Блогерка Маханец: чем закончится скандал вокруг несовершеннолетних | Заборона
Вы читаете
Дети-блоггеры делали вид, что у них взрослые отношения. Но в этом не было ничего противозаконного

Дети-блоггеры делали вид, что у них взрослые отношения. Но в этом не было ничего противозаконного

Скандал вокруг блогеров Маханец и Пая не утихает. Рассказываем, кого могут наказать в этой истории и как она влияет на детей

Уже несколько дней в Украине обсуждают скандал вокруг якобы романа между 8-летней блогеркой Миланой Маханец и 13-летним блогером Павлом Паем. На фотографиях и видео в соцсетях дети обнимались, целовались и якобы спали вместе. На ситуацию отреагировал Уполномоченный по правам ребенка Николай Кулеба: против матери блогерки открыли уголовное производство. Заборона вместе с адвокатом и психотерапевткой разбирает, чем может закончиться эта история, кто должен нести ответственность, и как обезопасить своих детей от проблем в соцсетях.


«Посмотрим в глаза друг другу?»

14 марта в сети начали обсуждать фотографии и видео со страницы 8-летней блогерки и модели Миланы Маханец. На ее страницах в соцсетях Instagram, Likee и TikTok среди других были фото, где она в объятиях 13-летнего блогера Павла Пая, а также видео с поцелуями в губы. В начале марта блогерка заявила, что встречается с Павлом. Такой же статус парень указал на своей странице в Instagram.

У Миланы Маханец более 500 тысяч подписчиков в Instagram и более шести миллионов в Likee — это соцсеть, похожая на TikTok, но более популярная среди детей. Также девочка работает моделью. Ее деятельность координирует мать Дарья Маханец, которая ведет и страницы дочери.

Павел Пай — тоже блогер, однако с меньшей аудиторией. У него более 50 тысяч подписчиков в Instagram и более 600 тысяч — в Likee.

Сначала в Instagram Миланы Маханец появилось сообщение, в котором авторка страницы написала: «Мы познакомились 7 месяцев назад и первой нашей целью было «похайпить» и «поднять актив». Но прошло 7 месяцев и мы друг к другу привязались». Однако впоследствии, когда скандал набрал обороты, Дарья Маханец заявила, что романтических отношений у детей нет, а Паша относится к Милане как брат. По словам мамы девочки, дети только повторяют популярные фото, видео и челленджи других блогеров.

«Это хайповая тематика развития детской страницы. Это было рассчитано на детей, а не на выход куда-то», — говорит Дарья Маханец.

На якобы роман между блогерами отреагировал Уполномоченный по правам ребенка Николай Кулеба (в 2019 году он поехал на красный свет и спровоцировал ДТП с пострадавшими, но до сих пор не понес наказания). Он обратился в полицию Киевской области и теперь следователи расследуют дело по части 1 статьи 301 Уголовного кодекса — ввоз, изготовление, сбыт и распространение порнографических предметов. За это матери девочки грозит штраф или ограничение свободы до трех лет.

18 марта в сториз на странице Миланы появился скриншот — обращение к Николаю Кулебе: «Добрый день. Можно мы с вами встретимся и посмотрим в глаза друг другу?» Публичного ответа от омбудсмена пока не было.

Буква закона

Несмотря на то, что полиция сейчас расследует уголовное дело в отношении матери блогерки, с точки зрения уголовного права отношения детей не являются преступлением, говорит в комментарии Забороне адвокат Денис Овчаров. Ведь судя по контенту из социальных сетей, эти отношения добровольные, а объятия или поцелуи между детьми не караются законом. А то, что мать девочки использует ее или отношения между блогерами для рекламы и это происходит против их воли — только предположения. Это нужно доказывать.

Осудить по статье 301 о распространении порнографии Дарью Маханец вряд ли получится.

«Закон Украины «О защите общественной морали» определяет порнографию как вульгарно-натуралистическую, циничную, непристойную фиксацию половых актов, самоцельную, специальную демонстрацию гениталий, антиэтических сцен полового акта, сексуальных извращений, которые не соответствуют моральным критериям, оскорбляют честь и достоинство человека, побуждая низменные инстинкты. На странице девочки и близко нет контента, содержащего порнографию», — говорит Овчаров. Больше о том, как в Украине работает статья 301 и кого по ней наказывают, Заборона писала здесь.

По словам эксперта, нет состава преступления и по статье 166 Уголовного кодекса о злостном невыполнении обязанностей по уходу за ребенком. Ведь нет фактов, подтверждающих, что мать девочки уклоняется от ее воспитания, ограничивает ее в предметах первой необходимости, искусственно создает неудовлетворительные бытовые условия.

«То есть состава преступления в этом деле нет и, соответственно, уголовная ответственность для матери девочки не наступит. Единственный возможный вариант развития этого дела — рассмотреть ситуацию с позиции административной ответственности», — объясняет адвокат.

Есть статья 184 Кодекса об административных правонарушениях. Она касается невыполнения родителями обязанностей по воспитанию детей. За это грозит предупреждение или штраф. Однако, опять же, судя по странице в Instagram, условия воспитания девочки лучше, чем у многих украинских детей, добавляет Овчаров.

Вряд ли получится применить и статью 7 закона «О защите общественной морали». Она должна защищать несовершеннолетних от негативного влияния продукции сексуального или эротического характера. Овчаров объясняет: Уголовный кодекс определяет детей в возрасте до 14 лет как малолетних, а не несовершеннолетних. Поэтому и вопрос применения этой статьи остается открытым, пока законодатель не упорядочит эти понятия.

По мнению адвоката, у дела есть все шансы закончиться ничем. Юные блогеры, говорит он, не пропагандируют педофилию, не побуждают к сексуальной эксплуатации. И несмотря на то, что общественное мнение стало толчком для открытия дела, общественность не может влиять на применение законов.

Несвойственно возрасту

Общая аудитория подписчиков обоих блогеров — около семи миллионов человек. Их зрители — в основном дети и подростки, которые будут повторять их поведение, говорит кандидатка психологических наук, доцентка кафедры теоретической и практической психологии университета «Львовская политехника» и психотерапевтка Ирина Зубрицкая-Макота. Речь не идет о том, что все дети увидят эти мнимые отношения и начнут делать так же. Но они могут задуматься над этим и воспринять их как пример для дальнейших действий. Также это может задеть самооценку: «Все уже встречаются с кем-то, а я — нет. Значит, со мной что-то не так».

«Отношения, которые изображали блогеры, несвойственны детям их возраста. Тем более если мы говорим о девочке, которой 8 лет. Симпатии проявляются у большинства детей с пяти лет, но речь не идет о поцелуях, которые демонстрировали блогеры», — говорит Зубрицкая-Макота.

Картинка из соцсетей может исказить представление детей об отношениях, тем более если в их семье о таком не говорят. Это может привести к тому, что ребенок будет прятаться от родителей, у него появятся тайны.

Скандал сильно повлияет и на самих блогеров. Если страницу Маханец ведет мама, вероятно, она не спрашивает у дочери разрешения на публикации, не согласовывает контент с ней. А история получила огласку, и память о ней останется на всю жизнь. Дети могут начать беспокоиться о том, как это скажется на их взрослых отношениях, на их будущих детях. Выходит, что они участвуют в скандале, не понимая, что это такое, не давая согласия на него, говорит психологиня.

«И вообще демонстрация жизни перед широкой общественностью может негативно повлиять на здоровье ребенка. Если все опубликованное — не правда, а лишь попытка создать красивую картинку, ребенок начнет думать, что живет двойной жизнью. Из-за чрезмерного внимания стираются личные границы. А детям, особенно когда они достигают подросткового возраста, важно знать, что у них есть что-то принадлежащее только им», — добавляет Зубрицкая-Макота.

По мнению специалистки, ответственность за сложившуюся ситуацию должны нести родители детей. Поэтому не следует «распинать блогеров» — лучше ограничить негативные комментарии.

Как родителям общаться с детьми о соцсетях

Не стоит воображать, будто мы можем запретить соцсети и они куда-то исчезнут, говорит психотерапевтка Зубрицкая-Макота. Лучше быть реалистами и больше общаться с детьми — быть открытыми к ним, готовыми услышать все, что те говорят.

Не следует оценивать поведение ребенка как сплошное зло. В разговорах нужно снижать градус напряжения. Крики и наказания отбивают у детей желание что-либо рассказывать родителям. Если ребенок признается в чем-то, что вам не нравится, надо подышать, сосчитать до десяти или ста — сколько нужно — и спокойно продолжить разговор. Если ребенок рассказывает что-то о себе, это означает, что он доверяет родителям. Поэтому они в курсе того, что происходит в его жизни.

Если очень смущает проблема соцсетей, можно установить программу родительского контроля на телефон. А еще — обсудить время, в течение которого ребенок может сидеть в соцсетях. Проговорите, можно ли ему заводить собственную страницу, объясните риски. Например, не следует публиковать селфи с геолокацией. Это опасно, потому что так вас могут вычислить злоумышленники. Если ребенок младше 12 лет, скажите, что вы разрешаете ему завести собственную страницу, но при определенных условиях. Например, у вас тоже будет доступ к его аккаунту. Когда он повзрослеет, переведете это в сферу доверия.

«Но почему дети много сидят в соцсетях? Так делают те, кто ничем не занят. А это уже вопрос к родителям. Тем более, часто родители сами дают детям телефон или отправляют их за компьютер, если на них нет времени. Отсюда и последствия. Просто запрещать что-то — не выход. Нужно говорить и договариваться», — добавляет психотерапевтка. Больше о том, как общаться с детьми, Заборона писала ранее.

Наверх