«Не будете работать — кормить вообще не будут». История жертв трудового рабства из аудиосериала «Со мной это не произойдет»

Katerina Sergatskova

MEGOGO Audio вместе с редакцией Забороны выпустили документальный аудиосериал «Со мной это не произойдет», посвященный торговле людьми. В четырех сериях мы рассказываем истории людей, которые попали в современное рабство: их заставляли продавать наркотики, нелегально перевозить мигрантов, заниматься секс-работой. В текстовой версии мы публикуем самое главное, что вам стоит знать об этой форме современного рабства, а также истории людей, переживших это. Мы уже рассказывали о сексуальном рабстве, торговле наркотиками и нелегальной перевозке мигрантов. Эта история — о двух людях, которые попали в трудовое рабство в Украине и едва выжили.


В ноябре 2018 года 118 человек освободили из рабства, которое внедрили в агроферме в Одесской области. Среди них были в основном бездомные, нищие и алкозависимые женщины и мужчины. Это был прибыльный бизнес: у группы, которая состояла из 18 человек, было поле и заброшенное здание общежития. В поле они выращивали овощи и продавали их на одесских рынках и в продовольственных сетях. Но грязным и тяжелым трудом на ферме занимались не владельцы, а их рабы. Главари забирали бездомных с вокзалов по всей Украине.

Сто грамм водки и объедки

«Я искал себе работу, и ко мне как раз цыгане [Заборона оставляет авторские слова, но рекомендует использовать слово «ромы» вместо «цыгане»] подошли и сказали — иди к нам. Дали мне сто грамм водки, я брык — и спать. Просыпаюсь — и уже не знаю, где я», — рассказывает Василий. Ему 43 года, родом из полтавского села. Он рано потерял родителей и стал бездомным.

Летом 2018 года мужчина подрабатывал на одесском Привозе, когда к нему подошли незнакомцы и предложили работу. Он не стал спрашивать, кто они, все ли законно, — так уж принято в людей, которые живут на улице и ищут работу на вокзалах, не задавать лишних вопросов тому, кто платит.

Василия поселили в барак. В нем не было отопления, люди спали на железных кроватях с пружинами и прогнивших матрасах, их кормили едой, которую он называет объедками, и ежедневно заставляли выходить на полевые работы. А еще — почти каждый день били.

«Ты выходишь в туалет, допустим, и с тобой идут два человека, — рассказывает Василий. — Спишь — приходят и дают по морде, типа, вставай, пошли [работать]. Говорим, за что вы нас бьете? Мы и так уже обижены, куда нас еще бить? Нас начали пытать, бить жестко. Я кровью кашлял, а мне ничего [из медикаментов] не давали».

Побег

Василий задумал сбежать, но сделать это было почти невозможно — говорит, владельцы агрофермы были вооружены и уже не раз стреляли по беглецах. Он рассказывает, что решил провернуть спецоперацию: во время работ на поле сбежал к соседям, попросил телефон и позвонил в полицию.

Василий говорит, что видел издали, как едут полицейские. Это была большая спецоперация, в рамках которой задержали 18 организаторов агрофермы и освободили из рабства 118 человек. Расследовал схему рабовладельцев Олег Рыкун — заместитель начальника управления организации борьбы с торговлей людьми Департамента миграционной полиции. Он говорит: на то, чтобы разоблачить эту группу, ушел почти год.

Схема была довольно разветвленная. Группы действовали в нескольких областных центрах: они выбирали визуально самых незащищенных граждан, в основном бездомных. Вербовщики предлагали им работу на ферме и обещали платить 500 грн в день.

«Некоторые из потерпевших в процессе расследования рассказывали, что [вербовщики] предлагали им выпить с ними водки, после чего они ничего не помнили, а приходили в себя уже в бараках и даже не понимали, в каком регионе находятся, — говорит Рыкун. — Кто пытался сбежать оттуда — того сразу ловила охрана. [Главари] показательно наносили физические повреждения, перед всеми, чтобы другим было страшно бежать оттуда. Таким образом они влияли на остальных как психологически, так и физически, чтобы не допустить побег».

Некоторое время после разоблачения рабовладельцев держали в СИЗО, но позже суд изменил им меру пресечения на домашний арест.

Любовь и консервы

В том же 2018 году в Одесской области обнаружили еще одну группу, которая содержала людей как рабов в ужасных условиях. Это происходило на старом консервном заводе в Овидиополе.

Любовь оказалась на этом заводе на восьмом месяце беременности — должен был родиться ее четвертый ребенок.

«Нам предложили поехать подзаработать, потому что я с гражданским мужем жила на съемной квартире, надо было за это платить, ну и на роды нужны были деньги, — вспоминает Любовь. — Нас взяли знакомые, а их туда повезли люди ромской национальности. Сказали, что через определенное время нам дадут аванс, а в итоге не выпускали даже за периметр завода — территорию окружал забор с колючей проволокой, постоянно стояла охрана, был человек с оружием».

Консервный завод уже много лет стоял на продаже. Люди, которых привозили, говорит Любовь, должны были открывать старую консервацию, которая там хранилась примерно десять лет. Содержимое банок уже сгнило — его выбрасывали в ведра, мужчины относили их в помойную яму, а банки мыли женщины.

