Кто такой Евгений Енин? Подробный профайл - Заборона
Вы читаете
Хороший исполнитель для любой власти: что нужно знать о Евгении Енине, который займется реформированием МВД

Хороший исполнитель для любой власти: что нужно знать о Евгении Енине, который займется реформированием МВД

Кто такой Евгений Енин? Подробный профайл

Заместитель министра иностранных дел Евгений Енин перешел на работу в Министерство внутренних дел — стал первым заместителем нового главы ведомства Дениса Монастырского. После отставки Арсена Авакова это первое серьезное кадровое изменение в министерстве, которое очень давно нуждается в реформировании. Собственно, Енин будет курировать реформы в МВД. Заборона собрала самые интересные и малоизвестные факты о бывшем дипломате.


Евгений Енин пришел в большую политику из спецслужб. В 2002 году он окончил Национальную академию Службы безопасности Украины и до 2005-го служил в оперативных подразделениях СБУ и Службы внешней разведки. Именно из СВР он отправился на дипломатическую службу, поскольку эта спецслужба создает кадры для защиты дипломатических ведомств Украины за пределами страны. С 2005 по 2010 год Енин был сначала третьим, а потом вторым секретарем посольства Украины в Молдове. Должность второго секретаря традиционно занимают агенты внешней разведки. 

В Молдове он, по официальным данным, занимался вопросами непризнанного Приднестровья: был в составе украинской делегации в переговорах о регулировании конфликта, вводил «унифицированный таможенный режим» на приднестровском участке украино-молдавской границы в 2006-м, открывал «Украинский дом» в Тирасполе и занимался «минимизацией рисков национальной безопасности Украины в результате нерегулируемости приднестровского конфликта». Позже, с 2012 по 2016 годы, он работал советником посольства Украины в Италии (с 2014-го — посланником, фактически вторым человеком в посольстве). До увольнения из МИД Енин был непубличной фигурой — вплоть до того момента, пока не стал заместителем Генерального прокурора Украины в июне 2016 года.

«Хороший исполнитель»

В Генеральной прокуратуре Евгения Енина поставили заниматься международным направлением — сотрудничеством с правоохранительными органами других государств для расследования преступлений, совершенных украинскими гражданами, и преступлений против Украины. В его круг обязанностей входили поиск, арест и возвращение в страну преступных активов, а также розыск и возвращение в Украину сбежавших топ-чиновников — подобных тем, кто, как четвертый президент Виктор Янукович, сбежали после победы Майдана в 2014-м. Помимо этого Енин отвечал за экстрадицию иностранцев, которых просили выдать другие страны — например, Россия. 

«Он сильный чиновник, администратор, но его моральные качества неизвестны. Если его поставить на репрессивную должность, он будет очень хорошо исполнять [свои обязанности] — точно так же, как если его поставить на созидательную работу», — говорит Забороне хорошо знакомый с Евгением Ениным по работе в прокуратуре источник, пожелавший сохранить анонимность. 

В 2018 году Евгений Енин подписал экстрадицию Тимуру Тумгоеву — уроженцу Ингушетии, бойцу добровольческого батальона им. Шейха Мансура, который воевал на Донбассе на украинской стороне. В России на него было заведено уголовное дело за участие в терроризме на территории Сирии, он был в розыске Интерпола. С появлением «Исламского государства» и параллельно начавшейся войной на Донбассе российские спецслужбы стали массово заводить дела на людей, которые, по их мнению, могут представлять опасность для государства. Тумгоев оказался в их числе. В конце 2017-го он прилетел в Украину из Турции, и его арестовали по линии Интерпола.

Адвокаты Тумгоева добились того, чтобы Комитет ООН по правам человека выпустил рекомендацию о недопустимости его выдачи России из-за угрозы пыток. Несмотря на это, Енин подписал выдачу, и в сентябре 2018-го Тумгоева экстрадировали в Россию. Вскоре после этого адвокаты заявили, что ингуша подвергали пыткам. Источник Забороны, знакомый с ситуацией, утверждает, что на заместителя генпрокурора тогда «надавили в отделе «Т» СБУ» [отдел, занимающийся борьбой с терроризмом], чтобы он осуществил экстрадицию.

