ФАЛЛОС НА РАЙОНЕ

Как в Харькове сформировалась индустрия уличных культур

ФАЛЛОС НА РАЙОНЕ

Как в Харькове сформировалась индустрия уличных культур
#Підпалюй!
Большой мультимедийный спецпроект про чейндж-мейкеров, активистов и активисток, которые своими инициативами меняют города. Они меняют правила, вдохновляют и ведут за собой. Мы рассказываем 30 уникальных историй через серию op-doc (документальные репортажи с художественными элементами) и мультимедийных репортажей.

Подписывайтесь на новости о проекте в нашем
Facebook, Instagram, Twitter и Тelegram.
Спецпроект выполняется в рамках проекта «Укрепление общественного доверия» (UCBI), финансируемого Агентством США по международному развитию (USAID).
Подписывайтесь на наш Телеграм-канал:
оперативно и коротко о важном.
Текст: Катерина Сергацкова
Фото: Андрей Бойко
Мультимедиа: Роман Степанович, Николай Дондюк
Верстка: Наталья Самсонова

Внимание!
Выбор героев и стиль повествования может
не совпадать с вашими ожиданиями.
Опубликовано: 06.03.2019
Трое харьковчан, выросших в опасных спальных трущобах, создали индустрию уличной культуры и вывели Украину в топ стран по брейкингу. Но общество до сих пор игнорирует это явление.

В одном из самых отдалённых от центра районов Харькова, на Салтовке, есть Дворец детского и юношеского творчества, называемый в народе «залупа» или «фаллос». Все дело в форме обсерваторной башни, которая украшает здание. Но самое интересное внутри: бассейн, при бассейне большая раздевалка с кафельным полом. Вот этот пол больше всего притягивал салтовских подростков в конце девяностых и начале нулевых: здесь, на полу, было удобно заниматься брейкингом.
Трое харьковчан, выросших в опасных спальных трущобах, создали индустрию уличной культуры и вывели Украину в топ стран по брейкингу. Но общество до сих пор игнорирует это явление.

В одном из самых отдалённых от центра районов Харькова, на Салтовке, есть Дворец детского и юношеского творчества, называемый в народе «залупа» или «фаллос». Все дело в форме обсерваторной башни, которая украшает здание. Но самое интересное внутри: бассейн, при бассейне большая раздевалка с кафельным полом. Вот этот пол больше всего притягивал салтовских подростков в конце девяностых и начале нулевых: здесь, на полу, было удобно заниматься брейкингом.
Егор Матюхин, 32 года

Хотите увидеть больше? Скоро выйдет наш документальный репортаж о Харькове. Подписывайтесь на наш канал YouTube
Подростки разработали целую схему отвлечения внимания техничек, охранявших бассейн. В этих тайных тренировках зарождался харьковский брейк. Для многих местных пацанов уличный танец был вопросом статуса, репутации, да и вообще главным делом жизни. Был, например, такой случай.

Двадцать лет назад там же, на Салтовке, произошла массовая драка. Две молодежные группировки сошлись возле заброшенного детского садика, чтобы помериться, кто круче танцует брейк. Одни вроде как выиграли, другие вроде как проиграли, – произошел «махач». В мероприятии участвовали сотни парней.

Одним из участников драки был будущий сооснователь харьковского объединения «Центр уличных культур» и известный на Западе би-бой (то есть, парень, который танцует брейк) Егор Матюхин.
Егор и друзья

Чтобы понять, из чего состоит уличная культура Харькова, нужно объяснить общий ландшафт. Большая часть города – это плановая советская застройка, созданная в период индустриализации. Бетонные коробки для временной жизни тысяч заводчан, главное предназначение которых – работать.
Егор и друзья
Чтобы понять, из чего состоит уличная культура Харькова, нужно объяснить общий ландшафт. Большая часть города – это плановая советская застройка, созданная в период индустриализации. Бетонные коробки для временной жизни тысяч заводчан, главное предназначение которых – работать.