«Условия были ужасные, — рассказывает Любовь. — Нас кормили, как свиней, посуда была одна на всех, а столы в столовой были просто сбиты с досочек. Когда я сказала начальнице завода, что мне плохо, она пригрозила: не будете работать — будет хуже, кормить вообще не будут. Говорила, вы приехали сюда работать — вот и работайте. Однажды, когда мне стало плохо, я попросила вызвать скорую. Мне же ответили, что скорая сюда никак не приедет, так что надо терпеть».

Любовь говорит, многие пытались бежать, но таких начинали побивать и угрожать, что в следующий раз можно не выйти оттуда живыми. А как-то парень, работавший вместе с ней, сбежал и обратился за помощью в Службу безопасности Украины.

Это же не Европа

Любовь провела в рабстве две недели. В середине июня 2018-го на завод приехали спецназ СБУ вместе с Пограничной службой и освободили ее и еще 30 человек. На видео, которое обнародовали пограничники, видно, как Любовь сидит с большим животом под стеной завода. А напротив несколько человек, державших ее в рабстве, лежат с закинутыми за голову руками.

Женщина рассказывает, что не могла поверить в то, что в Украине возможно стать рабом.

«В такое просто не верили, — рассказывает Любовь. — Говорили: это же не Европа — там такое бывает, что людей в рабство продают, а в Украине вроде такого быть не может».

Но трудовое рабство — очень распространенное явление по всему миру. Сейчас на планете живет до 40 миллионов рабов. Для сравнения, за 400 лет трансатлантической работорговли в Америку вывезли более 12 миллионов африканцев. По данным Международной организации миграции, более 260 тысяч украинцев стали жертвами торговли людьми начиная с 1991 года — и это лишь те, кто сообщил об этом официально государственным органам. 97% из них — это случаи трудового рабства.

Сразу после освобождения Любовь привезли в Одессу, где она дала показания против преступников. А через несколько дней родила ребенка — немного раньше срока, но она говорит, что все прошло хорошо.

Сейчас та самая ферма в Овидиополе выставлена на продажу за 600 тысяч долларов — так, будто там не происходило ничего особенного. Любовь живет с детьми в небольшом городе и с ужасом вспоминает те две недели, что провела там. После этого ей тоже пришлось непросто — женщина подверглась травле из-за того, что оказалась в рабстве. Ей говорили, что с ней что-то не так.

Это может произойти с кем угодно

Правозащитники говорят, что стигматизация жертв торговли людьми — очень распространенное явление, и происходит это потому, что в обществе мало понимания, что такое современное рабство и с чем на самом деле сталкиваются люди. В то же время пострадавшие боятся обращаться за помощью, особенно если речь идет о небольшом городке или поселке.

Правозащитница Юлия Саченко — глава правления общественного союза «А21 Украина», который занимается противодействием торговле людьми и реабилитацией пострадавших от эксплуатации. Она рассказывает, что был случай, когда девушка вернулась в родной городок после освобождения из сексуального рабства, и ее вскоре изнасиловали местные парни, говоря, что она проститутка и недостойна нормально жить.

«Считается, что в современное рабство могут попасть только люди без образования, хотя статистика свидетельствует о совсем другом, — говорит Саченко. — 60% пострадавших имеют либо среднее, либо высшее образование. Существует также стереотип, что это может произойти с кем угодно, но не со мной. И большинство пострадавших, с которыми мы имели дело, тоже в это верили. Однако такое может случиться с кем угодно».

«Обычно мы в 90% случаев боремся с последствиями торговли людьми, — рассказывает оперативник Олег Рыкун. — Информацию узнаем от самих потерпевших, которых уже эксплуатировали, и это большинство всех уголовных производств. На сегодня торговля людьми относится к категории латентных преступлений, информацию о которых полицейский добывает сам. Если о краже граждане заявляют, то о ситуации торговли людьми — почти нет».

Почему так происходит? И правозащитники, и оперативники говорят, что основная причина в том, что многие не могут идентифицировать себя как жертв торговли людьми. Часто именно из-за этого полицейские не могут сразу квалифицировать обращения граждан как жертв современного рабства.

«Эксплуатация начинается с уязвимого состояния. Прежде всего страдают незащищенные, уязвимые люди, а в Украине это большая часть граждан, — говорит Юлия Саченко. — Именно уязвимое состояние подталкивает людей на невзвешенные решения».

Правозащитница рассказывает, что торговля людьми происходит в первую очередь потому, что это очень прибыльный бизнес, а наказание за это, по крайней мере в Украине, — незначительное.

«Торговля людьми — это международный и очень хорошо налаженный криминальный бизнес, — говорит Саченко. — Доходность от торговли людьми чрезвычайно высока: фактически она достигает такого же уровня, как от торговли оружием и наркотиками. Люди, которые занимаются этим, идут на такие преступления совершенно сознательно и цинично. Доход от труда при минимальном наказании за эксплуатацию способствует развитию этого бизнеса. Если нам удастся поднять уровень наказания и снизить спрос на рабскую силу или использование людей в различных формах эксплуатации, мы сможем искоренить это явление».


Этот документальный аудиосериал создан при поддержке Канадско-украинского проекта развития полиции.

Над подкастом работали: Екатерина Сергацкова, Юлиана Скибицкая, Роман Степанович. Производство MEGOGO Audio.

Сподобався матеріал?

Підтримай Заборону на Patreon, щоб ми могли випускати ще більше цікавих історій

Наверх