Подобные ситуации происходили неоднократно. Например, Алексей Скорбач, адвокат, занимающийся защитой беженцев, рассказывает, что в 2019 году Евгений Енин подписал экстрадицию искателю убежища Муродали Халимову по запросу властей Таджикистана. На родине Халимова обвиняли в участии в «Исламском государстве» в Сирии, хотя доказательств у правоохранителей не было. Европейский суд по правам человека применил 39-е правило регламента работы суда и запретил Украине выдавать таджика на родину. Несмотря на это, в ГПУ разрешили экстрадицию, ссылаясь на то, что в прокуратуре Таджикистана «гарантировали», что к нему не будут применяться пытки и несправедливое наказание. В мае 2019-го, говорит Алексей Скорбач, его подопечного похитили люди, представившиеся Халимову сотрудниками СБУ, и отвезли в аэропорт, откуда он улетел в Таджикистан. Там его осудили на 23 года заключения. Халимов сообщал адвокату о том, что к нему применяются пытки.

Возвращение больших денег

«Ранее [Евгений Енин] не работал в прокуратуре, и к таким назначениям я относился скептически, — говорит бывший начальник управления специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины Сергей Горбатюк. — Но первое впечатление [от его деятельности] было положительным. Он курировал департамент международно-правовой деятельности, обеспечивал сотрудничество органов следствия и прокуроров с иностранными юрисдикциями. Быстрое и качественное выполнение международно-правовых запросов — очень важная составляющая расследования, в частности, большой коррупции. Как правило, они выполняются долго: это может занимать несколько лет. Но Енин начал активно проводить коммуникацию с компетентными органами государств, в том числе через командировки, что способствовало ускорению выполнения таких запросов и решению вопросов, которые при этом возникали. Это было полезно для многих важных расследований».

Горбатюк считает, что успехи Енина в Генпрокуратуре перечеркнула поездка в Израиль к бывшему министру энергетики Эдуарду Ставицкому, во время которой заместители генпрокурора пытались с ним договориться о сотрудничестве с украинскими правоохранителями. Ставицкий является подозреваемым по делу о присвоении резиденции «Межигорье» четвертым президентом Виктором Януковичем — именно он, будучи главой государственного предприятия «Недры Украины», подписал договор об отчуждении земли в интересах Януковича. Сергей Горбатюк занимался расследованием этого дела в своем отделе спецрасследований.

В июне 2018 года журналисты расследовательского проекта «Слідство.Інфо» рассказали, что двое заместителей генпрокурора Юрия Луценко — Евгений Енин и Анжела Стрижевская — ездили на встречу к Ставицкому в Израиль, где он скрывается от украинских правоохранителей, и обсуждали с ним сделку. Условия сделки неизвестны. Встреча произошла 13 ноября 2016 года, незадолго до того, как его дело должны были передать в суд. Она была неофициальной: подобные визиты могут проводить только по специальной санкции прокуратуры и только уполномоченные по делу лица — в противном случае это может расцениваться как сговор в пользу подозреваемого. В интервью hromadske.ua Ставицкий рассказывал, что в начале 2016-го на него «выходили люди, которые представлялись от людей в ГПУ, военного прокурора [Анатолия Матиоса], с тем, что мы будем тебе портить жизнь в Израиле», и предлагали ему закрыть дело за 5 миллионов долларов.

Позже, когда о встрече стало известно всем, оба заместителя генпрокурора уходили от ответа на вопрос, встречались ли они с беглым министром. «Я не могу ответить положительно или отрицательно на ваш вопрос, потому что это может негативно сказаться на расследовании», — отреагировал Енин на вопрос журналистов «Слідство.Інфо» о визите в Израиль.

«Уверен, что это делалось по указанию [генпрокурора Юрия] Луценко, — считает Сергей Горбатюк. — Но не понимать незаконности своих со Стрижевской действий он не мог. Поэтому сделал вывод, что указания руководства важнее закона. А подчиненные с такими подходами, как у него, востребованы в наше время любой властью».

Под контролем Енина в Генпрокуратуре находились и другие дела топ-коррупционеров, выехавших из Украины после Майдана. В его международном департаменте даже создали следственный отдел, которому отдали крупнейшие дела, связанные с беглыми чиновниками. Среди них было дело против Сергея Курченко, бывшего олигарха из окружения Януковича.

В начале апреля 2019-го СМИ сообщили со ссылкой на тогдашнего главу отдела процессуального руководства в уголовных делах ГПУ Константина Кулика, что помимо беглого олигарха подозрения вынесли людям из окружения Петра Порошенко — среди них экс-глава администрации президента Борис Ложкин и его заместитель Алексей Филатов. Прокуратура подозревала их в отмывании 440 миллионов долларов, полученных от сделки по продаже группы компаний «Украинский Медиа Холдинг». При этом пресс-секретарь ГПУ Андрей Лысенко тогда заявил, что подозрения были вынесены с нарушением закона, и их отменили. Вскоре прокурор Константин Кулик заявил, что за отмену подозрений нес ответственность Евгений Енин. После этого заместитель генпрокурора подал в отставку. 

