскую сим-карту. Человек приезжает в Москву, потом едет в какой-то другой город, получает там деньги на квартиру. Потом ему на мессенджер приходят сообщения, где и что забрать. Далее этот «товар» нужно привезти на квартиру, и тогда человек начинает понимать, чем занимается на самом деле. Он звонит своему «работодателю» и говорит, что не будет этого делать. А уже через несколько часов приезжают полицейские».

«Товаром» чаще всего были наркотические курительные смеси, запрещенные для распространения в России. За такое преступление можно получить до 10 лет тюрьмы.

Схема требовала многих ресурсов. Заместитель начальника управления организации по борьбе с торговлей людьми Департамента миграционной полиции Олег Рыкун занимался расследованием этого дела. Он говорит, что у преступников была целая сеть офисов по всей Украине — почти во всех крупных городах. Были наняты специальные сотрудники, отвечавшие на телефонные звонки. Оплачивались услуги полиграфолога — для того, чтобы на старте выявить потенциально ненадежных людей или засланных оперативников.

«Оплачивалась дорога в Российскую Федерацию, — добавляет Рыкун. — Каждому завербованному давался специальный девайс, с помощью которого потом наши граждане могли развозить переданную им продукцию. Но в дополнение преступники, находившиеся на территории Российской Федерации, а, возможно, и на украинской стороне, могли отслеживать перемещения завербованного человека».

Отец и жена Юрия смогли попасть к нему только через несколько месяцев после задержания. Сначала, говорит Светлана, следователь предлагал им заплатить 10 тысяч долларов — «чтобы ваш сын меньше сидел». Но таких денег у семьи не было.

«Когда нас к нему пустили, я спрашиваю: «Юра, как это могло произойти?» Он говорит, что ему сразу сказали: надо ехать в Москву. Там его встретили какие-то люди, которых он раньше не видел. Привели на квартиру — а там множество этих прекурсоров [химических реагентов]. Юра говорит: «Ребята, это что такое, куда вы меня привели?» Они ему — тихо, тихо, будешь водителем, как и договаривались, будешь развозить. Юра потом сказал маме: «Лучше я буду здесь сидеть [в тюрьме], чем со мной произойдет то, что могло произойти».

Надежда на родственников

С 2016 года родственники тех, кто пострадал от преступной схемы, борются за справедливость. Если бы не они, то о «деле наркокурьеров» не говорили бы вообще, — но благодаря активности родственников его не спустили на тормозах. Они давали показания, встречались с представителями обоих президентов и офисом омбудсмена. Но вернуть пострадавших фактически невозможно. Единственный способ — воспользоваться международной конвенцией, которая позволяет заключенным вернуться и отбывать наказание в родной стране. Но это все равно означает, что они останутся в тюрьме, пусть и на родине.

К тому же возвращают не всех: Юрий до сих пор находится в российской тюрьме. Правозащитник Евгений Чекарев говорит, что российские следователи очень часто отказывают в такой процедуре.

«Украинский уголовный кодекс мягче российского, — объясняет Чекарев. — Наказание по тем же статьям, что в России, в Украине может быть меньшим. А российским следователям это не нравится».

Кроме того, российские следователи не хотят сотрудничать с украинскими коллегами. В декабре 2016 года в Киеве задержали четырех мужчин, которые, по данным следствия, вербовали украинских наркокурьеров в Россию. Трое из них оказались гражданами Украины, один — гражданином Молдовы. Но, скорее всего, кто-то курировал эту схему в Российской Федерации.

Никакого шанса узнать это у украинских правоохранителей нет: Россия отказывается даже проводить дополнительные допросы пострадавших в тюрьмах, говорит Олег Рыкун.

«Возможно, из-за геополитики, — объясняет он. — А может, в этой схеме, которая касается распространения наркотических средств, была какая-то коррупционная составляющая».

Как не стать жертвой?

Уже более двух лет на улицах Киева и других крупных городов не встретить объявлений о привлекательной работе курьером. Следователи говорят, что, скорее всего, эта конкретная схема перестала работать. Но это не значит, что она полностью исчезла. Возможно, теперь преступники избрали новый путь — например, вербовать через интернет, с помощью телеграм-каналов.

Евгений Чекарев говорит, что попасть в такую ​​схему до сих пор может каждый. Чтобы этого не происходило, надо очень тщательно проверять предложения работы. Например, если вы видите большую зарплату за неквалифицированную работу, лучше даже не идти на собеседование. Также стоит обращать внимание на действия «работодателя». Если он слишком скрытен, с ним тоже лучше не иметь дело.


Этот документальный аудиосериал создан при поддержке Канадско-украинского проекта развития полиции.

Над подкастом работали: журналистка Юлиана Скибицкая, звукорежиссеры Василий Явтушенко, Ася Федоськина. Производство MEGOGO Audio.

Смотрите также: Опасная вакансия. Как украинские заробитчане попадают в российские наркокартели

Сподобався матеріал?

Підримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх