(c) 2018  ГО “Крос Медіа” – Усі права захищено

Photo: novosti.in.ua

Медичний випадок. Вступний курс про устрій держави крізь призму скандалу навколо Уляни Супрун

Случай с Уляной Супрун гораздо больше, чем попытка убрать руководителя отечественного здравоохранения усилиями лоббистов и коррупционеров, которые не смогли найти к американке правильный подход. В первую очередь это история о том, как у нас тут все устроено.

Во-первых, совершенно замечательна история с Министерством здравоохранения. Оно уже долгие годы работает без полномочного министра: Александр Квиташвили, который провел медицинскую реформу в Грузии, в Украине во втором правительстве Арсения Яценюка с 2014 по 2016 год даже не смог толком приступить к обязанностям. Его предшественника, Олега Мусия, сняли, не дожидаясь смены Кабмина после парламентских выборов. Уляна Супрун возглавляет Минздрав в качестве исполняющей обязанности с августа 2016 года, и Верховную Раду даже не стали тревожить вопросом ее утверждения министром.

Отсутствие необходимого статуса нельзя сказать не помешало, но не смогло воспрепятствовать большой медреформе. Кому-то перемены нравятся, кого-то бесят, однако невозможно отрицать, что они происходят, в то время как в прочих министерствах, в основном, наоборот: министры есть, реформ нет. Есть и те, кого бесит в первую очередь невозможность порешать свои дела в приватном привилегированном порядке: пани Уляна марсианка и понятий не отдупляет. Мне кажется, это самая главная, потому что просто невероятная, реформа Уляны Супрун.

Во-вторых, обращает на себя внимание, как дружно бросились на защиту и.о. министра здравоохранения президент, правительство, депутаты и гражданские активисты. Трудно себе даже представить, чтобы такую поддержку получил, случись что, кто-либо из других членов правительства. В связи с чем закономерно возникает вопрос, почему же при такой мощной политической и общественной поддержке ее упорно не хотят утверждать министром. Кажется, руководству страны выгодно иметь в правительстве реформ-фрика Супрун, показательный образец, снимая обвинения в нежелании что-либо менять настоящим образом. Как нет ничего нового, удивительного, честного? Вот же Уляна на велосипеде и с рюкзаком.  Но именно в качестве штучного экземпляра, потому что так, чтобы все былое новое, удивительное и честное, это политически недальновидно, наивно и не в условиях же войны. Поэтому американка не дотягивает до звания полноценного украинского министра, слишком она для него несерьезна.

В-третьих, обращает на себя внимание правовая сторона кейса. В Кабмине запросто больше двух лет можно работать исполняющим обязанности, хотя закон разрешает это делать не дольше месяца. Какой закон, если так нужно? С другой стороны, всегда есть нужный суд, который вынесет нужное решение, если туда обратятся нужные люди в нужное время. Нужное время оказалось сейчас, потому что есть в-четвертых.

В-четвертых, фракция Радикальной партии в украинской политике выполняет заказы, за которые не берется никто другой, даже при известной небрезгливости депутатского корпуса. Эта особая позиция позволяет легко решать вопросы партийного финансирования, неразрешимые для более переборчивых. В самой фракции есть, в свою очередь, специальные люди, которых, условно, никому не жаль, потому что их репутации уже в принципе ничего угрожать не может, их-то и запускают под свет софитов. Часто этим партийным фронтменом оказывается Игорь Мосийчук. В этот раз совпали несколько определяющих моментов: традиционное неравнодушие группы Рината Ахметова к вопросам отечественной медицины и фармакологии, глубокий духовный контакт Рината Леонидовича и Олега Валерьевича, а также особые отношения олигарха с Банковой, а той, в свою очередь, с Ляшко.

В результате скандала кандидат в президенты Олег Ляшко получает возможность набрать очки на теме антинародной медицинской реформы, ахметовские – больно пнуть Супрун, президентские – показать свою неизменную преданность делу реформ. Все в шоколаде, Мосийчук – в чем обычно, Украина опять выглядит дико, потому что, как уже было сказано, это история не столько об Уляне Супрун, сколько о том, как у нас тут все устроено. А устроено вот так.

Про автора

Колумніст, політичний оглядач