Салтовка – самый большой спальный район в Украине. В нем проживает более 500 тысяч человек.
Никто не рассчитывал, что в этих домах люди будут жить поколениями. С годами дома обросли гаражами, сарайчиками и другими временными конструкциями. Здесь же сложились свои, неформальные суровые правила. Передвижение между микрорайонами для молодого человека могло иметь серьёзные последствия.

Егор Матюхин вспоминает, что при переходе из одного «гетто» в другое к подростку тут же цеплялись парни с чужого района и могли запросто избить. «На районе» был большой пустырь, «там могли выкинуть – и никогда больше не найти».

Друг и коллега Егора по Центру уличной культуры Валера Бычков тоже отлично помнит те времена. «У нас не было метро, и чтобы попасть из одного района в другой, нужно было ехать на автобусе, а там идти пешком, – вспоминает Валера. – При таком передвижении остаться незамеченным сложно – в любой момент ты мог «выхватить».

На районах подростки жили в своей замкнутой реальности, где было мало развлечений. Время проводили сидя на лавке с семечками и дешевым алкоголем. Что еще? Трава, клей, димедрол.

Да и сейчас во дворах на улице Тракторостроителей рядом со школой можно увидеть пустые упаковки от таблеток и шприцы. На стенах – граффити «фен шиш» с указанием телеграм-канала, где можно достать наркотики. В этом смысле за 20 лет поменялось не много.
Жизнь в старом харьковском спальнике – замкнутый круг. Если ты здесь родился, то обречен на специфические развлечения и столь же специфическую социальную среду. Вырваться из нее удается не многим. Трем основателям Центра уличных культур это удалось: Егору Матюхину (Dach), Валерию Бычкову (Ben) и Виктору Чулановскому (Mechanic).

Егора спас спорт. С шести лет он занимался футболом, а подростком увидел по телевизору первые на постсоветском пространстве хип-хоп батлы. Запоминал движения и учился брейкингу (тогда это еще называлось брейкдансом) сам, «на коленочке». Перед ровесниками, по его словам, у него было преимущество – физическая выносливость.
Мы танцевали на бетоне, в грязи, наши вещи после тренировок были похожи на кучку пыли
Виктор Чулановский
Валера узнал о брейкинге в пионерском лагере. Его вожатый занимался брейком и рассказывал о школе, которую создали участники танцевальной группы «Турбо» (образовалась в 1986 году). Валера поступил в эту школу и так впервые оказался в центре Харькова. Школа брейкданса полностью изменила его жизнь. В 1999 году он создал собственный брейкданс-коллектив H-Blast.

Третий участник Центра уличных культур – Виктор Чулановский. Он, как и Егор, впервые увидел брейкинг в конце девяностых по телевизору. Виктор с другом смотрели телек… В тот же день подростки убрали ковер из комнаты и попытались повторить трюки. Виктор вспоминает: «Это было валяние, а не танец». Потом они купили лист ДВП и постелили его в подъезде – на последнем этаже. Повезло: на том этаже жил их знакомый, других соседей не было, никто не мешал. «Мы танцевали на бетоне, в грязи, наши вещи после тренировок были похожи на кучку пыли», – вспоминает он.

Тренироваться более-менее цивилизованно было негде. Хотя на районе и существовал ночной клуб с дискотеками. «Но чтобы зайти в этот клуб, нужно было пройти дорожку смерти: при входе стояли ребята, у которых была одна цель – забрать у тебя деньги, – рассказывает Виктор. – В то время реальность была жесткой».
Валера узнал о брейкинге в пионерском лагере. Его вожатый занимался брейком и рассказывал о школе, которую создали участники танцевальной группы «Турбо» (образовалась в 1986 году). Валера поступил в эту школу и так впервые оказался в центре Харькова. Школа брейкданса полностью изменила его жизнь. В 1999 году он создал собственный брейкданс-коллектив H-Blast.

Третий участник Центра уличных культур – Виктор Чулановский. Он, как и Егор, впервые увидел брейкинг в конце девяностых по телевизору. Виктор с другом смотрели телек… В тот же день подростки убрали ковер из комнаты и попытались повторить трюки. Виктор вспоминает: «Это было валяние, а не танец». Потом они купили лист ДВП и постелили его в подъезде – на последнем этаже. Повезло: на том этаже жил их знакомый, других соседей не было, никто не мешал. «Мы танцевали на бетоне, в грязи, наши вещи после тренировок были похожи на кучку пыли», – вспоминает он.

Тренироваться более-менее цивилизованно было негде. Хотя на районе и существовал ночной клуб с дискотеками. «Но чтобы зайти в этот клуб, нужно было пройти дорожку смерти: при входе стояли ребята, у которых была одна цель – забрать у тебя деньги, – рассказывает Виктор. – В то время реальность была жесткой».
Детство в гетто, брейк на «пиратках»

«Это было интересное детство в гетто», – смеется Егор Матюхин. Он может часами рассказывать, как из разрозненной, закрытой, неприветливой тусовки брейкдансеров получилась инициатива, объединяющая тысячи людей по всей стране.

В 1995 году молодой предприниматель Владислав Зюбан основал первый в Харькове хип-хоп магазин «Гномик». Тогда о брейкинге и хип-хопе мало кто знал. Ценность магазина заключалась в том, что Влад и его единомышленники перезаписывали кассеты с выступлениями би-боев, которые продавались в Москве, торговали «пираткой». В 98-м открылся еще один магазин – Green Screen Studio, занимавшийся тем же, но быстро обрел славу хаба уличной культуры. К этой торговой точке съезжались все, кто фанател от хип-хопа.
Детство в гетто, брейк на «пиратках»
«Это было интересное детство в гетто», – смеется Егор Матюхин. Он может часами рассказывать, как из разрозненной, закрытой, неприветливой тусовки брейкдансеров получилась инициатива, объединяющая тысячи людей по всей стране.

В 1995 году молодой предприниматель Владислав Зюбан основал первый в Харькове хип-хоп магазин «Гномик». Тогда о брейкинге и хип-хопе мало кто знал. Ценность магазина заключалась в том, что Влад и его единомышленники перезаписывали кассеты с выступлениями би-боев, которые продавались в Москве, торговали «пираткой». В 98-м открылся еще один магазин – Green Screen Studio, занимавшийся тем же, но быстро обрел славу хаба уличной культуры. К этой торговой точке съезжались все, кто фанател от хип-хопа.
Зюбан стал продюсером легендарной харьковской группы «Убитые рэпом» и основал лейбл «ХарьковРапаСити». В той тусовке сформировалась первая украинская хип-хоп команда ТНМК. Но это отдельная история. Сегодня Зюбан преподает йогу и держится в стороне от движения.

А движение разрасталось. В начале нулевых Харьков был разделен на команды би-боев, ожесточенно конкурировавших друг с другом. У Егора была команда MaryJane, у Валеры – H-blast, у Виктора – Nuclear packmans. В каждой состояло до десяти человек. Цель – выступить лучше всех и наказать противника. Наказать, на сленге би-боев, означает превозмочь.
Команды получили площадки для соревнований, когда появились три основных фестиваля – «Битва Харькова», «Джем-мастер» и «Breakidz». Во время этих фестивалей трое нынешних основателей Центра уличных культур и подружились.

А в 2008 году, в разгар экономического кризиса, три ключевых брейкинг-события перешли под их руководство (совместные мероприятия были своеобразным вызовом кризису). Они начали по-новому развивать движение, которое превратилось в известный локальный бренд. На соревнования в Харьков съезжались представители уличных культур из России, Беларуси, европейских стран. Денег это практически не приносило, зато было море удовольствия и планов. В 2014-м все изменилось.
Зюбан стал продюсером легендарной харьковской группы «Убитые рэпом» и основал лейбл «ХарьковРапаСити». В той тусовке сформировалась первая украинская хип-хоп команда ТНМК. Но это отдельная история. Сегодня Зюбан преподает йогу и держится в стороне от движения.