В декларации Енина на момент увольнения значилось две квартиры в Киеве, два автомобиля среднего класса, 136 тысяч евро, 65 тысяч долларов и 2 миллиона 607 тысяч грн.

Институт будущего

После увольнения из Генпрокуратуры Евгения Енина пригласили работать экспертом в аналитический центр «Украинский институт будущего», который занимается исследованиями и составляет рекомендации и стратегии для государственных органов. Сотрудничество ему предложил один из основателей организации, советник министра внутренних дел Антон Геращенко. В комментарии Забороне Геращенко охарактеризовал Енина как «умного, профессионала в своем деле, опытного юриста, правоохранителя, дипломата». 

В «Институте будущего» бывший зампрокурора занялся большим проектом по борьбе с контрабандой, который финансируется табачной компанией Phillip Morris International. До него этим направлением в аналитическом центре занимался экс-помощник депутата 8-го созыва Антона Геращенко Денис Монастырский, который в 2019-м стал депутатом Верховной Рады от партии «Слуга народа», а в июле — сменил Арсена Авакова на посту министра внутренних дел. 

Енин проработал в «Институте будущего» недолго: в апреле 2020-го его назначили заместителем министра иностранных дел. Источники Забороны говорят, что его пригласил глава ведомства Дмитрий Кулеба.

Международные спецоперации

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба рассказывал, что в ведомстве Енин курирует дела о сбитом пророссийскими боевиками самолете MH17 и сбитом иранскими военными рейсе МАУ PS752. Он же курировал юридическое преследование России в международных судах в делах, связанных с агрессией против Украины. Кроме того, замминистра курировал американское и азиатское направления внешней политики и работу консульской службы.

Помимо этого Енин курировал в МИДе крупные спецоперации на территориях иностранных государств. Именно ему доверили координировать спецоперацию по возвращению украинок, состоявших в террористической организации «Исламское государство», и их детей из Сирии в Украину в декабре 2020 года. Про саму спецоперацию и затянувшийся процесс возвращения украинских граждан из лагерей беженцев Заборона уже писала, однако мы не рассказывали о роли замминистра иностранных дел. 

По информации трех источников Забороны, участвовавших в этой спецоперации, решение о возвращении украинок из Сирии принималось лично президентом Владимиром Зеленским. Вернуть должны были 49 человек, которые находились в закрытых лагерях беженцев Аль-Холь и Родж. Реализовывать план на месте должны были сотрудники Главного управления разведки (ГУР) при Минобороны Украины. Однако незадолго до проведения операции на территорию Иракского Курдистана, откуда группа должна была отправиться в Сирию, прибыла также группа сотрудников Службы безопасности Украины под руководством тогдашнего первого замглавы СБУ и главы Антитеррористического центра Руслана Баранецкого. По информации источников Забороны, санкцию на это выдал именно Евгений Енин.

В результате на месте произошел конфликт между спецслужбами, и забрать в Украину удалось лишь двоих женщин и семерых детей.

Следующей громкой спецоперацией замминистра иностранных дел стала эвакуация украинцев из Афганистана. После того как в начале августа радикальное исламистское движение «Талибан» захватило контроль над страной, из Афганистана стали массово бежать местные граждане и иностранцы. Разные страны до сих пор пытаются эвакуировать своих граждан. 27 августа украинские военные помогли вывезти из Кабула почти 400 человек. Большинство из них были афганцами, и только 80 — гражданами Украины. 

Встречая самолет из Кабула в Киеве, Евгений Енин сказал журналистам: «Главный месседж в том, что Украина не оставляет своих людей». Однако в Афганистане до сих пор остаются граждане Украины — и их эвакуировать не спешат. Заборона подробно писала об этом. 

«Опытный политик»

30 августа Кабинет министров назначил Енина первым заместителем министра внутренних дел с 7 сентября. Его пригласил на эту должность глава ведомства Денис Монастырский — как рассказал Забороне советник МВД Антон Геращенко, они с Ениным «знакомы с времен, когда тот был заместителем Генерального прокурора». Также Геращенко сказал, что на новой должности Енин будет курировать реформы в Национальной полиции, Миграционной службе и Службе чрезвычайных ситуаций. 

6 сентября Денис Монастырский представил свою обновленную команду МВД и будущую программу реформ.

«Евгений Енин — опытный политик, который будет координировать деятельность целого ряда структур МВД, включая Национальную полицию», — сказал министр.

Редакции Забороны не удалось связаться с Евгением Ениным. 

Сподобався матеріал?

Підримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх