Как пытают в спецслужбах, чтобы получить нужные показания | Заборона
Вы читаете
Как спецслужбы выбивают нужные признания из заключенных. Предупреждаем: это сложно читать

Как спецслужбы выбивают нужные признания из заключенных. Предупреждаем: это сложно читать

Как спецслужбы выбивают нужные признания из заключенных. Предупреждаем: это сложно читать

3 июня на прогосударственном беларуском канале ОНТ вышло интервью с Романом Протасевичем, задержанным в Минске неделю назад. Во время интервью Протасевич сделал несколько странных заявлений: обвинил оппозицию в попытке захвата власти, признал, что виноват в организации протестов и назвал Лукашенко человеком «со стальными яйцами». В конце Протасевич заплакал, а на его руках были видны ссадины. Многие предположили, что перед интервью Протасевича пытали. Мы не знаем, действительно ли это так, но решили рассказать, какие методы применяют спецслужбы, чтобы добиться нужных признаний. В этом нам помогли рассказы людей, прошедших через пытки.

В этом материале описываются сцены насилия, которые могут шокировать.

Физическое насилие

Чтобы получить нужные признания, начинают бить. Бьют дубинками, не переставая, особенно по пяткам — во-первых, этого не будет видно, а во-вторых, это особенно больно. Так пытали бывшего узника боевиков «ДНР» Владимира Фомичова. «Спецслужбы» требовали от него признаться в том, что он член партии «Свобода», а также рассказать, кто из жителей Донецка фотографировал происходящее в городе и передавал это на территорию, подконтрольную Украине. 

Оперативники заставляли его стоять на коленях на бетонном полу, что само по себе пытка — и параллельно избивали дубинками. Камера, в которой содержали Фомичова, не была оснащена туалетом: туда выводят один-два раза в день. Если ты не хочешь сотрудничать со следствием, тебя ведут в туалет на корточках, избивая по пути. 

Заключенных могут вообще не выводить в туалет, заставляя их справлять нужду в камере, набитой людьми. Могут мучить жаждой — так было в изоляторе на Окрестина во время пика протестов в Беларуси. Могут не давать спать — об этом, в частности, рассказывал Алексей Навальный, которого будили до 8 раз за ночь. Заключенных заставляют сутками стоять в неудобной позе или содержат в переполненных камерах. На Окрестина людям ломали пальцы, чтобы они разблокировали телефон. 

Заключенного могут подвесить вниз головой на крюк, вбитый в потолок — и бить его, как боксерскую грушу. Такие методы использовались в колонии в Нижегородской области, в которой начальником был Василий Волошин — Заборона подробно писала об этом. Могут надеть пакет на голову и начать душить, одновременно избивая дубинками — о таких пытках рассказывал Олег Сенцов.

Если обычные избиения не помогают выбить нужные показания, переходят к более изощренным методам. Например, мужчинам привязывают провод к половому члену, а второй, в виде электрода, вставляют в задний проход. Человека при этом поливают водой — поэтому его бьет током. О такой пытке рассказывал Станислав Асеев, которого удерживали в бывшем здании донецкой «Изоляции» — боевики используют ее как тюрьму. Асееву также пускали ток в палец и ухо. 

В Нижегородской колонии, где был начальником Василий Волошин, использовали еще такую пытку: заключенным заматывали скотчем руки и ноги, избивали палкой по пяткам и засовывали черенок лопаты в задний проход. 

Могут раздеть людей наголо, собрать их в холодном, неотапливаемом помещении и поставить возле бетонной стены, чтобы было еще холоднее. Тех, кто пошевелится, бьют электрошокером — такие пытки применял КГБ в беларуских СИЗО.

Психологическое насилие

Следователи угрожают. Они говорят, что у тебя будут большие проблемы, что тебя изнасилуют. Могут подсадить в камеру человека, который будет в красках описывать, как тебя будут избивать и насиловать, если ты не дашь нужные показания — так было с Владимиром Фомичовым. Угрожают тем, что создадут проблемы твоим родителям — их уволят с работы или тоже задержат. Если у тебя есть девушка — расскажут, как именно и сколько людей будут ее насиловать.

В то же время за сотрудничество со следствием обещают не только прекратить издевательства, но и, например, дать меньший срок. Чаще всего используют метод «доброго и злого полицейского», когда один или несколько оперативников избивают заключенного, а другой (например, следователь, который ведет дело) разговаривает «по-доброму», уговаривает на сотрудничество. 

«Ты находишься в изоляции и не получаешь никакой информации из внешнего мира, — говорит Забороне Владимир Фомичов. — Это тоже очень сильно влияет. Я для себя решил, что глупо бодаться: они все равно придумают кучу методов, чтобы тебя уничтожить».

Что происходит с Протасевичем?

Почти сразу после задержания Протасевича в пропагандистских пабликах Беларуси появилось видео, где Роман говорит, что с ним хорошо обращаются и он сотрудничает со следствием. Уже тогда обратили внимание, что у него опухшее лицо и есть небольшие ссадины, которые, похоже, замазаны тональным кремом. Во время последнего интервью Протасевич поднял руки — они были опухшие и со ссадинами.

В Беларуси Роману грозит пожизненное заключение. Однако если его выдадут боевикам самопровозглашенной «ЛНР», то там его могут приговорить к смертной казни: сепаратисты утверждают, что Роман воевал в составе полка «Азов» и «убивал мирных жителей». Лукашенко уже пригласил «следователей ЛНР» допросить Протасевича.

Наверх