Фейсбук заблокировал Заборону за критику неонацистов. Выяснилось, что украинские фактчекеры соцсети тесно с ними дружат | Заборона
Вы читаете
Фейсбук заблокировал Заборону за критику неонацистов. Выяснилось, что украинские фактчекеры соцсети тесно с ними дружат

Фейсбук заблокировал Заборону за критику неонацистов. Выяснилось, что украинские фактчекеры соцсети тесно с ними дружат

В начале 2020 года Facebook выбрал двух партнеров в Украине для противодействия фейкам и дезинформации, – кроме VoxCheck, соцсеть остановила свой выбор на StopFake – интернет-проекте, который с 2014-го занимается разоблачением российской пропаганды. Это решение выглядит неоднозначным, поскольку представители StopFake дружат с известными ультраправыми деятелями, среди которых есть осужденные за убийство на почве ненависти. Журналист Забороны Самуил Проскуряков рассказывает, почему назначение StopFake гипотетически может стать проблемой.


Эта история начинается 2 июня, когда Заборона опубликовала статью о Денисе Никитине. Этот человек – российский футбольный хулиган, основатель популярного среди людей ультраправых взглядов бренда White Rex и один из главных неонацистов Европы, в последние годы живет в Украине.

Пост со ссылкой на материал появился на нашей официальной странице в Facebook вечером. Статья понравилась подписчикам Забороны – ее активно обсуждали и распространяли. Однако через 18 часов публикация исчезла со страницы, наша модераторка получила бан, а паблик ограничили в монетизации. Мы не знали, почему, но хотели узнать и вернуть пост. Тогда некоторые наши читатели порекомендовали искать возможные ответы в новом партнере Facebook в Украине – интернет-проекте StopFake. И хотя позже соцсеть объяснила, что пост удален по ошибке и вернула его на следующий день, мы открыли много интересного.

Фото с фейсбук страницы Забороны

Что такое StopFake?

Этот проект создали в 2014 году студенты и преподаватели Киево-Могилянской школы журналистики. StopFake занимается разоблачением ложной информации и пользуется доверием многих ведущих западных СМИ. В частности, проект опроверг фейк российского Первого канала о том, что малайзийский Boeing рейса МН17 был сбит возле Тореза Донецкой области украинским военным самолетом. Расследование StopFake продемонстрировало, что показанные телеканалом спутниковые снимки – подделка.

В 2016 году проект попал в список издания Financial Times «New Europe 100» – перечень людей и организаций, которые помогают менять общество в лучшую сторону. Среди спонсоров StopFake – Министерство иностранных дел Чехии, Посольство Великобритании в Украине, Национальный фонд в поддержку демократии, который финансируется правительством США, а также Международный фонд «Возрождение».

27 марта 2020-го StopFake стал участником фактчекинговой программы Facebook. Он будет помогать соцсети в борьбе с фейками и дезинформацией. Выглядит это так: если эксперт по проверке фактов указывает на информацию как неправдивую, она появляется в ленте новостей ниже, что уменьшает распространение недостоверного контента, а также минимизирует количество его просмотров. После обозначения сообщения как фейкового Facebook предупреждает людей, которые его видят или хотят им поделиться, что информация фальшивая. Кроме этого, страницы и домены, которые регулярно распространяют фейки, теряют возможность монетизации контента и размещения рекламы.

StopFake
Фото с сайта StopFake

StopFake и ультраправые

Сначала пресс-релиз от Facebook о выборе украинских партнеров обнародовал в своем Twitter журналист американского издания BuzzFeed Кристофер Миллер. Он подчеркнул, что борьба с дезинформацией – это хорошо, но только в теории. По его мнению, участие в этом процессе StopFake должно вызывать беспокойство. «Сотрудник StopFake Евгений Федченко [один из основателей и главный редактор проекта, директор Киево-Могилянской школы журналистики], выступает против свободы прессы и новостей, которые критикуют правительство или не используют язык, которому, по его мнению, следует отдавать предпочтение», – говорит Миллер.