А движение разрасталось. В начале нулевых Харьков был разделен на команды би-боев, ожесточенно конкурировавших друг с другом. У Егора была команда MaryJane, у Валеры – H-blast, у Виктора – Nuclear packmans. В каждой состояло до десяти человек. Цель – выступить лучше всех и наказать противника. Наказать, на сленге би-боев, означает превозмочь.
Команды получили площадки для соревнований, когда появились три основных фестиваля – «Битва Харькова», «Джем-мастер» и «Breakidz». Во время этих фестивалей трое нынешних основателей Центра уличных культур и подружились.

А в 2008 году, в разгар экономического кризиса, три ключевых брейкинг-события перешли под их руководство (совместные мероприятия были своеобразным вызовом кризису). Они начали по-новому развивать движение, которое превратилось в известный локальный бренд. На соревнования в Харьков съезжались представители уличных культур из России, Беларуси, европейских стран. Денег это практически не приносило, зато было море удовольствия и планов. В 2014-м все изменилось.
Конец истории и поиск пути

Егор Матюхин жалуется, что раньше ни городским властям, ни обывателям не было интересно то, чем они занимаются. Несмотря на то, что Харьков стал по факту столицей брейкинга в Украине, город никак не поддерживал уличную культуру. Порой – мешал.
Конец истории и поиск пути
Егор Матюхин жалуется, что раньше ни городским властям, ни обывателям не было интересно то, чем они занимаются. Несмотря на то, что Харьков стал по факту столицей брейкинга в Украине, город никак не поддерживал уличную культуру. Порой – мешал.

Хотите увидеть больше? Скоро выйдет наш документальный репортаж о Харькове. Подписывайтесь на наш канал YouTube

Собственно, что такое для мэрии брейк-фестиваль по сравнению с концертом Ани Лорак на центральной площади в честь дня города? Толпа не придет, благодарить мэра никто особо не будет…

«На стадион Берси в Париже на фестивали брейкинга стекаются тысячи людей, платят за это нормальные деньги, – сетует Егор. – В Варшаве государство выделяет огромные бюджеты на такое. Почему у нас на это все забивают?»

Егор с товарищами настойчиво пробивали дорогу к европейским и американским фестивалям, брейкерам, промоутерам. Егор выступал сам, привозил домой победные кубки. Учился у западных звезд брейкинга делать презентации, «продавать» свои инициативы.

«Я назойливо заебывал город, – говорит он. – И тут пришел пиздец». Началась война.

Харьков перешел на военные рельсы, превратился в прифронтовой город. Активные молодые люди бросились обувать армию, спасать раненых, размещать вынужденных переселенцев. Культурная тусовка перемкнулася на благотворительные концерты и митинги. Кому в такое время было дело до брейкинга?

«Отменились все фесты, – вспоминает Егор. – К нам отказались приезжать практически все, ссылаясь на то, что у нас идет война. Мы поняли, что всем нашим проектам конец».

Ситуацию пришлось молниеносно разруливать. Три друга несколько месяцев продумывали экстренный план. Придумали.
В конце 2014-го они создали общественную организацию, взяли в аренду бывший фитнес-центр на улице Молочной, 11, скинулись на ремонт, и уже 31 января 2015-го открыли собственную школу – X-Makers.

Сегодня эта школа объединяет 9 филиалов в разных районах Харькова, где готовят к поступлению на «базу» (так называют X-Makers на Молочной). На базе за год проходят обучение более двухсот детей и подростков. Учиться у троицы приезжают дети из Луганской, Донецкой, Днепропетровской областей и из районов Харьковской области. У каждого из троих основателей школы есть свои последователи, которые выступают на фестивалях мирового уровня. А дома, в Харькове, зарабатывают преподаванием брейкинга и диджейством в клубах.
Параллельно с развитием школы троица организовала «Брейк Лигу» – чемпионат, в котором смешиваются танцы и спорт. В том же году удалось вместе с городской администрацией реализовать проект Breaking Culture: Егор, Валера и Виктор провели серию уличных воркшопов с подростками во всех районах Харькова.

Вскоре они перезапустили три фестиваля, ставших на паузу из-за войны. В 2016-м провели первый форум Street Culture – теперь он проходит каждый год. И создали программу развития уличных культур. Эта программа, кстати, получила поддержку местного бюджета (в этом году город выделил на нее 1,8 млн грн).

Но главное – сформировался уникальный Центр уличной культуры, объединяющий хип-хоп хореографию, стритбол, битбокс и массу разных видов уличного спорта. Егор объясняет, почему это важно: «Нас окружает улица, и чем развитее она будет, чем лучше горожане будут понимать свою ответственность за улицу, тем безопаснее она станет, – уверен он. – К улице надо относиться как к дому».
Кликни, чтобы перейти в сообщество
Комьюнити превыше всего

Егору сегодня тридцать два. После тридцати би-бой считается уже «старичком». Но для Егора это не проблема: он по-прежнему может исполнить нижний и верхний брейк, показать уровень. Важно, по его словам, другое: если 20 лет назад на один из авторитетнейших в мире фестивалей, немецкий Battle of the Year, он смотрел на пиратских видеокассетах у друзей в своем «харьковском гетто», то теперь он и его команда принимают в нем участие.

Если 20 лет назад харьковских би-боев называли не иначе как гопниками, то сегодня брейкинг – мировой мейнстрим, а успешные би-бои сродни богам на Олимпе.
Комьюнити превыше всего
Егору сегодня тридцать два. После тридцати би-бой считается уже «старичком». Но для Егора это не проблема: он по-прежнему может исполнить нижний и верхний брейк, показать уровень. Важно, по его словам, другое: если 20 лет назад на один из авторитетнейших в мире фестивалей, немецкий Battle of the Year, он смотрел на пиратских видеокассетах у друзей в своем «харьковском гетто», то теперь он и его команда принимают в нем участие.

Если 20 лет назад харьковских би-боев называли не иначе как гопниками, то сегодня брейкинг – мировой мейнстрим, а успешные би-бои сродни богам на Олимпе.

В Харькове брейкингом занимается около тысячи детей. Многие специально приезжают из районов и других областей.

Хотите увидеть больше? Скоро выйдет наш документальный репортаж о Харькове. Подписывайтесь на наш канал YouTube

К слову, об Олимпе. В 2017 году международный Олимпийский молодежный комитет решил добавить брейкинг в число новых видов спорта на юношеской Олимпиаде-2018 в Буэнос-Айресе. Разразился скандал: ответственность судить би-боев возложили на Всемирную ассоциацию спортивных танцев – организацию, которая объединяет «бальников», и к брейкингу не имеет никакого отношения.

Мировая звезда брейкинга Мидус (Serouj «Midus» Aprahamian) написал гневную петицию против такого решения, которая называлась так: «Всемирная ассоциация спортивных танцев, руки прочь от хип-хопа!» Претензия состояла в том, что ассоциация, на его взгляд, решила подмять под себя целый мир, который десятилетиями выстраивался драками и смертельными баттлами в гетто по всему свету. Мидус выразил опасение, что таким способом брейкинг может обесцениться как социальное явление. И вот почему.
1. Пластинка с треками, звучавшими на брейк-фестивале Battle of the Year. Егор впервые услышал их почти 20 лет назад. 2. Возле здания ХНАТОБ часто собираются скейтеры и велосипедисты. 3. Внутри Харьковского академического театра оперы и балета
«Брейк – это прежде всего сообщество», – объясняет Егор. Мы разговариваем с ним в Харьковском национальном академическом театре оперы и балета – месте, которое, как ни странно, называют меккой уличной культуры Харькова. Летом здесь собираются бээмиксеры, роллеры, паркурщики и би-бои. ХАТОБ, или Схiд Опера, – уникальный архитектурный ансамбль с рельефами, будто созданными для уличных видов спорта. Городские власти регулярно прогоняют отсюда молодежь, но люди все равно возвращаются – лучшего места для этой культуры в городе пока что нет.

«Брейк-данс – не просто какой-то вид танца, – продолжает Егор. – Это большая культура хип-хопа. Она объединяет в себе много полезных вещей, которые могут вытащить любого подростка из района и сделать из него крутого парня, который будет развиваться сам и помогать другим. Она зарождалась в гетто – в Бронксе, Гарлеме, Квинсе и других районах Нью-Йорка. Ребята из банд, которые реально убивали друг друга, смогли в итоге создать хип-хоп культуру. И главный слоган этой культуры – peace, love, unity, respect (мир, любовь, объединение, уважение). Хип-хоп способен создать активное сообщество, привлечь молодежь к правильным вещам».
«Брейк – это прежде всего сообщество», – объясняет Егор. Мы разговариваем с ним в Харьковском национальном академическом театре оперы и балета – месте, которое, как ни странно, называют меккой уличной культуры Харькова. Летом здесь собираются бээмиксеры, роллеры, паркурщики и би-бои. ХАТОБ, или Схiд Опера, – уникальный архитектурный ансамбль с рельефами, будто созданными для уличных видов спорта. Городские власти регулярно прогоняют отсюда молодежь, но люди все равно возвращаются – лучшего места для этой культуры в городе пока что нет.

«Брейк-данс – не просто какой-то вид танца, – продолжает Егор. – Это большая культура хип-хопа. Она объединяет в себе много полезных вещей, которые могут вытащить любого подростка из района и сделать из него крутого парня, который будет развиваться сам и помогать другим. Она зарождалась в гетто – в Бронксе, Гарлеме, Квинсе и других районах Нью-Йорка. Ребята из банд, которые реально убивали друг друга, смогли в итоге создать хип-хоп культуру. И главный слоган этой культуры – peace, love, unity, respect (мир, любовь, объединение, уважение). Хип-хоп способен создать активное сообщество, привлечь молодежь к правильным вещам».
Возвращение

В одном из самых отдалённых от центра районов Харькова, на Салтовке, есть Дворец детского и юношеского творчества, называемый в народе «залупа» или «фаллос». Все дело в форме обсерваторной башни, которая украшает здание. Но самое интересное внутри: бассейн, при бассейне большая раздевалка с кафельным полом…
Возвращение
В одном из самых отдалённых от центра районов Харькова, на Салтовке, есть Дворец детского и юношеского творчества, называемый в народе «залупа» или «фаллос». Все дело в форме обсерваторной башни, которая украшает здание. Но самое интересное внутри: бассейн, при бассейне большая раздевалка с кафельным полом…

Так выглядит здание дворца детского и юношеского творчества.

Хотите увидеть больше? Скоро выйдет наш документальный репортаж о Харькове. Подписывайтесь на наш канал YouTube

Технички по-прежнему охраняют дворец. Удивительно, но и сегодня борьба брейкдансеров за уличное пространство продолжается. Людей, которые занимаются спортом и танцами, разгоняют муниципальные службы. Учреждения, которые по своей функции должны быть открыты для общественных инициатив и содействовать им, держат двери закрытыми (например, тот же «фаллос»). Да и многие горожане почему-то продолжают маркировать брейкинг-комьюнити как гопников. Почему?

«Наверное, потому что мы занимаемся улицей, люди не считают это чем-то высоким», – печально говорит Валера.

Условия унылых спальников таковы, что и школа брейкинга, и Центр уличных культур, и фестивали не могли появиться в Харькове. Но – появились.