Евгений Федченко действительно поддерживал некоторых правых публично. Например, в 2018 году он раскритиковал сообщение «Громадського» о задержании представителями организации С14 бразильского боевика Рафаэля Лусварги, который воевал на стороне сепаратистов на Донбассе. «Громадське», рассказав об этом, назвало группировку «неонацистской», из-за чего С14 подала в суд «в защиту чести, достоинства и деловой репутации». В августе 2019 суд удовлетворил иск праворадикалов.

Федченко в своем Twitter отметил, что один из «неонацистов» – Александр Войтко, который задерживал Лусварги, – ветеран войны на Донбассе, журналист «5 канала», выпускник и преподаватель Киево-Могилянской школы журналистики. Корреспондент французской газеты Le Figaro Стефан Сиоан тогда писал, что Федченко пытается отбелить С14 только потому, что его коллега Войтко входит в состав этой организации.

Были и другие ситуации. В 2016 году данные более четырех тысяч журналистов, которые получили аккредитацию в так называемых «ЛНР» и «ДНР», опубликовали на сайте «Миротворец». Этот проект появился в 2014 году как открытая база сепаратистов и тех, кто их поддерживает. Одним из инициаторов его создания был тогдашний советник и нынешний заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко. Публикация данных журналистов, среди которых были представители ведущих мировых СМИ (например, Associated Press, AFP, Al Jazeera), спровоцировала международный скандал. Ведь на сайте выложили не только фамилии и имена, но и номера мобильных телефонов, электронные адреса и некоторые паспортные данные. Многие журналисты получали угрозы из-за «сотрудничества с террористами», в котором их обвиняли. Хотя аккредитация в непризнанных республиках – вынужденный шаг для представителей медиа, которые хотят освещать то, что там происходит.

В упомянутом выше конфликте Федченко стал на сторону «Миротворца». Он утверждал, что ответственность за слив лежит только на самих работниках СМИ. «До того, как журналисты обнародовали информацию об утечке, никто не знал о [сайте] Миротворец», – сказал Федченко и добавил, что скандал кажется «незначительным и несущественным, раздутым многими журналистами».

twitter
Фото из twitter

Кристофер Миллер также писал, что Великобритания сократила финансирование StopFake «из-за опасений относительно способностей проверять факты, и публичные комментарии со стороны соучредителя Федченко, который нападает на журналистов и свободу прессы». Заборона частично опровергла эту информацию.

В пресс-службе посольства Великобритании в Украине нам рассказали, что поддерживали StopFake в 2015–2018 годах, «и мы гордимся достигнутыми им результатами в течение этого времени». Изменение проектных партнеров от одного года к другому является обычной практикой – StopFake, по словам пресс-службы, вышел на запланированный уровень, и необходимость его поддержки исчезла, но посольство сотрудничает с интернет-ресурсом в других направлениях. «Эксперты StopFake продолжают сотрудничество с проектом медиаграмотности «Изучай и различай», осуществляемой Советом международных научных исследований и обменов (IREX) при поддержке посольств Великобритании и США в партнерстве с Министерством образования и науки Украины. Великобритания поддерживает деятельность по противодействию дезинформации и программы, направленные на развитие медиаграмотности, в Украине и в более широком регионе», – отметили в пресс-службе.

Марко Супрун и «братья»

Главное лицо StopFake – Марко Супрун, муж бывшей и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун. Англоязычная версия youtube-канала проекта почти полностью состоит из видеороликов с его участием. Супрун анализирует российские фейки, в частности о «разгуле» фашизма в Украине. Но самого Марка можно часто встретить в компании одиозных праворадикалов.

Сентябрь 2017. Супруна пригласили на мероприятие «Молодежного националистического конгресса». Там он рассказывал, что заставило его переехать из Канады в Украину и как «избавиться от комплекса неполноценности».

На сцене рядом с Марком стояли двое крепких мужчин. Первый – основатель популярного среди ультраправых бренда одежды «SvaStone» и лидер музыкальной хейткор-группы «Сокира Перуна» Арсений Билодуб. Второй – фронтмен рок-коллектива «Кому Вниз» Андрей Середа, который как-то рассказывал, что он, Марко Супрун и Билодуб в свое время породнились через казацкий ритуал «побратимства», предусматривающий кровопускание. Поэтому на сайте «Кому Вниз» спикеры обозначены как «братья».

«Сокира Перуна» – один из самых популярных коллективов среди праворадикалов, на которых и ориентируется группа. В их песни «Шесть миллионов слов лжи» отрицается Холокост. А трек «17 августа» посвящен дню смерти нацистского деятеля Рудольфа Гесса (он умер последним из всех лидеров нацистов). В 2018 году Заборона сделала фоторепортаж с юбилейного концерта «перуновцев», на котором присутствовали нацистские флаги и свастика. По материалам этого репортажа полиция открыла уголовное производство. Именно эти концертные фотографии мы использовали в качестве иллюстраций к расследованию о неонацисте Денисе Никитине, ссылки на которое Facebook удалил со страницы Забороны через некоторое время после публикации.

Сами участники группы позиционируют свое творчество как white power rock. Это музыкальное направление продвигает через тексты и сценические образы идеи расизма, антисемитизма и гомофобии и, по мнению экспертов Австралийской комиссии по правам человека, является важным инструментом международного неонацистского движения, чтобы получать доходы и вербовать новых сторонников.

Андрей Середа
Андрей Середа на Торжественных сборах, 20-летия ВО Свобода, фото с Youtube

Бывший ударник «Сокиры Перуна» Дмитрий Волков в свое время отбыл наказание за участие в погроме синагоги Бродского в Киеве. Концерты группы посещал в 2017 году россиянин Александр Скачков, которого недавно задержали украинские спецслужбы за пропаганду идей австралийского террориста Брентона Тарранта.

Фронтмен «Кому Вниз» Андрей Середа в одном из интервью признал, что считает себя «выборочным антисемитом». На праздновании 20-летия ультраправой партии «Свобода» в 2011 году, приглашенный к микрофону музыкант рассказал, что украинская земля – ​​«мать арийской расы». Свою речь закончил жестом, очень похожим на нацистское приветствие. У него есть татуировка на руке в виде кельтского креста, который в среде скинхедов, расистов и неонацистов используется для обозначения превосходства белой расы. Этот символ также фигурирует на фотографиях с репетиционной базы группы.

Арсений Билодуб и Андрей Середа – «патриархи» украинской ультраправой сцены. «Сокира Перуна» и «Кому Вниз» давно и плодотворно дружат, выступают на многочисленных «патриотических» фестивалях и концертах вместе с другими праворадикальными музыкальными формациями, в частности российской блэк-метал группой «M8L8TH». Название расшифровывается как «молот Гитлера», где замена буквы «о» в названии на цифру «8» отсылает к неонацистскому лозунгу «Heil Hitler!» (Буква «H» стоит в латинском алфавите восьмой).

Журналист сети Bellingcat Майкл Колборн одним из первых обратил внимание на связи Марка Супруна с известными ультраправыми деятелями. Он считает, что нужно задать вопрос руководству Facebook, почему их партнер «общается с неонацистами».

Марко Супрун и С14

23 января 2020 года в Instagram «Сокиры Перуна» появилось фото, сделанное во время предпремьерного показа украинского блокбастера «Наши котики». На нем Марко Супрун в компании не только Арсения Билодуба, но и Дианы Виноградовой (Камлюк). В начале нулевых Камлюк вместе с группой приятелей набросилась на гражданина Нигерии, стала бить его ногами, а ее товарищ ударил мужчину ножом. От полученных травм нигериец скончался. На вопрос о причинах нападения, товарищ Дианы отвечал: «Мне не нравятся негры». Камлюк приговорили к 4,5 годам заключения. За решеткой она писала стихи для «Сокиры Перуна», а после того как вышла из тюрьмы, декламировала на сцене Майдана антисемитское стихотворение.

Рядом с Марком Супруном на фотографии также один из лидеров агрессивной ультраправой группировки С14 Александр Войтко. В 2018 году члены С14 разогнали поселение ромов на Лысой горе в Киеве, сожгли их палатки и вещи. На видео, опубликованном через несколько дней LB.ua, праворадикалы бросают в ромов камни и поливают их слезоточивым газом, гоня по улице.

Также среди членов С14 есть немало людей, фигурирующих в делах о совершении тяжких преступлений. В частности, членов группировки Андрея Медведько и Дениса Полищука обвиняют в убийстве Олеся Бузины – бывшего шеф-редактора газеты «Сегодня» и писателя с пророссийскими взглядами, известного многочисленными высказываниями в поддержку политики Кремля относительно оккупации Донбасса. Оба фигуранта «дела Бузины» были освобождены из-под стражи, Полищук – под залог в 5 млн грн.

Фото из открытых источников

В ноябре 2017 года консорциум Terrorism Research & Analysis Consortium TRAC, который исследует терроризм и политическое насилие, опубликовал статью о С14. Группировка не попала в перечень террористических объединений, но консорциум заинтересовался организацией.

Марко Супрун и «Правый сектор»

Марко Супрун давно дружит с представителем ультраправой партии «Правый сектор» Дмитрием Савченко. Савченко – основатель издательства «Залізний тато», где публикует свои произведения идеолог «христианского национал-анархизма» Дмитрий Корчинский. Однажды Корчинский сказал, что его партия «Братство» стремится создать в Украине «православный Талибан». На странице издательства в Facebook также есть куча фотографий с символикой «Карпатской Сечи». Это агрессивная ультраправая группировка из Закарпатья, члены которой нападают на представителей ЛГБТ, феминисток и людей с ментальными особенностями.

В феврале 2018-го Супрун и Савченко вместе праздновали 30-летие группы «Кому Вниз» на Майдане Незалежности, там также присутствовал Корчинский. Через год Дмитрий Савченко вместе с Арсением Билодубом появился под стенами Окружного админсуда Киева, где должны были рассматривать дело об отстранении от должности исполняющей обязанности министра здравоохранения Ульяны Супрун. Савченко сделал общую фотографию с Марком и Билодубом.

Актуально

Дмитрий Савченко отсидел 10 лет за террористический акт – взрыв на киевском рынке «Троещина», в результате которого погиб человек. В 2014 году его освободили вместе с политзаключенными, однако не амнистировали. Своей вины он не признал.

Что говорят эксперты

То, с кем дружит Марко Супрун – его личное дело. Другой вопрос, влияет ли это на его работу в StopFake – журналистском проекте, который должен быть максимально объективным и беспристрастным. По мнению экспертов, которых опросила Заборона, в последнее время относительно этого возникают вопросы.

Исследователь праворадикальных движений Антон Шеховцов отмечает, что в последние годы StopFake стал «слишком политизированным». Особенно это было заметно во время президентской кампании в 2019 году, считает эксперт. Мы изучили некоторые публикации StopFake за тот период – действительно, проект часто опровергал фейки про тогдашнего главу государства и кандидата в президенты Петра Порошенко. Однако некоторые публикации были несколько странными и немного не соответствовали тому уровню, который StopFake демонстрировал в начале своей деятельности. Например, сайт опровергал «фейк» о том, что Порошенко отказался от дебатов на стадионе с Владимиром Зеленским, хотя это скорее была манипуляция российских СМИ. Или уже во время выборов StopFake обращал внимание на экзитпол от одной из организаций, отмечая, что она была зарегистрирована за несколько недель до выборов. Но данные этой социологической службы о том, что Порошенко набирает чуть более 20% голосов, а Зеленский – несколько больше 70%, оказались точными.

Кому Вниз
Фото с фейсбук страницы «Кому Вниз» и Дмитрия Савченко

«Если раньше, в 2014–2015, StopFake действительно был крайне полезным, то в последующие годы произошла политизация проекта. Сейчас у них все же прослеживается национал-патриотический дискурс», – говорит Шеховцов.

Журналист BuzzFeed Кристофер Миллер не сомневается в том, что контакты с ультраправыми влияют на позиции Евгения Федченко и Марка Супруна по отношению к группам ненависти и их освещению в StopFake.

«Соучредитель StopFake Евгений Федченко воспринимал критику ультраправых групп со стороны международных и украинских журналистов как «фейковые новости» и «отголоски российской пропаганды», – говорит Миллер Забороне. – Роль Марка Супруна в StopFake, когда Порошенко был при власти, а Ульяна Супрун исполняла обязанности министра здравоохранения, также может рассматриваться как конфликт интересов, ведь интернет-ресурс придерживался позиции правительства по всем вопросам».

В частности, на манипулятивную новость «Страна.юа» о киевском общественном формировании «Муниципальная стража», в которой утверждалось, что «ультраправые будут проверять документы в киевском транспорте» во время карантина, StopFake ответил не менее сомнительной публикацией, где прослеживается попытка отбелить имидж муниципалов. На обвинения «Страна.юа» в адрес последних о преследовании ромов StopFake опроверг участие общественного формирования в погроме на Лысой горе, ссылаясь на заявление самой «стражи». Тут также стоит учесть тот факт, что об инциденте на Лысой горе в публикации «Страна.юа» не было сказано – ресурс писал о нападениях на ромов в общих фразах и ссылался на комментарий главы патрульной полиции Киева Юрия Зозули: «Мы не можем работать с людьми, которые исповедуют расовую ненависть».

«Возможность управлять «заметностью» того или иного контента – это большой соблазн, а наличие устойчивых личных и политических симпатий может стать поводом для злоупотреблений, – говорит Забороне исследователь ультраправых движений, координатор Группы мониторинга прав национальных меньшинств Вячеслав Лихачев. – Например, почему бы ради дружеских отношений не обозначить как фейковый пост, который напоминает о том, что Диана Виноградова (Камлюк) отсидела срок за соучастие в расистском убийстве, если сама она утверждает, что это было «политическое преследование»? Или почему бы не помочь Дмитрию Савченко реже натыкаться на напоминание о десяти лет лишения свободы, проведенных после неудачной попытки устроить на Троещине «священную расовую войну», в ходе которой погибла уборщица рынка?»

Лихачев говорит, что не замечал подобной предвзятости со стороны StopFake к постам в Facebook, но уверен – если бы членов ответственной за контроль над достоверностью контента организации постоянно видели в компании, например, Анатолия Шария или Виктора Медведчука, «скандал бы уже гремел не только в украинском сегменте Facebook».

сокыра перуна
Фото с инстаграма «Сокиры Перуна» и Youtube

«Впрочем, грамотно разработанный алгоритм работы, четкость критериев и наличие в команде людей с разными взглядами могут минимизировать риск предвзятости модераторов, – считает Лихачев. – И главное, наверное, – максимальная прозрачность критериев оценки, механизмов и обоснование принятых решений в целом и в каждом случае потенциального конфликта интересов – особенно».

Правозащитник и координатор проекта «Без границ» Максим Буткевич считает, что, с одной стороны, Марк Супрун не работает в StopFake как модератор Facebook. И если он разделяет цели, ценности StopFake и пригоден к выполнению задач проекта – то для организации этого может быть вполне достаточно. С другой стороны, роль этого интернет-ресурса, созданного с важной и полезной целью, сейчас стала еще более значимой – в контексте сотрудничества с Facebook, следовательно, пристальное внимание к незаангажированности StopFake вполне закономерно.

«Поэтому соответствующий вопрос к StopFake, в частности, со стороны журналистов, был бы вполне логичным и оправданным, и на него стоит иметь ответ. Это, в конце концов, полезно и для самого проекта, его имиджа и понимания аудиторией его ценностей», – говорит Буткевич.

Заборона обращалась к StopFake и его руководству с просьбой прокомментировать связи Марка Супруна с ультраправыми. Также мы запрашивали опровержение или подтверждение участия StopFake в удалении поста Забороны о неонацисте Никитине, но не получила ответа. Мы также написали самому Марку Супруну и обратились к представительнице Facebook в Украине Екатерине Крук, и также остались без ответа. Заборона готова предоставить площадку для выражения позиции.

Наверх