«Получилось только потому что в Харькове есть мы, и мы не хотим уезжать, – говорит Валера. – Должны быть люди, готовые пройти определенный путь, и у которых цель – не коммерческая, а – поменять общество. Ведь те дети, которые сегодня приходят в зал и тренируются, возможно, никогда не будут на улице пить, курить, наркотиками увлекаться».

Сегодня троица из харьковского Центра уличных культур помогает развивать уличную культуру в других городах и даже других странах.

В Лисичанске (Луганская область) они консультируют скейт-парк «Дружба», появившийся силами подростков и взрослых активистов два года назад в помещении одноименного кинотеатра.

А в Молдове – помогли создать подобный проект Urban Generation. В Риге основатели организации «Гетто» вдохновились харьковским опытом и создали свой форум уличных видов спорта и урбан-культур для европейских инициатив.
В 2024 году Егор, Валерий и Виктор планируют отправить своих учеников на официальные, «взрослые» Олимпийские игры, где впервые брейкинг будет включен в один из видов спорта.

Каждый день они тренируют таких же детей, какими были когда-то сами. И мрачноватые спальные районы постепенно превращаются в европейский город. Ну, почти.
Авторка идеи проекта

Исполнительный продюсер видео-отдела

Режиссер

Режиссерка-постановщица

Продюсерка эпизодов

Сценаристка

Оператор-постановщик

Операторы

Режиссер монтажа

Дизайн графики

Анимация

Мультимедиа


Фото

Верстка

Тексты

Редактор текстов

Менеджер проекта
КАТЕРИНА СЕРГАЦКОВА

РОМАН СТЕПАНОВИЧ

РОМАН СТЕПАНОВИЧ

АНАСТАСИЯ КАНАРЕВА

АНАСТАСИЯ КАНАРЕВА

АНАСТАСИЯ КАНАРЕВА

БОГДАН КИНАЩУК

НИКОЛАЙ ДОНДЮК, РОМАН СТЕПАНОВИЧ

НИКИТА ДАНЕЧКИН

ДМИТРИЙ СИЛЬЧЕНКО

ТАНЯ ФРАНЦ

РОМАН СТЕПАНОВИЧ,
БОГДАН КИНАЩУК, НИКОЛАЙ ДОНДЮК


АНДРЕЙ БОЙКО

НАТАЛЬЯ САМСОНОВА

КАТЕРИНА СЕРГАЦКОВА

ДМИТРИЙ ФИОНИК

АНТОН СКИБА
Хотите увидеть больше?
Скоро выйдет наш документальный репортаж о Харькове.
Подписывайтесь на наш канал YouTube
КАТЕРИНА СЕРГАЦКОВА

РОМАН СТЕПАНОВИЧ


РОМАН СТЕПАНОВИЧ

АНАСТАСИЯ КАНАРЕВА

АНАСТАСИЯ КАНАРЕВА

АНАСТАСИЯ КАНАРЕВА

БОГДАН КИНАЩУК

НИКОЛАЙ ДОНДЮК,
РОМАН СТЕПАНОВИЧ

НИКИТА ДАНЕЧКИН

ДМИТРИЙ СИЛЬЧЕНКО

ТАНЯ ФРАНЦ

РОМАН СТЕПАНОВИЧ,
БОГДАН КИНАЩУК,
НИКОЛАЙ ДОНДЮК


АНДРЕЙ БОЙКО


НАТАЛЬЯ САМСОНОВА

КАТЕРИНА СЕРГАЦКОВА

ДМИТРИЙ ФИОНИК

АНТОН СКИБА
Авторка идеи проекта

Исполнительный продюсер
видео-отдела

Режиссер

Режиссерка-постановщица

Продюсерка эпизодов

Сценаристка

Оператор-постановщик

Операторы


Режиссер монтажа

Дизайн графики

Анимация

Мультимедиа



Фото

Верстка

Тексты

Редактор текстов

Менеджер проекта